Год не для людей.

В нашем городе видели розового пеликана. В города Ленобласти начали возвращаться аисты. Прямо в города. В городских парках стали встречать лис и енотов. В середине течения реки Мойки (центр города, напоминаю) живет – и вполне хорошо живет – бобер. На карьере, видимом из моего окна, гнездятся утки пяти видов. Все это влияние карантина: люди перестали топтаться по поверхности в таком количестве – и природа ожила. Читать далее «Год не для людей.»

О деталях и частностях в контексте закономерностей.

“Мятеж не может кончиться удачей –
в противном случае зовут его иначе.”

Тезис этот дан нам в переводе Маршака, и не вполне корректном. Автор текста, некто Джон Харрингтон, человек непростого происхождения, удивительной судьбы и многих талантов, в оригинальном тексте употребляет термин “treason“, который вообще про другое. Для смысла, вложенного (а может, и вкравшегося, кто знает) при переводе, были бы более верными аналогами rebellion, или insurgency. И эти два слова требуют при употреблении сугубой осторожности, поскольку кроме прямого значения есть еще коннотация. И слова эти, оказавшись в Новом свете, ухитрились оную коннотацию поменять. Впрочем, Самуил Яковлевич, в отличие от меня знавший и любивший британский английский, наверняка понимал, что для англичан между treason, rebellion, и insurgency коннотационная разница пренебрежимо невелика. В отличие от американцев, которые четко разделяют rebellion и insurgency, считая первое если не одобряемым, то по крайней мере понятным и уважаемым, в отличие от второго. И от французов, которые готовы понять и почти принять insurrection, но совершенно не согласны понимать и принимать rebellion. Ситуация становится понятнее, если учесть что insurgency, или insurrection, кому как удобнее – это дело обычно групповое, а rebellion – одиночное. Читать далее «О деталях и частностях в контексте закономерностей.»

Про ****ский пароход.

Начну со старого и наверняка многим известного анекдота, анонсированного в названии.
Жена с любовником, муж звонит в дверь. Жена в панике.
— Господи! Как бы я хотела, чтобы всего этого не было!
— Я слышу тебя дочь моя! В этот раз я сделаю так, как ты желаешь, но изменишь еще раз – умрёшь.
— Конечно, это последний раз!
Яркая вспышка. Любовник исчезает и, благополучно перенесясь домой, забывает о женщине. Семья живет в любви и счастье. Через пять лет жена едет в отпуск одна, на курорте знакомится, завязывает роман. Отпуск кончается, трогательное прощание, он летит домой самолетом, у нее обратный билет на пароход, она благополучно отплывает – и вдали от земли корабль начинает тонуть. Женщина, конечно, вспоминает события пятилетней давности и обращается к Богу:
— Господи! И ради меня одной ты губишь столько невинных людей?
— Невинных? Да я вас, ****ей, на этот пароход пять лет собирал! Читать далее «Про ****ский пароход.»

Про кошмар и жуть самоизоляции.

Если долго ехать на привычных автоматизмах то любой сбой оных даже на уровне вероятности будет вызывать всплеск тревожности. Но интереснее бывает, когда угроза осуществляется. Реализованная и осуществленная угроза автоматизмам рассматривается как Очень Высоко Вероятная – вот так, раздельно и со всех больших букв. Но ни в коем случае не как свершившийся факт. Дальше ужаса без конца мысль не идет, поэтому сознание замирает (вместо того, чтобы анализировать обстановку). Когда в подобном состоянии находится один человек, его очень жалко и хочется помочь. Когда в такой транс впадает одновременно миллионов десять, помогать бессмысленно. Жалеть, в общем, тоже. Читать далее «Про кошмар и жуть самоизоляции.»

Экстренное. Злободневное.

Ну что, дорогие друзья и читатели. Мы влипли на месяц, и за этот месяц надо суметь сохранить ясную голову и стабильное настроение. Ведь прошла только неделя этого феерического режима жизни, а некоторым уже тяжело. Отдельным некоторым тяжело настолько, что они видят в скандале с ближними – именно теми, с кем приходится делить замкнутое пространство – хороший способ улучшить себе настроение. Ну по крайней мере до реализации идеи видят, наверное. Иначе, наверное, постарались бы удержаться.

Я этот тезис уже высказала в частных беседах не раз, и в большей половине случаев услышала ответный понимающий хмык, не лишенный доли ехидства. Ну вы же понимаете, что круг общения и поле наблюдения не полностью совпадают, да? Но в нескольких случаях получила в ответ страдальческие стоны и вопли возмущения А как удержаться, когда <нужное вписать>, если <перечислить требуемое>?
Читать далее «Экстренное. Злободневное.»

О трудных временах и трудных людях.

Наш специфический регион, который с одной стороны провинция, а с другой в четырех часах езды от столицы, славен многими особенностями и нюансами, часть которых становится видна не сразу, а уж поверить в увиденное и осознать его тем более дано не всем. Детали, однако, есть прелюбопытные, и они даны нам, здесь живущим, в непосредственных ощущениях. Причем не только от коммуникации, иногда и от меньшего.

Общеизвестно, что южная часть Ленинградской области была оккупированной территорией с августа 1941 года по февраль 1944. Не менее общеизвестен факт существования партизанского штаба области и двух бригад, существовавших с сентября 1941 по весну 1944. Что это значит на практике, например, для моих сверстников? То, что в дошкольном детстве, например, можно было лопаткой в песочнице выкопать вполне живой трассер, не говоря уже о гильзах и осколках. А в школьном – пойти в лес по грибы и споткнуться об остов немецкого мотоцикла, брошенный в кустах… Читать далее «О трудных временах и трудных людях.»

Экстренное: события, новости и нервы.

Я о вирусе. Пока Италия тотально закрывалась на карантин, Ирландия, по слухам, переходит на работу из дома, в США, опять же по слухам, паника и сметание с полок всего, включая спички и мыло, Россия отчасти демонстрировала пофигизм, выдавая его за здравомыслие, а отчасти пыталась, хм, допустим, справиться со сложившимися обстоятельствами – например, так  – ситуация развивалась.
Начался всем известный цирк: перекидывания ссылок с мнениями друг другу ради перекидывания ссылок, растущий вал информационного мусора, дополнительно накручивающий и так порядком подросшую тревожность, обсуждения, громкие заявления “за всех” и прочие нервные жесты, не меняющие ситуацию, но ухудшающие обстановку прежде всего среди самих участников этого цирка. Сейчас, за два дня до закрытия шенгена и на фоне стремительного перехода на онлайн даже самых тормознутых, проявляются другие автоматизмы: народ пошел сносить с полок магазинов все подряд. Так и не включив голову, что характерно. Читать далее «Экстренное: события, новости и нервы.»

О прощении: краткий мануал в вопросах и ответах.

А о чем тут говорить вообще? Простить – это значит “проехали, забыли и больше не вспоминаем, живем как до того”.
Есть такой вид прощения, правда. Он лучше всего работает с детьми до трех лет. Его можно применять и в общении с глубокими стариками, у которых сенильные процессы подъели память и логику, и у которых совершенно очевидны и детская беспомощность и детское мышление, безжалостно указывающие на скорый финал. Но почему-то этот вид прощения встречается в основном в ожиданиях людей за тридцать и старше – вполне дееспособного возраста, полных сил и имеющих в доступе достаточно различных возможностей. Именно с ними такой способ простить приводит к гарантированному повторению ситуации, которую уже однажды пришлось прощать. Что характерно, они и сами хотят продолжать так прощать, несмотря на весь уже полученный опыт, и уверены, что их будут прощать именно так, несмотря на все уже встреченные последствия. Особенно интересно встречать такую версию прощения у коллег и смежников. Она обычно оказывается признаком и других интересных подходов к клиентским запросам, результаты которых для живых людей мне даже вчуже печально видеть, но это мое личное мнение, и его тут больше не будет. Читать далее «О прощении: краткий мануал в вопросах и ответах.»

Очевидное. О тайной ложе и явной лаже.

Иногда случаются разговоры, которые не просто шокируют, а повергают в шок коварно и внезапно. Собеседник вроде бы кажется вполне здравым и адекватным, а потом открывает вдруг рот – и вместо очередной необременительной реплики из него вываливается, допустим, теория телегонии. Или расовая теория. Или теория заговора. Она вообще вечнозеленая, и в отличие от двух предыдущих, уже успевших порядком протухнуть и заплесневеть, реально является сильномогучим колдунством.
Смотрите сами, как удобно: есть где-то далеко, отсюда не видно, некие могущественные и мудрые силы, против которых простому человеку слабо, и простые люди для этих могущественных тайных сил не более чем сырье в их планах. Планы конечно же тайные, поэтому простым людям нет смысла даже пытаться как-то планировать свою жизнь, и знаете, почему?
Читать далее «Очевидное. О тайной ложе и явной лаже.»

О журавлях, мельницах, умолчаниях и лжи.

Начну с пересказа беседы о некоем фильме, который я, копаясь в сравнении Европы и России двадцатых годов двадцатого века, пропустила, и вряд ли соберусь посмотреть.
Фильм называется “Форд vs Феррари”. Всплыл он в беседе с моим визави на тему объектного подхода, практик насилия и стиля общения, нормального для корпораций, в коем как первое, так и второе почему-то оказываются неотъемлемыми частями, если не опорой конструкции.

Сигнатурной фразой фильма мой собеседник назвал вот эту цитату: “Наступает момент на 7000 оборотах, когда реальность отступает, и остается лишь тело, которое пронзает пространство на скорости 300 км/ч”.
Я, прочтя, приготовилась к интересному – и не ошиблась. Читать далее «О журавлях, мельницах, умолчаниях и лжи.»

Наши традиционные новогодние забавы. Гадание на календаре

И поскольку к текущему моменту реальность людей рефлексирующих свои обстоятельства и свое состояние и реальность людей, реагирующих на свое состояние и обстоятельства, их не осознавая, разошлись полностью, прогноз в этот раз будет двухслойный. Чтобы никто не удивлялся. Назовем, для большей ясности “нормальными” (имея в виду статистическую норму) вторых и “вменяемыми” первых. И с этими оговорками – переходим к теме. Читать далее «Наши традиционные новогодние забавы. Гадание на календаре»

НЕ помоги мне.

В заголовок вынесено название особо злых и вредоносных чар, о которых надо знать обязательно. И не только знать, но и помнить, поскольку в отношении них “предупрежден – значит вооружен” вдвойне актуально. Потому что если защититься не удастся, судьба жертвы будет очень незавидной.

Жертвой, кстати, чаще всего становится или публичный (ну хотя бы относительно) человек, или человек помогающей профессии, который имел несчастье так себя позиционировать в доступе тихого хищника, который хищником вовсе не выглядит, и имел неосторожность согласиться, для начала, с тем, что с этим тихим хищником его связывают некие личные отношения. Читать далее «НЕ помоги мне.»

Карго-жизнь.

Эту цитату мне прислали в Телеграмме.
Наконец нашёл удобный термин.

“Карго-деятельность”. Это как бы деятельность, потерявшая смысл, обычно из-за того, что повторяется в какой-то итерации. Типа, один раз провели молодёжный форум (или игру!) потому что был важный вопрос, или душа болела. Получилось хорошо. Решили: о, польза очевидна, в следующем году повторим. А в следующем году – без души. Типа, внешние ритуалы соблюдаем, но формально, иногда не понимая, зачем. Ну карго-культ же чистой воды.

Но у слова “культ” не то значение. Оттенки коннотаций. А тут такой удобный гибрид выдумался. Мы же постоянно какой-то деятельностью занимаемся. И непонятно кому нужной – тоже. Воспроизводим что-то без ясного видения результата или “технологической цепочки”. Читать далее «Карго-жизнь.»

О надоевшем. Пардон, о наболевшем.

Как некоторым известно, четыре года назад я влипла в проект, отъевший мне половину головы, совершенно бесконечный и мне лично не слишком приятный. В связи с этим нашла для себя развлечение в виде сайта Литнет, где иногда попадаются хорошие авторы – кроме шуток, хорошие, я вот знаю уже пять имен – а часто бывает масса ценного материала для наблюдений. В том числе и крупные тренды, слагающие дискурс, хорошо видны. Особенно если внимательно читать комментарии читателей к авторским текстам.

Авторицы с лета как-то дружно взялись осмыслять тему насилия в отношениях, прикручивая к ней – когда удачно, а когда и не очень – хэппи-энд. Смотреть на это временами интересно, иногда занятно, порой поучительно, но основную часть материала для размышлений и оснований для выводов поставляют все-таки читательские комментарии. Ну как водится. И вот глядя на эти самые комментарии, я с уже третий месяц удивляюсь и удивляюсь. И удивляюсь. И, к вечеру переварив удивление, с утра, зайдя на Литнет, удивляюсь опять. Читать далее «О надоевшем. Пардон, о наболевшем.»

Страна советов.

Нет, речь пойдет не про СССР, хотя отчасти то, о чем я сегодня хочу… буду честна: то, во что я намерена ткнуть пальцем – так вот, оно имеет прямое отношение к советской ментальности. И может считаться ее пережитком. Так вот: непрошеные советы, и особенно – отдельной строкой прямо особенно – назначение смыслов и ценности событиям жизни другого человека.

Да-да, я про “на самом деле это имело смысл, что бы ты лично об этом ни думал”. Это, друзья мои, настолько прекрасная песня, что ей стоит уделить несколько абзацев текста, поскольку она сама по себе – полный абзац, простите за невольный каламбур. Читать далее «Страна советов.»