История игры. Часть 30.

Типы игры, их назначение и смысл.

Временно отставив в сторону типы организации игрового пространства (территория реальная или воображаемая, общение реальное или виртуальное, игрушки и декорации осязаемые или существующие в виде пикселей на экране), давайте поговорим о более глубоких вещах.
Нет, и не о сюжетах игры. Весь их перечень – ну ладно, почти весь, буду честна – вы можете найти в цикле “Архетипы”, и дело, собственно, не в них.
Характер игры – фактор, определяющий и сюжет, и отношения между ролями, и тип развязки, и особенности игрового опыта, и качество и содержание формирующихся в игре смыслов. Читать далее «История игры. Часть 30.»

История игры. Вебинар.

Подошел к завершению цикл История игры. Остался всего один результирующий пост.

Напоминаем, что вебинар по циклу состоится 17-го января, в ближайший четверг, в 20-00 по Москве. Стоимость участия – 1500р.
Заявиться на него все еще можно здесь.

История игры. Часть 29.

Десятые годы нашего века. Как все выглядит сейчас.

Пик проблем, обозначенных в двух предыдущих выкладках по теме, пришелся на 2008-2011 годы. После чего, как обычно и бывает, внезапно обнаружились новые и вполне жизнеспособные направления, которые, ну разумеется, совершенно не дотягивали до ушедшего золотого века полигонных ролевых игр живого действия и реконструкторских фестивалей. Читать далее «История игры. Часть 29.»

История игры. Часть 28.

Архаичная игра нулевых: подростки и уличная политика.

Если вы читали предыдущие выкладки внимательно, то должны были заметить, среди прочего, и закономерность, согласно которой при ослаблении интереса к окультуренным формам игры или неудовлетворенности ими архаичная игра с неизбежностью возникает в социальном поле. В нулевые годы доступной формой архаичной игры стала уличная политика. Читать далее «История игры. Часть 28.»

История игры. Часть 27.

Нулевые. Ролевые игры живого действия – не в привычной терминологии участников и потребителей игр, а в том смысле, что игровые действия, будь они в костюме на полигоне или над книгой и картой за столом, совершаются живыми людьми и реагируют на них другие живые люди, пусть и в рамках заданных правил – эти самые типы игры продолжают развиваться.
Читать далее «История игры. Часть 27.»

История игры. Часть 26.

В девяностые годы развитие игры сделало еще один поворот как раз вокруг вопроса применимости игровых результатов в реальной жизни. Не то чтобы сама игра, в лице ее участников, выбирала этот путь, но условия так сложились, что самым актуальным направлением развития оказалось именно это. Отчасти вектор был сформирован именно теми, у кого пригорело.
Читать далее «История игры. Часть 26.»

История игры. Часть 25.

80-е годы и расцвет субкультур: новые формы архаичной игры

Восьмидесятые годы изменили формат еще раз, причем не только для окультуренной игры. Она, разумеется, не остановилась на идее эмансипации от ситуационной обусловленности и пошла развиваться дальше, причем сразу в двух направлениях. Первым из них уверенно можно назвать начальные версии AD&D. Первое известное коммерческое издание увидело свет в 1977 году. До него было D&D, вышедшее в 1974, но в 1977 системы разделились по уровню зарегулированности правилами, и AD&D в этом смысле была в разы более тяжеловесной версией. Она и стала ведущей.

Читать далее «История игры. Часть 25.»

История игры. Часть 24.

По результатам, полученным в ходе эксперимента, Д.Б. Эльконин выделил 4 уровня развития игры: Читать далее «История игры. Часть 24.»

История игры. Часть 23.

Продолжать разговор об истории игры и общем положении дел в семидесятые годы невозможно, не упомянув еще одну книгу о детской игре. Она так и называется, «Психология игры», написал ее Даниил Борисович Эльконин. Родился он в 1904 году, а прожил до 1984, был доктором психологических наук, профессором. Он автор теории периодизации психического развития. В смысле, в российской школе. Как любой русский психолог, он занимался всем вообще, чем приходилось. Если посмотреть на список его основных публикаций, выделить какое-то определенное направление, приоритетное для него самого, окажется очень просто: это детство. Читать далее «История игры. Часть 23.»

История игры. Часть 22.

Необходимые пояснения в ответ на некий ряд вопросов, который здесь, мне кажется, задан не будет.

Подход «с моими детьми этого не будет, потому что они не играют», в том числе в версиях «у меня нормальные дети, они заняты учебой, работой по дому и мной лично, а не этой вашей ерундой» и «все эти игры и сказки – для тех, кому нечего делать, взрослая жизнь не из этого состоит» никто не отменял, он есть. И дает потрясающие результаты. Я понимаю, что вы, вероятно, после письма мамы зацепера еще не полностью в себя пришли, но извините, будет все-таки в примерах, хотя и без имен. Читать далее «История игры. Часть 22.»

История игры. Часть 21.

Архаичная игра: все-таки, что это?

Дорогие читатели, теперь, когда вы познакомились с приведенным текстом письма мамы зацепера друзьям ее погибшего сына, давайте попробуем временно отложить эмоции в сторону и понять, что собственно эта иллюстрация значит в контексте темы.
Теперь, когда вы поняли, насколько убийственно серьезным делом может быть архаичная игра, и насколько нефигурально это определение, давайте поговорим о выигрыше. Что-то ведь заставляет подростков выбирать такой тип игры. Читать далее «История игры. Часть 21.»

История игры. Часть 20. Письмо матери зацепера – продолжение.

…продолжение письма из поста

История номер три – в трех частях.

История одного отдела полиции.
У полицейских тоже есть свои планы, которые надо выполнять хотя бы для отчетности. Например, план постановки на учет в детскую комнату полиции. Или план задержания нарушителей порядка. И они выполняют свои планы. Только порой за чей счет?

Читать далее «История игры. Часть 20. Письмо матери зацепера – продолжение.»

История игры. Часть 19. Письмо матери зацепера.

Текст, который вы сейчас начнете читать, может показаться вам чрезмерно объемным и слишком пафосным. Само по себе это будет признаком того, что позиция ваша, выражусь обтекаемо, далека от нейтральной.

Нет, текст нельзя назвать хорошо или профессионально написанным, это было бы неправдой. Его ценность в другом. Во-первых, он содержит образцово-показательный пример отношения к архаичной игры подростка (с закономерными и страшными для наблюдателя последствиями) взрослого, который впервые отдал себе отчет в увиденном и осознал реальное соотношение своих представлений о мире с актуальными обстоятельствами, в которых живет. Читать далее «История игры. Часть 19. Письмо матери зацепера.»

История игры. Часть 18.

А теперь еще раз остановимся и посмотрим на форматы архаичной игры внимательно.
К шестидесятым годам двадцатого века успевает появиться и вновь исчезнуть целый ряд новых игр.

Механизмы, в том числе общественный транспорт, начинают участвовать в играх детей, как аттракционы, с конца девятнадцатого века, уверенно заменяя собой качели и гигантские шаги. Читать далее «История игры. Часть 18.»

История игры. Часть 17.

Для того, чтобы представить себе всю значимость происходящего, давайте сперва еще раз посмотрим на “естественную”, не побуждаемую взрослыми и проходящую без их участия, детскую игру первой половины двадцатого века. Скажу сразу, что пишу по детской и мемуарной литературе, так что список может быть неполным.

Читать далее «История игры. Часть 17.»