История флирта – 14. Важное вспомогательное: словарь.

О форматах поведения.

Куртуазия или куртуазность – вы уже знаете, что это слово значит, но я все равно дам определение.
Куртуазность была создана и предназначена для того, чтобы предотвратить неизбежные конфликты со смертельным исходом между людьми, находящимся вместе по долгу, вообще-то, службы (сюзерену вассалы именно что служат) и не имеющими возможности покинуть неприятное общество, не понеся при этом существенных социальных потерь.

Существовавший одновременно с куртуазией ее аналог “придворное вежество”, формально также означал не только соблюдение обычаев и приличий высшего общества, но еще и постоянное совершенствование своей личности. С этим связано и соблюдение во всем должной меры (maze), понимаемое как воспитанность и сдержанность. От рыцаря требовалось обуздание своих страстей, подчинение слепых порывов дисциплине долга.
На деле, однако, “вежество” отличается от “куртуазности” примерно так же, как привычка к чистому белью отличается от привычки к дорогому и роскошному платью. Основа для светского общения такого типа оказывается более поверхностной, менее сдерживающей аффекты и менее способствующей достижению тех самых идеалов “совершенствования личности”, требование которых выдвигается всей феодальной культурой для аристократа.
Если для куртуазности этикет, общественная мораль и личная нравственность оказываются довольно близки друг к другу, то от “вежества” разит лицемерием, которое, будучи вскрыто, провоцирует злость и агрессию со стороны изобличенного. В “вежестве” нет места ни морали (потому что в своей вотчине каждый сам устанавливает свои правила), ни нравственности (которая оказывается личным выбором, выгодным только на длинном, иногда слишком длинном, отрезке времени), а этикет без них оказывается только еще одним способом диктата.

Назначение куртуазности – сохранение человеческого лица в сложных обстоятельствах с высоким эмоциональным накалом. Назначение вежества – соблюдение формальных правил, облекающее в какой-то вид приличий поведение аристократа, даже и неэтичное.

Жеманство – неестественное, принужденное поведение, предназначенное для непрямого привлечения внимания противоположного пола. Считается присущим женщинам, но на самом деле все не так просто. В веке девятнадцатом женским жеманством считалось произношение нараспев, с прикрытым ртом. Мужчины, жеманясь, говорили слегка в нос и сквозь зубы (ничего не напоминает, нет? Если нет, то и бог с ним, потом расскажу, если да – пишите ваши ассоциации мне в личку или на почту сайта, для угадавших будет бонус)

Либертинаж. Впервые этот термин был применён Жаном Кальвином к деятельности голландской секты анабаптистов, которая отвергала многие общественные нормы того времени. Со временем слово “либертин” стало означать свободу от ограничений, в частности социальных, моральных и религиозных норм. Эта философия приобрела сторонников в XVIII и XIX веках во Франции и Англии. Словарь XVII века определяет человека, приверженного к либертинизму, как нечестивого по отношению к религии, сексуально развращенного. Однако так же, как и того, “кто ненавидит ограничения, кто следует за своим естеством, не отступая от честности”.
Для любознательных вот статья.
Для остальных объясню тут чуть подробнее.

Словом “либертинаж” назывались два социальных явления, отличающихся друг от друга довольно сильно. Первое – мода на демонстративное неуважение к религии и цинизм. Еще его путали с нигилизмом, но нигилизм считался в основном мужским словом, а либертинаж – женским. Второе – гуманистическая направленность на свободные религиозные взгляды, в которых укладывалось все то, что позже (гораздо позже) стало и неоязычеством, и гуманистическим взглядом на мир, и БДСМ-культурой, и экологической этикой и всем, во что сейчас принято публично плевать и за приверженность к чему предлагают едва ли не освидетельствование у психиатра. Тогда, в девятнадцатом веке, этого боялись. Не в последнюю очередь потому, что мораль либертинов была свободной и гедонистичной, и в атмосфере века девятнадцатого, разумеется, распространялась посредством связей, который мы с вами теперь называли бы “горизонтальными социальными связями” – через дружеские круги и закрытые клубы.
Разница, сами видите, примерно как между олдовым прошаренным панком и мамкиным циником школьного возраста.

Романтическая любовь. Современными исследователям определяется иногда как вырожденный, иногда как незрелый вариант влечения, в котором физиологическая компонента не сформирована и присутствует только эмоциональная. Некоторые авторы при этом признают в этом явлении и сложность, и уникальность, и отсутствие примитивных схем, общих для многих пар, какие бывают в любви эротической, и развитость коммуникации между партнерами, и положительное влияние романтической любви на личное развитие и творческую активность любящих. Отмечается также недостаточное внимание к бытовой части жизни, своей и любимого человека, излишняя мечтательность и экзальтированность, и… необязательность в том смысле, в котором обязательство предполагает верность обещаниям. Романтическая любовь легко возникает и легко исчезает – иногда от столкновения с прозой жизни, иногда из-за встречи любящего с более ярким объектом интереса, а иногда и сама по себе. Интимная близость – безусловно желательный, но необязательный элемент романтической любви, и работает больше на ее завершение, нежели на продолжение чувства. Понятие романтической, возвышенной, идеализированной любви связано с такими литературными жанрами как роман и поэма и развивалось параллельно им.

Романтическая любовь может быть определена как сопереживание приязни, интереса и увлеченности к другому человеку и, одновременно, к своему чувству в отношении другого.

Флирт. Термин впервые замечен в 1833 году во Франции, но до 1880-х фигурирует как малоупотребительный англицизм. В 19 веке употребляется как антоним романтической любви и обозначает поведение, в корне от нее отличающееся, зато имеющее общее с либертинажем – отчасти жестокое, но крайне честное по отношению к себе и партнеру исследование границ допустимого, как с точки зрения общественных норм, так и с точки зрения собственных представлений о желательном и приемлемом. Сейчас флирт – система сигналов, предназначенная для выражения личного расположения, за которым ничего не стоит. В случае “грязного” флирта инициатор игры предполагает, что обе стороны знают цель такой игры и понимают ее одинаково. Целью игры в “грязном” флирте по умолчанию назначается секс.
Флирт становится грязным, как только появляется угроза для репутации хотя бы одного из участников.

О способах их описания.

Поэма. Довольно ранний жанр, известный с античности. Крупное или средних размеров, обязательно стихотворное, произведение лирико-эпического характера, основными признаками которого являются наличие сюжета (как в эпосе) и главного героя (как в лирическом жанре). В девятнадцатом веке и позже поэмой также стали называть не только стихотворный текст героического, исторического, лирического или сатирического характера, но и прозаическое произведение, автор которого стремился подчеркнуть масштабность художественного замысла. Например, “Мёртвые души” у Гоголя – поэма, “Педагогическая поэма” у Макаренко – ну, тоже она. В поэме и сюжет, и герой характеризуют нечто большее, являются неким символом явления, составляющего особенность времени или общественного характера.

Роман. Стандарт ответа на школьный тест говорит нам, что это жанр эпоса, в котором основной проблемой является проблема личности и который стремится с наибольшей полнотой изобразить все многообразные связи человека с окружающей его действительностью, всю сложность мира и человека.

До 18 века существование этого литературного жанра в основном игнорируется, а роман и поэма существуют в рамках одной категории произведений, несмотря на изданные в 16 веке рассуждения (сейчас бы сказали – исследования), посвященные природе жанра. Они ценны тем, что – в отличие от школьного определения – все же противопоставляют эпос и роман и таким образом их отделяют друг от друга. С этого момента эпосом называют все повествования, в событиях и сюжете которых отмечается больше единства, чем разнообразия, а романом – соответственно, те, в которых разнообразия больше, чем единства – то есть, предполагающие развитие героя и изменение его на протяжении повествования. Удивительным образом примерно с этого же времени роман начинает отделяться и от поэмы, оставляя последней стихотворную форму и полностью переходя в прозаическую речь. Историей жанра впервые начинают интересоваться в 17 веке, первый трактат об этом выходит в середине столетия – и автор, разумеется, священник.
Еще столетием позже другой священник (тоже француз, как и первый), предпринимает еще одну успешную попытку определения романа, называя его сочетанием басни и истории. Он же делит романы на героические, комические, исторические и пасторальные.

Лет через десять после него другой француз, вполне светский – историк, географ и сочинитель – пишет о романе так.“Мы называем романами произведения, где автор, мало заботясь об исторической истине, берет сюжет, вымышленный полностью или частично, и украшает его эпизодами, которые, как ему кажется, могут вызвать любопытство и держать внимание читателя в напряжении вплоть до развязки <…> Он хочет заинтересовать читателя неожиданными событиями, оттягивающими счастье двух влюбленных, вызывающими тем больший интерес, чем удивительнее их приключения”. Что касается “дурных романов”, то они “портят вкус, учат ложным представлениям о добродетели. В них можно встретить непристойные образы и незаметно привязаться к ним, поддаться соблазнительному языку страстей, особенно, если автор умеет придать им привлекательные черты”. Еще один француз, и тоже священник, в своем трактате «О пользе романов», вышедшим почти одновременно с исследованием историка и географа, утверждает, что роман, история вымышленная, отличается от истории правдивой тем, что главный предмет романа – любовь. Цель романа – поучение читателя. Романы должны рисовать увенчанную добродетель и наказанный порок. Но так как разум и себялюбие человека всегда противятся прямым поучениям, их надо сделать приятными и смягчить суровость моральных предписаний увлекательными примерами. Роман способен поучать и исправлять нравы именно в силу своего правдоподобия. Правдивый в частностях и вымышленный в целом, он повествует о вещах, которых не было, но которые могли бы быть. Буржуазную теорию романа я приведу здесь с особо ехидными целями, о которых пока не скажу. Но она видит роман как сборник историй, объединенных одной сюжетной канвой. На самом деле этому определению соответствует только один вид романов – плутовской. Остальные подчинены иным закономерностям. Все остальное в этой теории определяется словами “внутренний конфликт исследователя”, и мы не будем смотреть в эту сторону пока.

Водевиль. Восходит к французскому voix de ville – деревенский голос, представлявшему собой исходно voix de vire – голос (то есть песни) реки Вир. Создателем водевиля, характеризующим эти произведения со стороны его содержания, был французский поэт XV века Ле-Гу, издавший сборник стихов Vaux de vire nouveaux. Впоследствии его смешали с другим поэтом, Оливье Басселеном. Легкие шуточные песни в духе Ле-Гу и Басселена стали в Париже достоянием широких городских масс из-за того, что они на мосту Пон-Неф распевались бродячими певцами. В XVIII веке в подражание этим водевильным песням стали появляться пьесы подобного содержания. Сложившийся в конце 17- начала 18 века французский театральный жанр строился на произведениях, в которых явления жизни определялись с точки зрения наивных деревенских взглядов. Легкий характер содержания является отличительной чертой водевиля. Текст водевилей сопровождался музыкой с начала второй половины 18 века. Это было тем более удобно, что изначально, как и в испанском народном театре 17 века, или в английском театре времен Шекспира, весь текст писался в стихах (по традиции, оставшейся с античности). Но скоро при самом исполнении водевилей артистами стали вноситься в текст в прозаической форме изменения — импровизации на текущие злобы дня. Это дало возможность самим авторам чередовать стих с прозой. С этого времени начинается разветвление водевиля на два вида: на собственно водевиль и оперетту (маленькую оперу). В водевиле преобладает разговорная речь, а в оперетте – пение. Но в отличие от испанского театра, который, хоть и отличался представлениями в “низком” жанре, все же был достаточно серьезным (одним из основных авторов, например, был Лопе де Вега), во французском уличном театре разыгрывались сатирические сценки на злобу дня, разбавленные веселыми песенками, как правило похабного содержания. Затем, уже ближе к 19 веку, водевиль становится серьезным театральным жанром со своими драматургами, своими труппами и звездами-актёрами. Водевили играют по всей Европе, а в Америке он вообще становится самым главным театральным жанром и вовсю конкурирует с цирком. В России водевиль стал сверхпопулярным именно в 19 веке. Русский водевиль 20-х годов 19 века – это «маленькая комедия с музыкой», как определяет Булгарин. Типичными образчиками Булгарин называет “Казака-стихотворца” и “Ломоносова” Шаховского. “Казак-стихотворец, – пишет в своих “Записках” Вигель, – особенно примечателен тем, что первый выступил на сцену под настоящим именем водевиля. От него потянулась эта нескончаемая цепь сих легких произведений“. Действительно, тогда кто только не писал в этом жанре: профессиональные авторы, отставные военные, дворяне и даже сами актёры. Среди дворянско-гвардейской молодежи начала 19 века считалось признаком хорошего тона сочинить водевиль для бенефиса того или иного актера или актрисы. И для бенефицианта это было выгодно, ибо подразумевало и некоторую “пропаганду” со стороны автора за предстоящий бенефисный сборник. Позже даже Некрасов “согрешил” несколькими водевилями под псевдонимом Н. Перепельский. В 19 веке водевиль – это комедия положений с песнями и танцами. Водевиль мог быть одноактным, а мог быть развернут в полноценный спектакль актов на пять. Приблизительно с 40-х годов 19 века водевиль начинает заметно прослаиваться, то в тексте, то в виде актерской отсебятины и куплетов, элементами злободневности и полемики, и это имеет у публики большой успех. Конечно, злободневность в николаевские времена не могла выходить за пределы чисто литературных или театральных новостных поводов (и то осторожно), все остальное “строжайше запрещалось”. Например, самый популярный водевиль 50-60-х годов 19 века в России “Лев Гурыч Синичкин или дочь русского актёра” Ленского был в пяти актах и шел почти три часа. Фильм, снятый в 70-е, оказался не сильно короче: 2 часа 40 минут, если моя память мне не врет. Таким же длинным и успешным был французский водевиль “Соломенная шляпка” Эжена Лабиша и Жан-Мишеля. Возможно, кто-нибудь его помнит по двухсерийному фильму с Андреем Мироновым. Но наибольшим спросом пользовались небольшие представления в двух актах, шедшие чуть больше часа. Самый популярный из подобных, водевиль Сологуба “Беда от нежного сердца” играли в каждом театре Российской Империи около двадцати лет без перерывов. Половина советских фильмов-капустников конца 70-х – начала 80-х годов 20 века – водевили.
Водевиль как жанр прямо предшествует оперетте. Проникновение к нам в конце 60-х годов из Франции оперетты ослабило увлечение им, тем более, что в оперетте широко практиковались и всякие политические экспромты (разумеется, в пределах весьма бдительной цензуры), отсебятины и особенно злободневные (в том же водевильном типе) куплеты. Без таких куплетов оперетта тогда не мыслилась. Но тем не менее водевиль еще достаточно долго сохраняется в репертуаре русского театра. Его заметное увядание начинается лишь с 80 годов 19 века. В эпоху реформ русский водевиль потерял свое значение, уступив место оперетте.

Оперетта. Жанр, вытеснивший водевиль с театральных подмостков в 19 веке. Более маштабное, красочное и многолюдное представление по сравнению с водевилем. Если говорить о зрелищности, главной приманкой оперетты и главным ее отличием от водевиля оказался кордебалет – как только он был применен. 20-30 танцовщиц в неглиже, отплясывающих канкан очень быстро отодвинули водевиль на задворки театральной индустрии. И вспомнили про водевиль только к концу 20 века. Вместе с опереттой, к тому времени тоже уже порядком подзабытой… Но к сути. Оперетта – самостоятельное театральное представление, “маленькая опера”. Отдельные элементы оперетты можно увидеть в античных мистериях – сочетание танца, музыки, карнавала, буффонада – комическая, шутливая, веселящая форма игры, основанная на гротеске, неожиданном сопоставлении. Особенностью оперетты является то что, что музыкальные сценки чередуются с диалогами без музыкального сопровождения. Оперетта родилась во Франции в 1855 году, в тот самый день, когда был открыт небольшой театр “Буфф-Паризьен” в Париже, заслуга Жака Оффенбаха – театрального композитора, автора остроумных диалогов. Этот вид театрального искусства зародился как раз в тот период, когда Франция переживала не лучшие времена, когда правительство было окружено глупыми, бездарными министрами. Именно эта особенность послужила созданию пародийных сюжетов с целью показать широкой публике и высмеять политику и действия генералитета.

Классическая оперетта получила развитие в Англии и связана с именами У. Гильберта, А. Салливене; особое развитие оперетта получила на австрийском грунте.

Венская оперетта благодарна своей популярностью Иоганну Штраусу, который проявил свой талант в этом жанре в возрасте 46 лет, получив мировую известность, популярность и признание благодаря своим мировым шедеврам “Летучая мышь” и “Цыганский барон”. Это было в конце 1870-х – начале 1880 х годов. Кальмана и Легара знают все, но кроме них, спасибо так же стоит сказать Карлу Миллёкеру – основному мелодисту венской оперетты, и Францу фон Зуппе – главному романтику из ее сценаристов. Советская оперетта зародилась намного позже европейской, в середине 1920-х гг. благодаря таким композиторам, как Стрельников, Листов и Дунаевский.

Детектив. Подвид приключенческого романа, с той разницей, что приключения происходят в городе, и в качестве опасностей предстают не заведомые чужие враги или природные явления, а обычные люди, живущие по соседству, и зачастую знакомые. История классического детектива просуществовала довольно большой период времени, уложившись в отрезок между биографиями двух столпов: Эдгара По, основателя жанра, и Агаты Кристи. То есть с 1830-х по 1970-е. Сто сорок лет – это серьезно. За это время можно успеть многое. Например, отпочковать от детектива триллер (кстати, ни временные, ни структурные границы жанра до сих пор точно не определены), сформировать четкие “правила игры” автора с читателем, создать набор персонажей, фиксированный не менее жестко, чем в комедии del arte, и раза три поменять “легитимный” образ главного героя и основное послание произведения. К последнему еще вернемся. Пока отметьте себе даты.

Мюзикл. Чисто американская тема по духу и структуре. С опереттой и тем более водевилем разница будет такая же, как у аргентинского танго с его голливудской версией. Только вместо розы в зубах будут перья на крупах танцовщиц. Вообще, если с чем мюзикл и корректно сравнивать, так это с варьете. Оперетта гораздо интеллигентнее, водевиль – не в пример интеллектуальнее (нет, я не опечаталась), но зато варьете зрелищнее. Настолько, что и водевиль, и оперетта заимствуют у варьете приемы, привлекающие внимание к сцене и создающие у зрителей интерес к зрелищу, интеллектуального содержания в котором, прямо скажем, не сады. И это в Европе конца 18 века. Теперь добавьте к картинке американскую масштабность – и получите результат: музыкальная комедия изменяется. Появляется новый тип многоактных зрелищных театральных развлечений, в которых сочетаются музыка, танцы и скетчи – ревю. Зародившись в 19 веке, развившись из популярных увеселительных и мелодраматических представлений, окончательно ревю сформировалось и достигло расцвета в период с 1916 по 1932 год.

А потом угасло вместе с культурой “ревущих двадцатых”.
И официальной датой рождения мюзикла принято считать март 1943 года, когда на Бродвее состоялась премьера спектакля “Оклахома” Роджерса и Хаммерстайна. Эту постановку уже нельзя было назвать “легкой комедией”, все было серьезно: любовь, патриотизм, пафос, драма (позже музыка из этого мюзикла стала официальным гимном штата Оклахома, и это уже ни фига не легкий жанр). Спектакль взял два Оскара и много лет не сходил с бродвейской сцены.

После него началась новая эпоха сначала американского, а потом и мирового музыкального театра. Началась эпоха новых звездных имен: Гершвин, Бернстайн, Эндрю Ллойд Уэббер, Роджерс… знающему достаточно, остальным нее буду засорять мозг. Бродвейские “тусовки” стали известны на весь мир. Классика мюзикла, известные всем нам (надеюсь) пьесы появились именно тогда: “Розмари”, “Я пою о тебе”, “Трехгрошевая опера”, “Моя прекрасная леди”, “Звуки музыки”, “Скрипач на крыше», “Хелло, Долли!”. В принципе, согласно всем закономерностям развития жанров и стилей, мюзикл должен был угаснуть и уйти в прошлое вместе с джазом, но как бы не так. Мюзикл успешно впитал и переварил рок. Началом был спектакль “Волосы”. А за ним появились “Чикаго, “Кордебалет”, и “Иисус Христос – суперзвезда”. Потом были “Эвита” и “Кошки“, “Призрак оперы“… и понеслось. И несется до сих пор, впитывая стили и смешивая их.

Все, со списком важных слов и отсылок к важным датам мы закончили. Теперь можно и к книге вернуться.

3
Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
PeterAlien_u2Russell D. Jones Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Russell D. Jones
Участник

Очепятка в начале второго абзаца: ожновременно.

Peter
Администратор
Peter

Спасибо, поправили.

Alien_u2
Участник
Alien_u2

Большое спасибо!