История флирта – 12. Неучтенный фактор.

В предыдущей серии мы с вами остановились на важном изменении в понимании флирта: из средства поддержки и установления более близких отношений он развивается в сложную социальную игру с нулевой суммой, и отношение к флирту и флиртующим меняется на резко негативное. Это происходит в Европе в семнадцатом веке. Россия получит это же счастье значительно позже, во времена Николаевской реакции, и выглядеть оно будет совершенно не по европейски, но об этом мы поговорим позже.
Пока что возвращаемся в век шестнадцатый, в самое его начало, и смотрим на некий неудобосказуемый фактор: эпидемию сифилиса.

“Что там белеет? Говори!
Корабль испанский трехмачтовый,
Пристать в Голландию готовый:
На нем мерзавцев сотни три,
Две обезьяны, бочки злата,
Да груз богатый шоколата,
Да модная болезнь: она
Недавно вам подарена.”
(А.С Пушкин, перевод отрывка из “Фауста”)

В 1493 Колумб вернулся из своего путешествия и привез в Испанию массу подарков, большинство из которых были запланированы или хотя бы ожидаемы. К ним относились: новый путь в Индию (на самом деле нет, но если вы посмотрите на очертания правой части Индийского полуострова и сравните его с Южной Америкой, вы поймете, что облажаться было не так сложно), земельные приобретения для короны, табак, кокосы, тропические плоды – и сифилис. Последнее запланировано не было, да и ожидаемо тоже.
Считается, что первым в мире пациентом с сифилисом стал Винсент Пинзон, который, так уж вышло, был капитаном «Ниньи» – одного из трех кораблей, на котором команда Колумба открыла Америку. Про “Пинту” и “Санта Марию” таких данных нет, но вряд ли с ними дело обстояло сильно лучше.

На испанских кораблях, если кто вдруг не в курсе, служили наемные матросы, они же солдаты, они же кто придется. Если вам хочется более подробных исторических реалий, я отсылаю вас к циклу Артуро Перес-Реверте о капитане Диего Алатристе, повествующем подробно и обстоятельно обо всех перипетиях жизненного пути среднестатистического испанского наемника шестнадцатого века. Так вот, эти кто придется, потратив (где? правильно, в трактирах и борделях!) деньги, полученные за участие в морском походе – тогда полагали, что в Индию – пошли наниматься на новую кампанию. К Карлу Восьмому, которому шкурно было надо доказать свои права на неаполитанское королевство, что он поначалу и проделал вполне успешно. А на радостях закатил шикарный праздник в честь своей победы, на котором в едином радостном порыве соединились – в том числе физически – наемники, включая прибывших из Индии (которая не Индия) и уже одаренных новой болезнью и… эээ… обслуживающий персонал, наверное. В общем, полковые шлюхи. По итогам праздника заражен оказался каждый третий наемник (обслуживающий персонал не в счет).

Вольтер позже сказал об этом так: «В своем легковерном походе на Италию французы приобрели Геную, Неаполь и сифилис. Потом они были отброшены и потеряли Неаполь и Геную, но сифилис остался при них».

Этот впечатляющий подарок Европе распространился даже быстрее прочих – в том числе из-за легкого отношения к недомоганиям, свойственного наемникам 16 века, о котором у Переса-Реверте вы сможете прочитать, если захотите, а я определю так: “или само пройдет, или придется привыкнуть“. Сифилис стал первой болезнью, к которой привыкнуть не удалось.

Ги Бретон так описал последствия этой эпидемии:
«Весной 1496 года на Париж обрушилась эпидемия «неаполитанской болезни» с такими «отвратительными и зловонными» последствиями, что у народа появилось отвращение к плотскому акту. Церковь воспользовалась этим для проповеди целомудрия; весьма галантные дамы, прославившиеся пылкостью в «постельных играх», толпами уходили в монастыри. Король Карл VIII был в отчаянии, ибо монахинями стали самые красивые придворные фрейлины».

Проповеди, молитва и пост, будем честны, работали не очень хорошо. Целибат был как-то надежнее. Результат оказался предсказуем: интимная близость и порок за следующие сто лет стали синонимами. Флирт стали именовать иначе: “соблазнение”, “развращение”, “растление”. И относиться соответственно. Девственность, особенно женская, в браке стала обязательным условием благополучного союза. Из этого проистекло много печальных последствий, о которых мы потом обязательно поговорим. Пока зафиксируем очередную переломную точку в истории вопроса: концепцию воспитания “белой гусынечки“, как это определяли во времена Директории и позже во Франции. Так определяли хорошо – по тем меркам – воспитанную девушку на выданье. А хорошим воспитанием считали полную неосведомленность в том, что происходит между мужчиной и женщиной за закрытыми дверями супружеской (обязательно!) спальни. Реформация и протестантизм поддержали эту идею, и как ни сопротивлялось католичество, ему суждено было проиграть – потому, повторю, что целибат с точки зрения профилактики ЗППП работает куда лучше поста и молитвы. А вопрос оставался актуальным и в восемнадцатом веке. Вот как писал об этом Вольтер: «Если куда-то идёт армия в 30 тысяч человек, среди них 10 тысяч будут болеть сифилисом». Кто спрашивал, откуда отношение к сексу, как к грязи? Вот вам ответ. С этой важной оговоркой переходим к источникам двенадцать и тринадцать. Предупреждаю сразу: художественными они не будут, и ждать продолжения быстро не стоит, монографии не слишком большие, но такие же плотные, как и “История тела”. Кстати, с Вигарелло мы еще встретимся, готовьтесь. Но он будет вторым в очереди.

История флирта – 12. Неучтенный фактор.: 7 комментариев

    1. Из соображений детей. Которые вообще-то наследуют не только за отцом, но и за матерью. И при некачественности которых имущество, собиравшееся десятилетиями (тогда в основном земли) будет пущено прахом и расточено.

  1. Ага.
    И именно тогда мы остались без концепции чистого флирта?
    С этих пор, любой флирт наносил удар по репутации и как следствие, для чистого флирта не осталось места в социальном поле?

  2. С “секс=грязь” получается, что только справились с сифилисом и к середине 20 века эта установка чуть ослабла, и тут – бац, ВИЧ и все по новой?..
    А не из “белой гусынички” ли происходит такая схема как “дала – стала падшая женщина и с тобой все можно” независимо от предыдущей декларации чувств? И рассмотрения флирта как игры на обязательный проигрыш одной из сторон?

Добавить комментарий