История игры. Часть 9.

Тем временем на научной сцене уже появился Лев Семенович Выготский. При рождении он был Выгодский, и на свет он появился вообще-то в 1896 году, но не суть. Как ученый со своими идеями он именно что появился, и случилось это году так в тридцатом. А в тридцать четвертом его не стало, и поэтому с его наследием получилось много нетривиального, начиная с потери выходных данных первой его работы, которая в итоге так и существует в подвешенном виде – то ли есть она, то ли нет ее. Поэтому, когда училась, например, я, Выгодского только вскользь упоминали, а вот его современник и оппонент Жан Пиаже считался столпом и основой со своей работой «Речь и мышление ребенка»

Давайте посмотрим на них обоих.
Они родились в один год, Выготский в Орше, маленьком городке в так называемой черте расселения. А Пиаже появился на свет в городе покрупнее, он называется Невшатель и находится в благополучной Швейцарии.

Семья Выготского, несмотря на то, что была многодетной, переехав в Гомель всего через год после рождения второго ребенка (из, насколько я помню, восьми), становится городским культурным центром. Его отец, банковский служащий, основывает в городе публичную библиотеку. Одаренного сына Льва отец учит дома, потом отдает в частную гимназию – на последние два года для получения аттестата.

Не менее одаренным оказался и мальчик Жан, первый в семье профессора средневековой литературы. Он с ранних лет интересуется математикой, механикой и биологией и делает успехи. Его первая научная статья опубликована, когда ему только десять лет. В том же году он устраивается лаборантом в музей естественной истории к специалисту по моллюскам. Работает после занятий в школе. К пятнадцати годам накапливает солидный багаж публикаций, двадцать пять статей о моллюсках. На основании этих работ ему было даже предложено место куратора коллекции моллюсков, однако, когда выяснилось, что претендент на должность еще учится в средней школе, предложение было немедленно снято.

Лев Выготский в 1914 году, окончив гимназию, поступает в МГУ на медицинский факультет, но через месяц переводится на юридический и заканчивает его за три года, что с его стороны невероятно предусмотрительный поступок, поскольку до революции остаются считанные месяцы к моменту получения диплома. Домой, в Гомель, он возвращается уже специалистом. И начинает работать, естественно. Как любой молодой специалист тогда, начинает с репетиторства, потом его приглашают читать филологию и логику в школах города (напомню: революция, бардак, террор и гражданская война, катящиеся по стране). Он женится, конечно. И становится отцом девочки. Принимает активное участие в становлении школы нового типа. Преподает филологию в педагогическом техникуме, создает при нем консультационный кабинет психологии. Там он начинает свои исследования, пока в одиночку. В двадцатом году узнает, что заражен туберкулезом от брата, брат к тому времени уже умер. В стране в это время едва закончилась гражданская война и продолжается террор, а заодно ликбез и другие социальные программы пришедшей к власти ВКП (б)

Жан Пиаже по окончании школы поступает в университет в родном городе, в пятнадцатом году получает степень бакалавра, а еще через три года становится доктором естественных наук, и поскольку никакая революция ему не мешает, времени у него вагон. Не говоря уже об остальных различиях. Поэтому после окончания университета он отправляется путешествовать, работает понемногу то тут, то там, включая и Сорбонну. За год такой жизни он дожидается предложения из высшей Парижской школы от лаборатории Бине. И там занимается самым нудным делом, которое только есть в психологии: обсчетом тестов. Это были тесты на рассуждения, выполненные детьми. Но привыкнуть можно ко всему, он постепенно втянулся, и начал сам проводить исследования. В двадцать первом году он опубликовал первые результаты своих экспериментов.

Напоминаю, что в Европе в это время вступала в свои права идея профотбора, которая не привилась в СССР только из-за ее идеологической несовместимости с идеями равенства всех граждан и обязательного предоставления всем доступа к обучению и общественно-полезному труду.

Выготский в двадцать четвертом году получает приглашение в Москву, в институт экспериментальной психологии. Отдел у него небольшой, человек десять, но по меркам страны и времени более чем серьезный. В двадцать пятом году он создал культурно-историческую психологическую школу и начал уделять самое пристальное внимание работе с особыми детьми. Параллельно этим исследованиям он работал в наркомате просвещения, и вполне успешно, его считали талантливым организатором. Туберкулеза при этом никто не отменял, а лечить его тогда умели крайне неубедительно.

Но так или иначе в двадцать шестом году Выготский создал экспериментальный дефектологический институт (сейчас институт коррекционной педагогики) и возглавлял его до конца жизни, продолжая писать и публиковать книги. В том же двадцать шестом году он пережил тяжелую вспышку туберкулеза, но вернулся к работе. С двадцать седьмого по тридцать первый год публиковал работы по проблемам культурно- исторической психологии. В эти же годы его начали обвинять в отступлении от марксизма. Заниматься психологией стало опасно, и Выготский отдался педологии. Через три года, в тридцать четвертом, он умер.

Пиаже в двадцать первом году получает приглашение занять должность научного директора в институте Руссо в Женеве. Он согласился и следующие два года своей жизни посвятил исследованию детской психологии. Моллюсками при этом он все еще занимался.

В двадцать четвертом году Пиаже предпринял попытку связать структуру бессознательного мышления взрослого и осознаваемого мышления ребенка. Для толковании детских мифов он использовал выводы Фрейда, но по мере развития собственных идей стал применять психоанализ все реже и реже, и упомянутую ранее теорию двух миров благополучно забросил.

Пиаже как раз тогда пригласили преподавать в Невшательский университет, он согласился, и в период с двадцать третьего по двадцать девятый годы работал в двух учебных заведениях одновременно, постоянно переезжая из Женевы в Невшатель и обратно. В это же время, при активном участии своей жены Валентины Шатене, Пиаже проводил опыты с собственными маленькими детьми, изучая их реакцию на изменение формы куска глины при неизменном весе и объеме. Полученные результаты вдохновили его на проведение экспериментов с детьми школьного возраста, в процессе которых он обнаружил сдвиг в сторону применения заданий не только словесного характера. Тем не менее Пиаже не бросал и опытов со своими детьми, наблюдал за их поведением и реакциями на внешние раздражители. В это же время он завершил свои разработки в области малакологии (науки о моллюсках).

В двадцать девятом году Жан Пиаже прекратил преподавательскую деятельность в Невшательском университете и полностью посвятил себя работе в институте Жан-Жака Руссо. Следующие десять лет своей жизни Пиаже посвятил разработке такой области знаний, как генетическая эпистемология. В сорок первом году Пиаже прекратил все свои опыты с детьми младенческого возраста, его исследования теперь касались интеллектуального развития более взрослых детей. С 1942 года Жан Пиаже жил в Париже, где читал лекции, а после окончания Второй мировой войны переехал в Манчестер. В это время он получил почетные звания в университетах Гарварда, Брюсселя, Сорбонны. В пятьдесят пятом году, получив субсидии от Рокфеллеровского фонда, Пиаже основал международный центр генетической эпистемологии.
А умер он в восьмидесятом году в Женеве, научным столпом мирового значения основателем новой науки, генетической эпистемологии.

А вот что Вики говорит нам о Выготском.
Современное положение в развитии наследия Выготского в России и за рубежом нередко характеризуется как «культ Выготского» (Vygotsky cult, the cult of Vygotsky, the cult of personality around Vygotsky): «В настоящее время в психологии существует некий „культ Выготского“, слепое поклонение, редко когда основанное на понимании и прочтении работ этого, бесспорно, выдающегося ученого». С другой стороны, в качестве противовеса этому культу, во всем мире с начала 2000-х гг. идет «ревизионистская революция в выготсковедении».

Исследования десятилетия 2010х, проведенные в рамках «ревизионистского поворота» в выготсковедении, выявили не только систематические и массированные фальсификации и искажения наследия этого автора, но и зафиксировали стремительное падение популярности Выготского во всем мире, начавшееся в 2016—2017 годах и даже ускорившееся в 2018 году. Эта ситуация характеризуется как «пузырь Выготского», иначе: «Vygotsky bubble» (также, неформально, the «vygo_bubble») и фундаментальный кризис в мировой «выготскиане». Причины этого кризиса ещё не до конца ясны и широко обсуждаются в научных кругах.

Читая это все, нужно помнить, что Выготский был, прежде всего, психологом. Он вел исследования в трех основных направлениях
– сравнение взрослых и детей;
– сравнение современного человека и древнего;
– сравнение нормального развития личности с патологическими поведенческими отклонениями.

В отличие от Пиаже, он искал объяснение внутренних психических процессов вне организма, во взаимодействии его с окружающей средой, считая, что понять эти психические процессы можно только в развитии. А наиболее интенсивное развитие психики происходит у детей, именно поэтому он так глубоко интересовался изучением детской психологии. Он исследовал закономерности развития обычных детей и особых. В процессе исследований ученый пришел к изучению не только процесса развития ребенка, но и его воспитания. А поскольку изучением воспитания занимается педагогика, Выготский начал исследования и в этом направлении, считая, что любой педагог должен строить свою работу с опорой на психологическую науку.

Так у него связалась психология с педагогикой. А несколько позже выделилась отдельная наука в социальной педагогике – психологическая педагогика. Занимаясь педагогикой, он увлекся новой наукой педологией (объединявшей знания о ребенке с точки зрения разных наук) и стал главным педологом страны. Он выдвинул идеи, которые раскрыли законы культурного развития личности, ее психических функций (речи, внимания, мышления), объяснили внутренние психические процессы ребенка, его отношения с окружающей средой.

Его идеи по дефектологии положили начало коррекционной педагогики, которая стала практически помогать особым детям.
Выготский не разрабатывал методики воспитания и развития детей, но его концепции правильной организации обучения и воспитания стали основой многих развивающих программ и систем.

И все это в стране, где психологию определяли как буржуазную лженауку. Неудивительно, что его идеи уже через два года после его смерти шельмовались и порицались великим авторитетом Макаренко, чьи программы удивительно сильно напоминают салат из разработок Сороки-Расинского и Иннокентия Жукова, но это уже тема не столько игры, сколько детского коллектива. Мы коснемся ее чуть позже.

А пока это все, что вы хотели знать о «честной игре» в мире научной мысли и о «независимости» науки от государства или спонсоров. Об этом будет и еще по меньшей мере один пример в этом цикле, но позже.

Сперва давайте сравним мнения об игре Пиаже и Выготского. Как-никак, они определили взгляды на предмет на протяжении всего двадцатого столетия.

Подписаться
Уведомить о
4 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Peter
Администратор
Peter
16.11.2018 11:50

Вот выглядит так, будто Выгодский, вопреки всему что на него свалилось, оформил рабочие методики, которые потом развивались долго и продуктивно.

knjazna
16.11.2018 15:28
Ответить на  Peter

Да, так и выглядит. Это, кстати, причина, по которой он прожил сорок лет, а Пиаже – больше восьмидесяти. Проживи они хотя бы поровну, психология могла пойти другими путями, но шансов было очень мало: против психологии в СССР ополчилась лично Крупская. И если уж Гайдар избежал ареста только благодаря личному вмешательству Сталина, то у Выготского шансов выжить в этой мясорубке вообще не было. Только туберкулез и спас.

Russell D. Jones
16.11.2018 11:56

Не так давно по фейсбученьке пролетала ссылка на карту, на которой была показана градация стран по шкале “значимости университетов”. Замечание типа “жаль, не показаны страны, откуда приехали профессора в те или иные университеты” вызвало реакцию “это никому не интересно” и “если они уехали, то они уже не наши”. Понятно, что тема “проверить зависимость научного развития от революций и экономического положения стран” вообще как-то малопопулярна. Но в теме “деточек риверс” это немаловажный аспект — упомянутая вами «честная игра» в мире научной мысли и о «независимость» науки от государства или спонсоров.

knjazna
16.11.2018 15:31
Ответить на  Russell D. Jones

Об этом и дальше будет. И о результатах этого подхода. Об истории научного сообщества я говорить в этом ключе не буду, потому что высшее образование у меня все-таки есть, и даже два раза. Но если между строк мелькнет – не удивляйтесь.