История игры. Часть 6.

О соломенных шалашах и картонных королевствах: прототипы и корни большой ролевой игры.

Пространство игры должно быть защищено. В противном случае сам играющий может оказаться в опасности, поскольку, играя, он реагирует не на реальные обстоятельства, а на что-то, что в момент игры его занимает больше, чем обыденные события и условия, и так окружающие его каждый день.
Поэтому группа детей, играющих на улице, начинает игру с освоения некого небольшого пространства, и, постепенно расширяя его и осваивая присоединенные территории, делает его все более пригодным для игровых нужд. Одним из ключевых сооружений такой освоенной территории всегда становится шалаш. Обычно он или хорошо защищен, или хорошо спрятан, и может находиться как на земле, так и над землей, например, на дереве, и даже под землей, представляя собой землянку, вырытую и обустроенную для нужд игровых и обслуживающих игру. В таком укрытии могут храниться ценные для игры предметы, какой-то запас воды и еды (последнее не обязательно), средства для разведения огня. Личные ценности детей, входящих в группу играющих, тоже могут в нем храниться.

…ничего не узнаете, нет? А тем не менее антропология знает похожие по функционалу места. Это первобытные святилища. Только детский шалаш – это святилище без божества. Функцию, которую для человека доантичных времен выполняли боги и духи, для ребенка 19 века выполняла игра.

Ребенок или группа детей, играющих в детской, изначально обладает защищенным пространством, в котором может развиваться сюжет игры. До тех пор, пока игра не выходит за пределы детской комнаты и в ней – отведенного для игры места, размер которого зависит от лояльности и терпимости родителей к игре (и это проблема, а вовсе не игра как явление). Как правило, игровая территория, располагаясь на ковре или столе, содержит сюжет, развивающийся определенное количество времени (по моим наблюдениям – примерно неделю в старшем дошкольном и младшем школьном возрасте, когда предметная реализация сюжета важнее всего), и очищается самим ребенком по завершении игры. В более старшем возрасте как правило сюжеты сливаются в мега-сюжет, и карта игрового пространства обретает постоянные очертания.

Примеры вы можете найти в книге Рюрика Попова «История моих солдатиков», в сборнике рассказов Ирины Сабуровой «Королевство алых башен», в повести Льва Кассиля «Кондуит и Швамбрания». А найденное, наверное, сможете и самостоятельно распространить на все известные вам примеры авторской сказки, начиная от Вениамина Каверина с его Немухиным и заканчивая Клайвом Льюисом с его Нарнией. Но о том, как картонное королевство превращается в тайное, мы поговорим чуть позже.
Ведь все выше сказанное прошло мимо исследователей игры, психологов и педагогов.

Причем, если с картонными королевствами все понятно, то шалаши, ну, казалось бы, в более открытом доступе для наблюдений. Но нет. Не судьба. Не срослось ни у кого из исследователей и теоретиков.

Более того. Ни один антрополог не заинтересовался экспериментом Роберта Баден-Пауэла. Поэтому скаутское движение оказалось отдельной практикой, не имеющей никакого отношения к игре с точки зрения психологов и педагогов. Собственно, благодаря этому история Советского Союза и включает в себя такое явление, как пионерская организация, хотя этот феномен, в сложившихся условиях по всем приметам, не имел возможности проявиться.

Но давайте обо всем по порядку. О теоретиках, практиках и определениях и о том, почему картонные королевства и соломенные шалаши прошли мимо внимания исследователей.

Итак, к началу двадцатого века разница, обеспеченная сотней лет раньше, наконец нивелировалась, и социальные ситуации Европы и России сравнялись. Доволен этим не остался никто, и пока ученые теоретизировали, практики учились сперва делать бомбы, потом грабить банки, а потом захватывать телеграф, почту и учредительное собрание. А получив вместе с властью в свои руки и ответственность, начали решать вопросы исходя из той идеологии, которую они проводили в жизнь.

То есть, задачей политиков, пришедших к власти в первой четверти двадцатого века, было создание нового человека, человека будущего, свободного от (далее списком, в каждой стране разным, но в итоге давшим удивительно одинаковые инструменты исполнения).

А задачей ученых в это же самое время было выяснить, что такое человек, что такое психическая деятельность (в том числе игра), из чего она состоит и как происходит.

Желательно, при этом, получив где-то деньги на исследования. Деньги новая власть давала охотно. Но взамен просила практических методов решения актуальных задач, стоящих перед государством прямо сейчас. Поскольку поле было совершенно не паханым, назвать эти исследования ангажированными язык не повернется ни у кого. Все, что было найдено в первой четверти двадцатого века и далее, не только было правдой, оно ею и остается. Дело только в том, что это не вся правда.

Пока ученые исследовали ту игру, которую могли наблюдать, та игра, которая оказалась вне поля их зрения, продолжала свой исторический, культурный и антропологический путь. И продолжала его свободно, поскольку оказалась несерьезным занятием. Она была вне культурных ожиданий социума, вне интересов науки, вне зоны влияния практической педагогики. Она проходила в свободное и освобождаемое всеми силами время – как игре и свойственно – и по секрету от взрослых, окончательно потерявших связь с культурным полем, питавшим и поддерживавшим игру. Дети не имели доступа к фольклору, перенимая игру отчасти у подросших сверстников, отчасти ориентируясь на уроки физической культуры в школах, отчасти изобретая развлечения самостоятельно. Уличная игра возвращалась к своей архаичной форме и не могла найти цель.

Что же до картонных королевств – им не суждено было выжить. Часть из них погибла в революцию. Уезжая в эмиграцию, в изгнание, в ссылку, дети уничтожали картонные замки и карты выдуманных стран – младшие по требованию родителей, старшие по собственной инициативе. Игра полностью переходила в форму воображаемого взаимодействия играющих из роли в роль. И этим, как ни странно, приближалась к игре уличной – с той только разницей, что для уличной игры было необходимо живое действие, а воображение наполняло ее в минимальной степени, только для обеспечения эмоциональной значимости процесса, а в камерной ролевой игре все действие происходило в воображении играющего или в коммуникации между двумя или более игроками, но второй вариант был исчезающе редким аж до самого конца второй мировой войны.

Подписаться
Уведомить о
7 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
bamby
bamby
10.11.2018 01:41

> начиная от Вениамина Каверина с его Немухиным и заканчивая Клайвом Льюисом с его Нарнией
а ещё, видимо, Владислав Крапивин в этом же ряду)

а Макаренко не смог случайно того же самого? Камерное королевство такое, одной ногой во внешнем мире, второй – с игрой внутри? Большой шалаш 🙂

knjazna
10.11.2018 01:50
Ответить на  bamby

Нет, Макаренко делал другое. Он облагородил архаичное игровое поведение и цивилизовал его. И получил идеальную архаичную общину. Поэтому у него и отобрали колонию. Надежде Константиновне это нафиг было не нужно, лидеров вне системы она не принимала.

Nagi_Alisa
Nagi_Alisa
10.11.2018 09:50

Хмм, возможно вбоквелл: в каком возрасте запрос на “быстрый выигрыш” в игре (быстрый положительный выход из игровой ситуации, с помощью “deus ex machina”), сменяется на запрос “отыгрыша” (поиска решений средствами, прописанными в игровом сеттинге)?

Типичная ситуация, когда герои игры попадают в темницу, и один ребёнок говорит “а теперь прилетят драконы и всех спасут”, а другой “нет, драконы же не знают, где они находятся”
– А они почувствуют, они же волшебные!
– а у Тёмного Властелина есть Волшебный Табак, перебивающий чутьё драконов!
и дальше начинается спор двух картин мира)

knjazna
10.11.2018 12:36
Ответить на  Nagi_Alisa

У всех по-разному, но большинство совершает этот переход в промежутке между девятью и одиннадцатью годами

Marussia
Marussia
22.01.2019 16:05

К вопросу о скаутах и прочих пионерах. Ольга, я верно понимаю, что задачи вновь учрежденного сверху (?) РДШ https://рдш.рф/ есть организация с примерно теми же задачами, что и пионерия/комсомол, и еще с натянутой сверху скрепностью и духовностью?

knjazna
22.01.2019 19:35
Ответить на  Marussia

Задачи – да, создать реплику пионерии и комсомола, но… не взлетит)

nasse
nasse
22.01.2019 20:46
Ответить на  knjazna

Характерно, что первым пунктом во всех списках деятельности являются конкурсы.