История игры. Часть 2.

Теперь посмотрим в сторону истории психологии.

Когда историков педагогики начинают с пристрастием допрашивать о том, что же все-таки было на протяжении всего девятнадцатого столетия в Европе с исследованием игры, они, ежась и морщась, называют имена Шиллера и Спенсера. Но назвать Шиллера человеком девятнадцатого века можно только на очень большом безрыбье, он скончался в 1805 году. Со Спенсером все-таки проще. Во-первых, у него годы жизни вполне подходящие, а во-вторых, хоть он и начинал карьеру, как инженер, но потом все-таки перешел к экономике, а от нее, благодаря дружбе с одним физиологом, и к социальной статистике, работу о которой опубликовал, что и дает возможность говорить об его идеях в контексте исследования теории игры. Но если вы посмотрите краткий справочник по его идеям, то увидите, что, будь слово «анархист» уже в ходу, именно к Герберту Спенсеру его можно было бы применить с полным правом. Как, кстати и к Шиллеру, если вы не поленитесь посмотреть его краткую биографию. На самом деле, к теории игры их мысли и идеи имеют не больше отношения, чем сине-зеленые водоросли к динозаврам, или катарская ересь к масонам. Но поскольку связь все-таки строят, и прямую связь, придется признавать: В Европе безрыбье по вопросу было очень и очень серьезное. Базу для будущих идей исследований собирали по фразе. Тиражируется (и до сих пор) примерно следующий набор.

«Правда, природа одарила и неразумные существа превыше их потребностей и посеяла в темной животной жизни проблеск свободы. Когда льва не грызет голод и хищник не вызывает его на бой, тогда неиспользованная сила сама делает из себя свой объект: могучим ревом наполняет лев звонкую пустыню, и роскошная сила наслаждается бесцельным расходованием себя. Насекомое порхает, наслаждаясь жизнью, в солнечном луче, и, конечно, в мелодичном пении птицы нам не слышатся звуки страсти. Несомненно, в этих движениях мы имеем свободу, но не свободу от потребности вообще, а только от определенной, внешней потребности. Животное работает, когда недостаток чего-либо является побудительной причиной его деятельности, и оно играет, когда избыток силы является этой причиной, когда излишек силы сам побуждает к деятельности»
Ф. Шиллер, «Письма об эстетическом воспитании человека»1935, с. 287.

Если так подумать, это действительно первая европейская теория игры. Ее еще сокращенно называют теорией избытка сил. И это вполне соответствует взглядам Шиллера.

Для него игра – это удовольствие, связанное со свободным от внешней потребности проявлением избытка жизненных сил: «Предмет побуждения к игре, представленный в общей схеме, может быть назван живым образом, понятием, служащим для обозначения всех эстетических свойств явления, одним словом, всего того, что в обширнейшем смысле слова называется красотой» (там же, с. 242).

Он также считал, что игра есть эстетическая деятельность. Избыток сил, свободных от внешних потребностей, является лишь условием возникновения эстетического наслаждения, которое, по Шиллеру, доставляется игрой.
Введение Ф. Шиллером наслаждения как ведущего признака, общего для эстетической деятельности и игры, оказало влияние на дальнейшую разработку теорий игры в той части, в которой их принято называть «проблемами».

Спенсер в общем тоже специально не занимался созданием теории игры. Его интерес к игре, как и у Шиллера, определен интересом к природе эстетического удовольствия. Но мысля, как биолог, он связывал с ситуацией избытка силы более широкое поле следствий, эволюционно-биологическое – как его понимает человек с исходно техническим образованием.
Взгляды Спенсера на игру как на явление, можно очертить следующим списком его положений:

«Деятельности, называемые играми, соединяются с эстетическими деятельностями одной общей им чертой, а именно тем, что ни те, ни другие не помогают сколько-нибудь прямым образом процессам, служащим для жизни».

«Низшие роды животных имеют ту общую им всем черту, что все их силы расходуются на выполнение отправлений, имеющих существенное значение для жизни. Они беспрерывно заняты отыскиванием пищи, убеганием от врагов, постройкою убежищ и заготовкою крова и пищи для своего потомства. Но по мере того, как мы поднимаемся к животным высших типов, имеющим более действенные (efficient) или успешные и более многочисленные способности, мы начинаем находить, что время и сила не поглощаются у них сполна на удовлетворение непосредственных нужд. Лучшее питание, следствие превосходства организации, доставляет здесь иногда избыток силы… Таким образом, у более высокоразвитых животных дело стоит так, что энергия, требующаяся здесь в каком-либо случае, оказывается часто в некотором избытке над непосредственными нуждами; и что здесь оказывается часто, то в той способности, то в другой, известный неизрасходованный остаток, который дозволяет восстановлению, следующему за тратой, привести данную способность в продолжение ее отдыха в состояние высокой действенности (efficiency) или успешности» (1897, с. 13—14).

«Игра есть точно такое же искусственное упражнение сил, которые вследствие недостатка для них естественного упражнения становятся столь готовыми для разряжения, что ищут себе исхода в вымышленных деятельностях на место недостающих настоящих деятельностей» (там же, с. 415).

Как видите, это та же самая теория избытка силы. Разницу между игрой и творческим актом Спенсер видел только в том, что в игре находят выражение низшие способности, в то время как в эстетической деятельности – высшие.

Похоже это на систему воззрений, в которой можно узнать теорию?
Вот так и выглядит безрыбье.

Подписаться
Уведомить о
11 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
marrrgold
marrrgold
03.11.2018 02:12

Спасибо что приводите цитаты из источников, они хорошо окунают в атмосферу времени. Говоря только за себя, без игры я начинаю умирать, прямо противоположно утверждению что игры “не помогают сколько-нибудь прямым образом процессам, служащим для жизни” одного из авторов вами цитируемых. Как в следующий раз буду читать роман того времени, обращу внимание на то как люди определенных сословий тогда играли. Вот такая новая пара очков образовалась, спасибо, она очень занимательная 🙂

Russell D. Jones
03.11.2018 14:00
Ответить на  marrrgold

Не из это ли теории выросло в итоге мнение, что “если они играют — значит им делать нечего”? Я понимаю, что между Спенсером и человеком с таким мнением было разное, но это же до жути знакомо — “избыток сил” и “не помогают сколько-нибудь прямым образом процессам, служащим для жизни”. Причём если играющих детей зовут делать уроки или работать по дому, но могут и простить (потому что дети), то взрослым достаётся по максимуму…

Зверь Ши
Зверь Ши
03.11.2018 17:00
Ответить на  Russell D. Jones

Вот я тоже этот дивный подход “играют – значит, ерундой занимаются, лучше б полы вымыли или водки выпили” вспоминала.

“Причём если играющих детей зовут делать уроки или работать по дому, но могут и простить (потому что дети), то взрослым достаётся по максимуму…”
Это, ИМХО, зависит не от возраста того, к кому обращаются, а от нормального для обращающегося уровня людоедства и уверенности в собственной безнаказанности. Могут и ко взрослому обращаться довольно вежливо (а то мало, вдруг он даст, хм, обратную связь), могут и ребёнку выдать: “а ну, бросил(а) свою чушь и бегом ко мне, кому сказал(а)!”.

Russell D. Jones
03.11.2018 17:29
Ответить на  Зверь Ши

И это тоже, что уровень людоедства. Хотя идея, что “детям игра нужна — они так учатся, они же дети” всё же как-то где-то в мозгах осела, да и детский труд не настолько распространён, как сто лет назад. А вот понимания, что взрослые делают это не потому, что им “делать нечего” — этот момент можно считать полноценным паролем “свой-чужой”.
Впрочем, на учителя, который использует игру для обучения (и не может быть! всё получается! и детям интересно, и учатся! — как в кейсе со составлением профилей в ВК для персонажей “Капитанской дочки”) привычно смотрят как на инопланетянина.

knjazna
03.11.2018 23:05
Ответить на  Russell D. Jones

Сильно дальше, постов через десять, даже будет понятно, почему. А пока давайте дособерем всю красоту.

Зверь Ши
Зверь Ши
03.11.2018 23:13
Ответить на  Russell D. Jones

Да, согласна. Правда, мне порой кажется, что идея во многих мозгах осела как-то фрагментарно, и учитель началки может вроде бы знать, что дети учаться через игру, и как-то это прикладывать к _ученикам_, но при этом со своими собственными ребёнками вытворять неудобосказуемое – и искренне удивляться результатам.
Впрочем, тут меня, кажется, уже несколько во вбоквел занесло.

knjazna
04.11.2018 00:14
Ответить на  Зверь Ши

Так фрагментарно и осела. И из выкладок, ИМХО, уже отчасти видно, почему. А дальше будет еще виднее.

Зверь Ши
Зверь Ши
04.11.2018 00:32
Ответить на  knjazna

У меня пока получается, что для того, чтобы с темой игры (особенно чужой игры) гигиенично и адекватно контактировать, хорошо бы иметь в себе некоторые не то что бы общепринятые и довольно дорогие в содержании штуки, типа личного достоинства и самоуважения. Хотя, возможно, это мой личный опыт накладывается.

Продолжения очень жду 🙂

knjazna
04.11.2018 12:50
Ответить на  Зверь Ши

Да, дальше все будет

christmasbells
christmasbells
05.11.2018 10:59
Ответить на  knjazna

У меня получается, что, чтобы не считать игру фигнёй и не делать над собой специальных мысленных усилий типа “дети-учатся-в-игре” и “это-личное-дело-взрослого-как проводить-свободное-время”, – нужно иметь в списке осознаваемых ценностей что-то вроде “радость жизни, драйв, интерес”. Потому что по этому параметру “КПД” игры очевиден))

knjazna
05.11.2018 16:08
Ответить на  christmasbells

О, там есть бонусы покруче! Правда, они для продвинутых.