Биохимия любви – 6. И о роли психологии.

Все-таки, что-поворачивает ключ от этого движка.

Чувства и убеждения. Первая любовь, первые пробы возможностей организма в этом плане не зря приходятся именно на конец процесса полового созревания.
То есть, ранние, то есть, детсадовские влюбленности мы сейчас рассматривать не будем, они ощущаются и переживаются совсем иначе, а вот беды и горести юных Вертеров возраста последних классов средней школы, старшеклассников и студентов первых курсов в этом плане очень интересны.

Вы спросите, почему так долго? А потому что после окончания гормонального шторма 12-13 лет еще должна пройти череда циклонов послабее, прежде чем организм найдет себя по крайней мере на ближайшие семь лет. Ну и пока последний такой циклон не настанет и не пройдет – состояние ума и души бывает очень интересное).

13 лет, условный пик гормональных бурь, Франсуаза Дольто не зря называла самым несчастливым возрастом жизни. По данным исследований, на основе которых она писала книгу “На стороне подростка”, получалось именно так. Все остальное, случающееся с человеком в более взрослом возрасте, рядом не лежало с теми мрачными глубинами, в которых живет большинство подростков этого возраста. Не все даже помнят потом, что с ними происходило в этом возрасте. И дурное самочувствие, и ощущение полного непонимания окружающей действительности, и чувство покинутости, непонятости, и осознание того, что родители не боги и могут далеко не все, хуже того – они еще и ошибаются временами, да так, что только держись, и могут случайно сочинить чаду неприятностей, весьма ощутимых в 13 лет, или подставить… Все это создает у подростка общее ощущение безнадежности усилий по созданию себе минимального комфорта для реализации своих планов и приводит его в отчаяние.

На выходе из этого состояния – а этот кошмар, к счастью, имеет некий временной предел – подросток все еще одинок, близок к отчаянию и желает найти утешение и понимание, но уже менее остро, чем в процессе. Он/а уже собрал/а себя в какую-то кучу и готов/а прилагать усилия для того, чтобы все же реализовать свои цели – но еще не очень знает, в каком порядке и как.
Критерии выбора объекта интереса в этом возрасте (как и в других) были заложены в возрасте максимального эмоционального благополучия (в 4-8 лет, вместе с многими другими вещами, типа представлений о себе или о норме личностных взаимоотношений), и имеют прямое отношение к “потерянному раю” родительского внимания и интереса к ребенку. Так вот: тот, кто похож по поведению на родителя, проявлявшего к ребенку больший интерес, кто больше включался в его дела и эмоциональную жизнь, тот и имеет больше шансов получить внимание того подростка, в которого этот ребенок вырос.

Стимулы добиваться внимания именно этого элемента окружения, именно этого возможного партнера опираются на детские привычки к именно этому элементу (этим элементам) поведения принимающего родителя. Именно это и есть критерий отбора. То есть, гендерные стереотипы, конечно, играют роль – но не всюду и не всегда, особенно при “кривом” воспитании.

Ну и – как только человек узнает в поведении персонажа, то есть, образа идеального партнера, по какому-то стечению обстоятельств, совпавшего с поведением или внешностью реального человека, некую сумму признаков, достаточных для того, чтобы здесь, конкретно с этим персонажем, можно было надеяться получить билет в “потерянный рай” – персонаж и становится объектом интереса. А вместе с ним и человек, с которым этот персонаж ассоциируется, попадает в зону пристального внимания. И включается биологический механизм подстройки. Дальше развитие сюжета может быть гадательным, но скорее всего оно совпадет с тем, что Эрик Берн называл сценарием поведения. И давайте остановимся на этом подробно.

Поведение влюбленного, поведение любящего.

Давайте для начала вспомним еще раз определения, которыми я начала эту небольшую статью.

Любовь есть напряженная потребность в данном человеке, влечение к нему, страстное желание обладать им, заботиться о нем и быть ему нужным вне зависимости от оценки его качеств.
И
Желание прикасаться
И
Чувство, свойственное человеку, глубокая привязанность и устремленность к другому человеку или объекту, чувство глубокой симпатии.

Вот теперь, посмотрев на эти три строки курсивом и положа руку на сердце – вы можете уверенно сказать, определяют эти формулировки отношения супругов или отношения родителя и ребенка? Да, я тоже не скажу уверенно. И тому есть определенные причины. Впервые с эмоциями человек знакомится в еще доречевом возрасте, и формирование личности заключается в том числе и в том, чтобы уметь как-то отреагировать эмоции через слова и поведение. Для особо продвинутых в программу входит еще и умение называть эмоции словами. А высший пилотаж – это понимать, как связаны эмоциональные состояния с совершаемыми поступками и выборами. Но вне зависимости от уровня эмоциональных и социальных компетентностей, есть очень четкая связка между эмоциональным состоянием и поведением, этим состоянием обусловленным. И для каждого человека эта связка будет отдельной и уникальной. Один в гневе крушит мебель и ломает стены, второй сцеживает яд в интернете, третья колотит посуду, четвертый молча сидит и смотрит в стену, пока не успокоится. Один в состоянии влюбленности скачет по стенам и потолку, второй готов обнять весь мир, третий сидит в унынии и бормочет “когда кончится этот треш?”. И так во всем.

Поведение человека, связанное с определенным эмоциональным состоянием, довольно точно отражает его собственное отношение к его эмоции… которое, если слегка поскрести, окажется сформированным кем угодно, только не им самим. Чье же оно? Это довольно непростой вопрос, но если в общих чертах, то это отношение является неким сложным результатом взаимодействия всех отношений к этой его эмоции, полученных от всех лиц, бывших для него значимыми когда-либо в жизни. Чтобы не углубляться в транзактный анализ слишком уж сильно, скажу, что именно это отношение и является тем, что человек убежденно и искренне считает единственно верным отношением к такой эмоции и у себя самого, и у всех других, кто эту эмоцию проявляет. Поскольку отношение редко выражается через саму эмоцию, а чаще через поведение, то и поведенческий комплекс по отношению к эмоции – своей и другого человека – формируется в этом же самом процессе. И остается крепко сцепленным с эмоцией, как “естественное поведение для этого состояния”.

Разумеется, в список требований к партнеру, предполагаемых по умолчанию, будут входить прежде всего определенные реакции на эмоции окружения и на знаковые события и ситуации, сходные с теми, которые человек привык видеть и получать (а вовсе не те, которые были бы для него желательны). Только рядом с таким партнером человек может свободно (то есть, привычным для себя образом) переживать и отреагировать эмоции. Таким образом, складывается ситуация, в которой одна и та же гормональная база обеспечивает совершенно различное поведение у двух разных людей. А поведение, исходя из сказанного, может как совпасть с ожиданиями (и сформировать образ, запускающий тонкую эндокринную механику), так и не совпасть. Более того: одно и то же поведение обычно формирует интерес у партнеров с совершенно определенным и сходным типом поведения, обеспечивая повторяемость жизненных сценариев (типа серий браков с насильниками, или алкоголиками, или изменяющими женщинами, или холодными и дистантными партнершами, в общем, ряд можете продолжать сами, опираясь на любые доступные книги по психологической самопомощи, там предостаточно примеров).

А для более осознанных товарищей есть другая ловушка, посложнее.

Непреодолимое влечение к другому человеку, желание быть с ним рядом, заботиться и оберегать, жертвовать собой ради любимого – и в то же время не чувствовать себя зависимым, быть внутренне свободным, оставаться самим собой. Любовь невозможна без взаимного уважения, заботы, верности, ответственности.

Вы видите коллизию, заложенную в определение? Я тоже ее вижу. Коллизии между привязанностью и свободой не так много места в здоровых отношениях, но статистически она встречается, по крайней мере по последним данным, в восьмидесяти семи парах из ста. То есть, в стольких случаях на каждые сто пар она становится причиной разрыва отношений. Про ломающиеся копья на семинарах и форумах, в блогах и чатах, на стенах пабликов и в комментариях к постам на личных страницах я упомяну, но не буду их включать в статистику. На это есть прекрасная книга Анны Шадриной “Не замужем” и три переводных, которые не считаются, потому что написаны на зарубежном материале, хотя там картинка получается озадачивающе сходной, да и транзактный анализ всю красоту, перечисленную выше, разбирает не на российском материале. Так или иначе, система работает, и разрешение на специфическую работу эндокринного аппарата выдается все-таки при условии контакта с пригодным для этого образом партнера, который условно удачно совмещается с реальным человеческим существом. И это важно потому, что под влиянием эмоций человек будет вести себя так и только так, как он умеет и может себя вести под влиянием именно этих эмоций. И если он не будет с этим поведением принят, социально и эмоционально, тем самым партнером, на которого он надел идеальный образ, то эндокринная программа тоже прервется. А последнее рассматривается организмом как довольно крупная неприятность. И неприятность кажется тем более крупной, чем менее удачные способы отреагировать эмоции доступны человеку.

Вот так и получается: или влечение – или независимость, или забота – или уважение, или опека – или верность, или ответственность – или свобода. А объединить их вместе могут только тринадцать пар из ста.

Осталось последнее определение любви.

В широком смысле стремление друг к другу, предполагающее в своем существовании уважение друг друга и даже способствующее этому.

Рассматривая его, можно сказать, что это идеал, к которому следует стремиться, но не следует надеяться его достичь – и с точки зрения приведенной статистики это действительно будет верно, но пары, благополучно доживающие вместе до золотых свадеб, являются доказательством того, что все-таки этот идеал достижим, просто в повседневных проявлениях он может довольно сильно отличаться от наших представлений о нем. И истории этих пар начинались, судя по ответам респондентов антропологам и врачам, все-таки с общих взглядов людей на мир и отношения с людьми.

Так что, говоря “все начинается тут”, разверните палец от себя. Все, что может заставить вас любить, находится все равно снаружи. И чем лучше вы это рассмотрите, тем счастливее вы будете.