Биохимия любви – 5. Финал страстей и бурь.

Что дальше? А дальше финал всех страстей и бурь.
В присутствии партнера (и только в его или ее присутствии) организм вырабатывает эндорфины, обеспечивающие ощущения покоя, нежности, ровного и заметного удовольствия от присутствия другого.
В паре с эндорфинами и появляются окситоцин, обеспечивающий женщине массу интересных и полезных именно женских функций, начиная с оргазма и заканчивая успешным отделением плаценты в родах – именно его роженицам и капают в случае проблем, да-да – и и прогестерон, стимулирующий женщину заботиться о партнере не только в рамках сексуальной игры.

У мужчины в этой фазе вырабатывается только прогестерон, который обеспечивает ему возможность заботиться о партнерше не только в то время, когда он ее вот прямо хочет, и таким образом сохранять устойчивые отношения с ней.

И наконец, развязка.

Она наступает обычно через 18-30 месяцев, и пара, которая создавалась все это время, или уже имеет достаточно общего, чтобы жить вместе и без этой химической поддержки, или люди понимают, что больше ничего интересного друг в друге найти не могут. Пожалуйста, прочитайте эту маленькую фразу внимательно: общее – это не только дети, существует масса других вариантов.

Итак, химическая поддержка кончилась, волшебная трава отпустила, ага и ловить больше нечего: а и правда – если кроме собственных чувств от партнера ничего не надо, то лучше уже искать нового, тут больше точно ничего не дадут.

Гормональный фон приходит в норму, люди видят друг друга, как они есть. Кому был нужен спутник жизни – тому теперь хорошо и без эндогенных бурь, обеспечивающих острые впечатления. А кому было надо просто кайф поймать, тому пора искать, где его теперь ловить.

Конечно, никакая биология не работает, как часы, да и часы временами ломаются.

Например, если вдруг у кого-то аутоимунный тиреоидит, возможности вот таких романов для этого кого-то окажутся закрыты. Или если у человека хроническая недостаточность прогестерона или по каким-то другим причинам организм не может вырабатывать допамин, этот человек просто не соглашается на близость, ему это не будет нужно и интересно. Или например повышенное содержание кортизола в крови вместо ФЭА-атаки обеспечит организму обморок вблизи объекта интереса, а психика от этого очень удивится.

Но в целом, чем сильнее страх одиночества и ощущение безнадежности всех попыток найти пару, тем меньший стимул нужен, чтобы гормоны в кровь потекли, и праздник начался.

При этом, человек, даже ведущий активную сексуальную жизнь, может годами не испытывать влюбленности, романтической приподнятости чувств в отношении другого человека. А может и вообще никогда не испытать таких переживаний. Что же “включает” и “выключает” отделы мозга, ответственные за увлечение, формирование интереса, возникновение желания, пробуждение страсти, формирование привязанности и другие элементы любви, понимаемой как сложный комплекс чувств и желаний?

У каждого “выключатель” будет расположен в своем, уникальном “месте”. Отношения – это не только химия. Совсем не только. Скорее, отношения начинаются после того, как химия перестанет плескаться и пениться. Или после того, как человек обретет опору под ногами, несмотря на все эти гормональные штормы.

Устраивать эти бури для освежения отношений, конечно, можно – ну наверное, можно. Но смысла в этом особого нет, потому что в этом состоянии партнер, повторю еще раз, не более чем стартер для запуска механизма, обеспечивающего переживания и ощущения, пусть он сто раз единственный и неповторимый в своем роде – он только внешний стимул для начала и продолжения внутренних процессов. Отношения – это немного другое все-таки.

В них, например, предусмотрен конструктивный (ну хоть насколько-то) диалог и умение управлять своими чувствами, более того (совсем страшную вещь говорю) предполагается обоюдное управление какой-то частью чувств и переживаний партнера в той области, где доверия для этого достаточно и партнеры обоюдно на это согласны.