Биохимия любви – 2. Хроники бедствия. Фенилэтиленаминовая атака.

Про “неожиданность” встречи с будущим солнцем беспросветным можно забыть сразу. Люди живут довольно плотно и общаются друг с другом каждый день. Но “мимо ходить” и “заметить”, а тем более “принять” – вещи все же разные. Готовность влюбиться, как правило, опирается на сниженную критичность, на временно сниженные требования к общению, на ощущение своей ситуации как безнадежной в плане перспектив общения. Добавив к этому три-четыре критичные для конкретно этого сознания параметра, можно получить представление о наблюдаемом, то есть, вообще “замеченном”, то есть, для начала отраженном как существующий и вызвавшем интерес объекте. И вот здесь давайте остановимся, чтобы не упустить один важный нюанс. Представление об объекте, годном для – чего именно?

Вы, возможно, не поверите. Но именно для того, чтобы запустить собственную эндокринную систему и заставить ее вырабатывать гормоны. То есть, образ другого человека, при некотором везении, может послужить спусковым крючком, запускающим механизмы, обеспечивающие в вашем родном организме некие процессы, позволяющие ему быть чуть более живым, чем до того.

В случае влюбленности годность образа рассматривается с точки зрения эффективного начала фенилэтиленаминовой атаки.

Почему это называется атакой, вопрос отдельный. Я тут курсивом коротко расскажу в самых общих чертах. Дело в том, что представления о себе у людей включают в себя не только внешний вид (его как раз часто в последнюю очередь), или реальные возможности (не смейтесь, пожалуйста). Представления о себе у людей связаны с привычными эмоциональными состояниями. Кстати, путать привычное и желательное здесь было бы очень большой ошибкой. Так что любые изменения в эмоциональном состоянии вызывают у людей в среднем серьезные сомнения, а себя ли они видят в зеркале и являются ли они, пребывая в этом настроении, все еще собой, или уже нет.

То есть, родное сознание человека химически атакует его же собственный родной организм и выводит его в странное состояние, которое и принято называть “влюбленностью”. Его признаки одинаковы для обоих полов, вот их описание:

1. Зрачки чуть расширены, глаза блестят дыхание преимущественно ртом и чуть более глубокое, чем обычно. Правда, привлекательно? А в начале 20 века наркоманы и наркоманки, морфинисты особенно, так привлекали внимание именно потому, что на начальных фазах употреблямса выглядели (и до сих пор выглядят) именно так.

2. Пульс частит. Он во время ФЭА-атаки постоянно частит, заснуть в этом состоянии реально сложно. И ведь это не на два дня история, это неделями и месяцами продолжаться может.

3. Температура тела и артериальное давление тоже нестабильны.

4. Изменяется (становится более активным) выделение кожных секретов. И они имеют специальный, не очень различимый, но привлекательный запах.

5. Аппетит снижается. Депонированные запасы расходуются очень быстро – жировые прослойки уменьшаются в размерах, и даже венозный отток может улучшиться.

6. Наступает временное улучшение здоровья, иммунитет повышается, хронические хвори на время отступают. В общем, понятно, зачем: чтобы сил хватило на ухаживание и его успешное завершение и чтобы ничто не отвлекало лишний раз, пока процесс не завершен.

7. Появляется ощущение легкости в теле и особой четкости и ясности сознания, возникает иллюзия, что любая насущная задача может быть легко решена. На самом деле это верно только для физической формы, а в интеллектуальном плане будет совсем наоборот: пока это безобразие не кончится, думать будет нечем, и излагаемая влюбленным существом идея будет для стороннего наблюдателя выглядеть редкостным бредом просто в силу неудачного изложения.

8. Периодически (несколько раз в день) всплывает ощущение беспричинного счастья. Причина у него есть, и вполне весомая – новая порция гормона поступила в кровь, еще бы не счастье ;).

И это только начало.