Непослушное дитя природы. Обратная связь и личностный рост.

Разумеется, связь между двумя понятиями, вынесенными в заголовок этой части статьи, есть. Но, как бы ни удивительно было это читать апологетам “научения на пределе”, она все же не прямая. Есть ряд условий, вокруг которых сложилось и бытует довольно много заблуждений, мешающих эти условия соблюдать, в результате чего ожидаемый эффект от обратной связи оказывается совсем не таким, каким ожидается.
Об этих условиях говорено и писано столько раз, что повторять кажется как-то даже и неловко, но поскольку повторять все равно приходится каждый раз, то лучше я напишу. Можно ссылаться на этапы развития морали по Колбергу, можно на самодостаточность актуализированной личности по Шострому, можно на пирамиду потребностей по Маслоу, можно на возрастную психологию в любом изложении, от Выгодского и до Дольто, результат получится примерно похожим. Ну с точки зрения не очень заинтересованного пользователя. Можно расписать соответствия отношения к обратной связи со шкалой ресурсности подробно, а можно и не расписывать. Кому не интересно, те прочтут меньше букв, кому интересно, те сами в состоянии взять учебник или справочник по возрастной психологии и соотнести ресурсное состояние индивида и его отношение к внешним оценочным суждениям. В целом, если идти от минимальных кондиций к максимальным, самостоятельность суждений и устойчивость к обратной связи будут возрастать, но в последние пятьдесят лет это принято связывать с биологическим возрастом, не слишком обращая внимания на реальный уровень личностной зрелости и ситуативные кондиции, которые могут тоже влиять на состояние и изменять доступный уровень самостоятельности в обе стороны. Остальное можно развернуть в отдельную статью, с таблицами и графиками или предложить читателю выбирать глубину погружения в тему самостоятельно.

В эпилоге к общей обзорной статье уделять этому вопросу много времени смысла нет. Я бы хотела обсудить другой аспект темы, социальный. А именно – взаимоотношения лидера и общества. Под обществом здесь следует понимать, людей, формально взрослых и дееспособных, но по каким-либо причинам, ощущающих необходимость в руководстве и направлении их внимания, интересов и сил извне. Если судить с точки зрения норм психологии развития, то это скорее свойство подросткового возраста, но так получается, что оно может быть присуще и людям, которых принято считать зрелыми и даже пожилыми. И для людей любого биологического возраста, у которых не удовлетворена потребность в лидере и руководстве, будут верны и все остальные признаки подросткового возраста – категоричность суждений, стремление определить принадлежность к группе, как свою, так и собеседника, потребность иметь общие с группой ценности, разделять и защищать их… Об том, как подросток ведет себя и чувствует мир, написаны стопки литературы, посвященной этому возрасту.

Не думаю, что имеет смысл перечислять здесь все признаки подросткового возраста подробно. Повторю только, что течение времени, отдаляющее человека от дня его появления на свет, вовсе не гарантирует того, что подростковое и даже детское поведение его останется в прошлом навсегда.

Возвраты возможны, и у них есть три причины. Франсуаза Дольто в своей работе “на стороне ребенка” определяла их для школьников как психологические (неуверенность в собственных возможностях со всей массой причин, ее порождающих), педагогические (невозможность усвоить материал из-за проблем преподавания, методических или технических) и социальные (невозможность сосредоточиться на материале из-за дурных физических кондиций, обусловленных скверными обстоятельствами, в которых находится семья). Для взрослого эти же причины определяются почти аналогично, с очень небольшими вариациями. Среди них будут, конечно, психологические (неуверенность в собственных возможностях), методические (проблемы компетентностей, как инструментальных, так и общих, типа коммуникативных навыков или эмоциональной компетентности) и социальные (невозможность сосредоточиться на процессе или цели из-за скверных обстоятельств, окружающих индивида и составляющих его жизненные условия).

Но если ребенок школьного возраста в любом случае более зависим от благосклонности значимых взрослых, чем от собственных результатов, и результаты учебной деятельности школьника, по большому счету, нужны отвечающим за него взрослым, а не ему самому, то ситуация с регрессировавшим до состояния подростка-школьника взрослым оказывается совсем другой. Есть работы психологов, посвященные описанию сообществ таких взрослых, среди их авторов можно назвать Вильгельма Райха, Виктора Клемперера, Бруно Беттельгейма и Алис Миллер. Понимающему этот ряд имен скажет достаточно, интересующимся названного хватит, чтобы самостоятельно найти материал для более глубокого изучения.

Но в этих работах вы не найдете то, что я сейчас хочу кратко осветить. А именно – судьбы лидеров таких обществ и отношение к ним. На материале, предоставленном нам историей, мы можем видеть, что постэндшпиль жизненной игры, посмертная репутация лидеров таких сообществ, часто переживает их самих. И эта посмертная репутация соотносима с размером влияния личности на общество при жизни. При этом оценка лидера по параметру эффективности именно в таких сообществах может быть подменена, на выбор, или оценкой по параметру продуктивности (без учета соотносимости результата с заявленной исходно целью) или параметром ощутимости усилия, необходимого для того, чтобы соблюдать правила сообщества и выполнять требования, обусловливающие принадлежность к нему.

Общественное признание, таким образом, тоже не является прямым показателем личностного роста, за одним только исключением, да и с ним много сложностей. Я имею в виду сферу искусства. А в остальных областях человеческой жизни соотношение признания и принятия с личностным прогрессом связано нелинейно. Сперва обратная связь диктует направление и количество прироста в развитии, затем она принимается к сведению, затем индивид становиться способен формировать отзывы согласно своим целям и интересам, а затем оценочные суждения, которые ему адресованы, становятся для него сообщением о тех, кто эти суждения сформировал и донес до индивида. Причем, если суждение сформировано одними, а донесено другим, это может дать адресату суждения информацию обо всех участниках цепочки, кроме себя самого, для оценки своих действий на этом уровне применяются уже другие критерии.

И если физический возраст индивида продолжает прирастать, а кривая влияния на него оценочных суждений остановилась в некой точке и не продолжается – видимо, психологический возраст и кондиции остались именно на уровне, естественном для этой точки кривой. Говорить об эффективности и личностном росте или прогрессе в этом случае уже не приходится, но это и не судьба большинства. Как бы я и вы, уважаемые читатели, к этому ни относились.