Непослушное дитя природы. Логика социальности

А теперь о том, как культура и этология встретились в человеческом обществе и о чем они договорились. И о том, что из этого следует для нас всех.
Начнем с того, о чем вы не имели возможности спросить меня сразу, потому что форум к сайту еще не прикручен. Впрочем, если бы даже он на сайте и был, это вряд ли повлияло бы на сущностное содержание ответа.
Итак, зачем я использовала в начале статьи все эти понятия, про которые всем известно, что они ненаучны, поскольку антропология отвергла этологическую компоненту социальности людей.
Дорогие друзья. Во-первых, все гораздо сложнее, чем может показаться даже в этом утверждении фразой выше. Дело в том, что концепции этологии активно пересматриваются не первый десяток лет, поскольку есть две категории исследователей. Те, кто изучает поведение виварных, лабораторных или иным способом отделенных от привычной среды обитаний групп животных, и те, кто изучает поведение группы животных в естественной для них среде обитания.
А во-вторых, те “все”, которым известно, что понятия, которые я использовала для того, чтобы начать разговор, ненаучны, и те “все”, которым известно, что они абсолютно достоверно действуют – это, дорогие мои читатели, разные “все”, и они друг с другом даже не знакомы. И если вы с высоты своей осведомленности начнете рассказывать это все тем “всем”, которых на курсах пикапа научили, как быть альфа-самцом, или на женских курсах рассказали, что такое настоящая женственность ТМ, вам в самом оптимистичном случае вежливо покивают, не слушая, что вы там несете. Так что – вернитесь на землю. И давайте говорить серьезно, то есть с учетом того, что ваше “все” и не ваше “все” друг с другом не знакомы, конечно, но постоянно встречаются, и это придется учитывать.

А учитывать это придется потому, что эти встречи незнакомых друг с другом “всех”, а заодно и их последствия, и есть следующий вопрос статьи: логика социальности, или как все-таки получить возможность ставить свои задачи и реализовывать свои цели, а не по шее за неуместную активность и чрезмерную самостоятельность.

И ответ на этот вопрос оказывается очень неочевидным. Несмотря на то, что он лежит у всех на виду, прямо между крылатым выражением “прощение бывает получить проще, чем разрешение” и другим, не менее летучим, “твое “да” ничего не стоит, если ты не умеешь говорить “нет””.
Но все же давайте по порядку.

Начнем с концепции виварных животных и людей – и всего словаря, прикрепляемого к этой концепции, приведенного в начале статьи.
Для начала – несколько не слишком удобных вопросов.
Все ли из тех, кто читает этот текст, помнят, что рабочий день вовсе не всегда был восьмичасовым?

Все ли из тех, кто читает этот текст, помнят, что во времена до эпохи мобильных телефонов, интернета и социальных сетей люди вынуждены были ограничивать свое общение кругом, заданным географически или социально? И что выпав из этого круга, жизнь приходилось начинать фактически с нуля, с огромными рисками для жизни?

А как бомжи назывались в середине двадцатого века в России, кто-нибудь знает? И срок их жизни, кстати, тоже?

К чему это все? А как раз к концепции закрытой социальной группы, в которой этологическая компонента как работала, так и продолжает работать. Между прочим, членами таких групп были еще ваши мамы и папы.

И в этом месте самое время возразить: сейчас есть социальные сети, информационный поток в разы больше, вообще столько новых возможностей! И это правда: новых возможностей масса. Вот только воспользоваться ими не так просто, как казалось бы.
Что мешает? Давайте разбираться.