Непослушное дитя природы. Взвешено, сочтено, измерено. Часть 2.

Идем дальше, на индикаторе два деления.
Плюс два деления – организм может спокойно передвигаться не только по помещению, но и по территории за пределами дома, в рамках известных и не слишком длинных маршрутов. А также он способен уже: разделить свои физиологические нужды и свои социальные интересы и прервать одно ради другого, потом вернуться в прерванному, при необходимости, может начать и закончить деятельность по внешнему требованию, может сам согласно обстоятельствам выбрать известный протокол поведения и его применить по ситуации. Он еще не очень устойчивый, и отрицательный заряд его роняет в ноль или куда-то сильно вниз, но он уже способен жить самостоятельно без внешней поддержки больше часа и даже, при удачном стечении обстоятельств, больше трех часов. Играть индивид еще может, но теперь только в группе себе подобных и при их поддержке, во-первых, – и по выработанным ДО начала игры правилам, во-вторых.

Минус два деления – это хорошо прокачанный зомби, который порядок знает и способен по интонации обращения угадать, какая именно команда подразумевается. И да, за пределами дома он тоже вполне умеет не сбиваться с маршрута, но вне дома ему следует доверять как можно меньше предметов, которые он может обронить, потерять или проворонить. Периодически его надо взбадривать живительными пинками, но в целом он уже существует от распоряжения до распоряжения вполне автономно. Разумеется, если ему перепадет какое-то количество положительного заряда, он скиснет, начнет дурить и уйдет с маршрута или потеряет процесс… но два-три бодрящих шлепка – и все снова в порядке! Зомби не может играть. Но зато он может конкурировать за внимание и добывать его массой разных способов, попутно убирая конкурентов с дороги.

Чуть прибавляем тонуса подопытному, два с половиной деления на индикаторе.

Плюс два с половиной деления – это уже не просто организм. Это существо, или индивид. Оно уже умеет само подзаряжаться, хотя когда забывает и проваливается – это грустное зрелище. А провалиться оно способно до половины первого деления шкалы. Более того, оно уже понимает “мое” и способно уверенно следить за нахождением и передвижениями всех своих предметов, по собственной инициативе как собирает их в кучку, так и “метит” ими территорию, и способно само определить не только свой предмет и свою территорию, но и “свое” время, в которое оно вправе самостоятельно определять себе занятие, в отличие от “чужого” времени, в которое ему занятие определяет кто-то извне. Играть он больше пока не может, теперь он осваивает новое напрямую, прямо в деятельности.
Минус два с половиной деления. Зомби тоже способен взбадривать себя сам, уверенно применяет для этого все действенные негативные стимулы, уверенно огрызается на других зомби и использует живые организмы, оказавшиеся в радиусе досягаемости, для того, чтобы получать дополнительные негативные стимулы по запросу. Он еще не овладел искусством эффективного запроса негативного стимула, поэтому использует все известные ему запросы пакетом, и получает подпитку нерегулярно и в непредсказуемом количестве, но в каком-то количестве уже может добыть ее сам из разных источников. И теперь он может питаться и выделять. Это социальные действия, и у них есть назначение и смысл, кроме получения энергии из пищи. Возможность получать из пищи энергию нашему воображаемому не мертвому наблюдаемому доступна пока в минимальном объеме – но все впереди. Он, разумеется, не понимает “свою” территорию – зато способен ревностно охранять хозяйскую, как он это понимает. И да, территория, разумеется, будет рассматриваться не только в географическом смысле, но и во временном, и в правовом, и в социально-ролевом контексте. Хозяин, как вы понимаете – это тот, кто кормит. Болью, страхом, стыдом и всем, что зомби может переварить.

И наконец, мы видим полных три деления на индикаторе.

Если это плюс три деления живой организм, мы имеем в виду по-прежнему человеческий и именно человеческий, уже однозначно индивид, он даже умеет планировать время – правда, пока что не без сбоев, но в большинстве случаев попытка оценить объем предстоящей деятельности и соотнести его с доступным интервалом времени будет уже удачной, и решение типа “успеваю/не успеваю” принимается правильное. Кроме этого, он сам способен распределить деятельность по времени так, чтобы доехать до отдыха одним куском. Планирует он пока что крайне негибко, и склонен теряться и впадать в панику, теряя энергию и время, при любых незапланированных изменениях, но в знакомых условиях он вполне уверен и в первом приближении самодостаточен. И теперь он умеет получать энергию самостоятельно не только из еды и сна, похвалы и подарка, но и из удачно сделанной работы, из выигранной игры, из красивого пейзажа, интересного события, в общем, из социальных и эстетических событий своей жизни.
А если это минус три деления, то немертвый организм, который мы наблюдаем, тоже уже вполне индивид, и тоже освоил планирование – но планирует он не столько время и объем деятельности, сколько источники, сроки и способы получения следующей живительной плюхи. Он точно знает, к кому идти за зуботычиной, к кому – за оскорбительной и унизительной оценкой, и где брать новую порцию стыда и страха. И умеет это получить в нужное ему время из запланированного источника. Материальные компоненты он тоже умеет грызть сам, и даже может получать из них энергию более успешно, чем раньше: он знает, какую социальную стоимость имеет какая еда, как в этом же плане оценивать одежду, аксессуары, рабочие инструменты и так далее. И умеет этим пользоваться, чтобы добывать себе тонус. Он все еще очень неустойчив в к положительному заряду и может от него начать сыпаться и терять ресурс, но уже умеет восстанавливаться сам, и довольно агрессивен к любому носителю положительного заряда, пытается разрушить его источник, но пока еще при неудаче или хотя бы гадательном исходе обращается в бегство.

Рассмотрев поведение индивидов, мы видим, что общим для обеих сторон шкалы от нуля становится аспект несамостоятельности и низкой активности, обусловливающий потребность в постоянной поддержке извне, а различия будут проявляться, в самых общих чертах, в характере требуемой поддержки и в характере активности.

Есть еще среднересурсные индивиды и высокоресурсные, о них речь и пойдет далее. Сперва о среднересурсных индивидах. Я начну с общих признаков. Прежде всего, в отличие от низкоресурсного индивида, среднересурсный – это уже гораздо больше характер, чем организм. То есть, поведение индивида со средним уровнем ресурса гораздо больше связано с его целями и образом мыслей, чем с его прямо сейчас актуальными потребностями (если речь идет о плюсовой части шкалы) или актуальными внешними стимулами (если речь идет о минусовой ее части). Фактически, в плюсовой части шкалы мы уже видим личность, а в минусовой – лича. Если вы, читатель, не играли в AD&D и не знаете, что значит это слово, то представьте себе новообращенного или не слишком сильного вампира, который понимает, чего от него требует обстановка, но вот выполнить эти требования может далеко не всегда.
Разницу между личностью и личом увидеть будет уже довольно трудно. Сейчас сами увидите, почему. Заодно поймете, как выглядит лич, а как личность, и куда смотреть, чтобы понять, что перед глазами. Итак.

Смотрим на индикатор, видим там три с половиной деления заряда.

В положительной части шкалы мы видим личность. Реально, вот так без дураков – личность. Потому что в области значений между 3, и 3,5 есть место для качественного скачка в развитии активностей. И личность от индивида будет отличаться прежде всего пониманием своих личных границ. Границ между своей и чужой территорией, между своей и чужой ответственностью, между своим и чужим мнением, между запрошенной и незапрошенной оценкой. В этой области шкалы уже можно спокойно пройти мимо конфликта и/или переключиться на что-то более интересное и/или позитивное. А в менее ресурсном состоянии самому переключиться сложно, остается только просить назойливых собеседников (назовем их так пока) отстать – или лупить из главного калибра, невзирая на то, что отношения могут испортиться, потому что “иначе испорчусь я”. Три с половиной деления шкалы индикатора (множим на 5,5, получаем почти 39%, кому в процентах удобнее) – это запас ресурса, уже достаточный для того, чтобы держать границы, но недостаточный для того, чтобы держать их легко, без напряжения. Это как раз тот уровень, когда личность еще пока недостаточно ресурсна, чтобы делать это спокойно, и склонна особенно активным нарушителям личных границ заносить свое мнение в грудную клетку, верхний шаровидный отросток и прочие части организма – а это не самая эффективная стратегия защиты от немертвого. Но защита всей области своих границ в этой области значений шкалы уже возможна, хотя и ценой больших усилий.

А в отрицательной части шкалы, в той же области значений, будет вполне продвинутый лич. Которого без опыта распознания, да в нашем дискурсе, перепутать с личностью проще, чем поздороваться. Так что давайте посмотрим на него пристально. Он тоже прекрасно знает, что такое личные границы. Но читает чужие погранфлажки, как сообщение о том, что там, внутри, вкусный ресурс. И пытаться пройти за них он будет вполне активно и целенаправленно. И еще – теперь лич умеет получать энергию из еще двух источников: из боли, стыда, страха, унижения, которое переживают другие люди и даже из признания и похвалы других людей, неважно, насколько искренними они будут. В этой области значений шкалы лич становится достаточно сильным, чтобы манипулировать, и использовать как подкрепления собственного поведения как отрицательную по знаку обратную связь, так и положительную. И с этой области значений шкалы начиная, лич становится способен обучаться переназначению смыслов поступкам и словам других людей. Пока что он может только искажать слова и сдвигать акценты – но этого вполне хватает, чтобы не так понять – и повесить ответственность за качество понимания на сказавшего.