Мудрец: информированность или компетентность?

Ну вот, друзья и читатели, мы с вами и добрались до невидимых и неведомых людей, в которых никто не верят, а если верят, то не знают, как с ними общаться и что с ними делать вообще. Так вот, правильный ответ – никак, потому что если вы это увидели и определили, то это не оно. И это причина, по которой у Марк и Пирсон в качестве примеров представителей архетипа есть Искатели Галлилей и Альберт Эйнштейн, Правители Конфуций и Будда, нешуточного размера толпа Шутов (мне правда лень перечислять, но там и Карлин, и Опра Унфри, и Эрма Бомбек, и кого только нет)… и никого, естественно, из тех, кто мог бы этот архетип представить. Я имею в виду – не на уровне имитации. На уровне имитации как разу все просто: предъявите компетентность или осведомленность, лучше в узкой нише, не относящейся прямо к повседневным бытовым интересам большинства – и все в порядке, вы уже приняты за Мудреца. Если не получается – то говорите о самых общих и распространенных проблемах так, как будто к вам они вообще не относятся, займите позицию наблюдателя и… смейтесь! Все купятся. Те самые “все”, да-да-да, которые представляют первые четыре архетипа. Если и это не получается – просто прекратите говорить о конкретике, и обсуждайте любой вопрос с самой общей и глобальной точки зрения, при этом постарайтесь удержаться от прогнозирования и высказывания личного отношения. Тоже отлично сойдет.

… а если не имитировать – смотреть надо вообще не туда. Смотреть надо в средневековые напрочь забытые литературные источники. Например, в биографию (а можно прямо в мемуары) Бенвенуто Челлини, который ухитряется поменять заказчика, город проживания и прочие, еще менее значимые для него, обстоятельства удивительным образом до того, как у этих, текущих, выйдет срок годности. И еще и остаться при этом, в отличие от Творца Микеланджело, со всеми в хороших отношениях. Или в биографию князя Горчакова, дипломата, соученика Пушкина, в непростых условиях той России построившего блестящую карьеру – и обруганного за это всеми советскими историками, которым до него было дело – и чуть ли не единственного из лицеистов того выпуска умершего в пожилом возрасте и от естественных причин.

С точки зрения тех самых “всех”, Мудреца не бывает, или он не значим, и вообще это тот странный ботан-тормоз, который все время ухитряется прозевать самую движуху, отойдя то ли попить, то ли пописать, то ли шнурки завязать. И появляется снова ровно в тот момент, когда все уже подсчитывают впечатления и царапины. Поэтому никого и никогда не волнует, во что он одет. И это неважно, что такое и так будут носить, скорее всего, лет через пять, он все равно уже будет одет в другое, да и какая разница, во что он одет, если его тут все равно никогда нет. Мудрец – это тот странный человек, который может в любой ситуации именно то, что мечтает сделать Простодушный: ПРОСТО СДЕЛАТЬ. И чтобы работало. Так что изображать Мудреца можно – впрочем, как и Шута, и Правителя – только до первой встречи с задачей, всерьез и безотлагательно требующей решения в настоящих, а не имитационных, стратегиях архетипа. Причем разоблачение имитатора здесь грозит не столько потерей социальных позиций – у Мудреца они ниже, чем у Правителя – сколько серьезными травмами (не только психологическими) от встречи с острыми углами реальности.

Но если вы готовы рискнуть…

Почаще повторяйте окружающим следующее:
– нужно же думать
– это потому, что…
– не надо делать из меня дурака
– если ты умеешь (любой примитив на выбор, но чаще – “узнавать буквы”), это тебе доступно
– у думающего человека здесь проблем быть не должно.

И постарайтесь случайно не проговориться о том, что:
– такой умный вы не сразу знали эту азбучную истину
– такой опытный вы, вообще-то, не в курсе, что делать с этой неведомой хренью, непонятно откуда взявшейся на вашу голову и головы окружающих
– вы тем более не в курсе того, как будет дальше развиваться ситуация, и как в ней себя вести, вы тоже не понимаете
– такой проницательный вы разочарован в человеке, который пользовался вашим доверием, особенно если это стало широко известно
– что у вас тоже случаются ошибки, и вы их исправляете, как все: больно, долго и дорого

И постарайтесь убраться со сцены до того, как вам начнет светить, на выбор, что-то из следующего:
– вас начнут спрашивать, когда же будет наглядная демонстрация вашей потрясающей компетентности и осведомленности на уровне практического применения
– вам предъявят другого такого же компетентного и умного и спросят: – “а вот он другое говорит, и кто из вас прав?”
– вас вынудят участвовать в ситуации, в которой хорошо выглядеть вы не можете, и вы не сумеете отказаться.

Если вдруг вы нашли рядом с собой образец такого поведения и не хотите потерять, то учтите следующее:
– это неотмирное нездешнее чудо очень любит заниматься своей бессмысленной и бесполезной фигней, и вообще у него ветер детства по всему организму, смиритесь с этим и примите это как данность
– есть вещи, которые это ваше неотмирное чудо знает просто потому, что знает. Не надо просить объяснять там, где надо просто принять его право делать странное, и или не мешать или не присутствовать. Он/а все равно скорее всего окажется прав/а.
– скорее всего, он будет скучать там, где другим весело, и не оценит того, что всем нравится. Не обижайтесь. Если совсем трудно – считайте, что он аллергик. Или астматик. В общем, что это такое ограничение. Ему правда никак.
– нет, двадцать тысяч на книги по теме, которая будет забыта через год – это не “деньги на ветер”. Вы никогда не можете знать, когда и как будет использовано прочитанное, услышанное, увиденное, далее списком.
– если Мудрец лажанется, то он сделает это с поистине королевским размахом. Но кроме него не пострадает практически никто.
– если он решил участвовать в этом провальном предприятии, сказав, что оно провальное – не отговаривайте. Ему это все равно зачем-то надо. И вы никогда не можете знать, ни того, что он из этого предприятия вынесет, ни как и в каких обстоятельствах оно будет использовано.
– если вы решили спорить с ним по какому-то конкретному и предметному поводу – будьте готовы к тому, что вы в лучшем случае будете похоронены в горе информации, доказывающей именно ту позицию, которой вы оппонируете. А в худшем случае вам предложат поставить натурный эксперимент, в котором, если ваша позиция верна, с вами и с вашим оппонентом совершенно ничего страшного случиться не может, и если вы уверены, то можно не переживать.
– одеваться он будет всегда так, что в пиру, в миру, в гостях и на работе эта одежда будет одинаково “почти нормальная, почти как у людей”, разве что с повышенной устойчивостью к погодным условиям и позволяющая двигаться немного более свободно, чем любая другая почти такая же.

Что он любит, чего он не любит, чего он боится – вы не узнаете все равно. И даже если узнаете – не поверите. А насчет вопроса в заголовке – да ни то и ни другое, естественно. Это же финальная точка развития того же вектора приоритетов, который объединяет Простодушного и Искателя. Так что – любопытство без тормозов! И еще некоторое количество опыта.

Какие они покупатели.

Если говорить о Мудреце, как таковом, то Мудрец покупает всегда информацию или опыт. Если можно взять два, то берет два. Если Мудрец не покупает информацию или опыт, то он покупает приборы и материалы для производства информации или опыта.

Все остальное или не имеет значения, или не подходит мудрецу потому, что не может гарантированно пережить контакт с условиями жизни Мудреца.
Услуги? Конечно, обучение. Все остальное по остаточному принципу и в случае крайней нужды.

Пищевые предпочтения? – Если Мудрец ничем не занят, то он предпочтет новое. Новый вкус, новый способ приготовления, новый продукт. Если занят, то все равно, лишь бы не гвозди с картоном.

Одежда-обувь? – что-нибудь, чтобы не приставали с дурацкими придирками и расспросами. И да, карманы обязательно. Но лучше скрытые, из них точно не выпадет.

Аксессуары? – Если на него что-то нацепил работодатель, или Мудрецы, очередной раз собравшись обменяться опытом, договорились между собой о том, что у их тайного клуба в этом сезоне, или году, или десятилетии вот такой условный знак, то этот знак на нем будет. Или будет сувенир с этого самого съезда по обмену опытом. А без связи с подобными условиями Мудрецу аксессуары в общем-то безразличны.

Имитировать это, чтобы получить социальное одобрение кажется не очень выгодным занятием. Но здесь есть один нюанс. Мудрецов все равно пытаются имитировать, иначе в книге, посвященной темам рекламы и продажи, не было бы главы о них. Действительно, если они не могут формировать спрос, то зачем их и исследовать. Если бы от попыток изобразить Мудрецов не было никаких выгод, никто не пытался бы это делать. А их исследуют. И их поведение пытаются копировать.

Но. Имитаторы всегда подражают поведению предыдущего поколения Мудрецов – по сравнению с теми, которые активны и эффективны на момент имитации. Вот несколько примеров. Мудрец 30-х годов 20 века – это инженер, сотрудник лаборатории кафедры ВУЗа, или исследовательского отдела, или свежесформированного института. Его одежда – поношенная пиджачная пара и возможно, рабочий халат поверх. И эта поношенная пиджачная пара становится стилем всех имитаторов, желающих уважения и внимания к своим словам за позу и тон, а не за реальный результат. В эти же поношенные пиджаки Стругацкие одевают в 70-е всех сотрудников своего НИИЧАВО. В то время как в 70-е действующий мудрец уже одет в драные джинсы, в том числе в СССР, и носит на голове буйны кудри, покрывающие как минимум воротник, а то и половину спины. К 90-м годам 20 века имитаторы усваивают этот стиль, а действующие Мудрецы бреют головы, отмыты до скрипа и облачены в бесцветный просторный светлый хлопок и лен. Сейчас копируют как раз этот стиль. В чем ходят Мудрецы теперь? Не скажу 🙂 сами вычисляйте, если хотите. А если не хотите – подождите. Их начнут имитировать и все станет понятно.

С предпочтениями имитаторов, подражающих Мудрецам, все тоже очень просто. Они пытаются быть самыми правыми, самыми праведными и самыми светлыми в рамках требований, неактуальность или сомнительность которых уже очевидна. В отличие от Героев, Романтиков или Изгоев-Бунтарей, готовых умирать и страдать за свои идеи, даже если их не очень поддерживает их окружение, имитирующие Мудрецов люди ждут одобрения за свое поведение, и ожидают увидеть это одобрение от совершенно определенной целевой аудитории и в совершенно определенной форме. И как раз они и есть самая активная целевая аудитория для всех коммерческих предложений, которые могли по достоинству оценить слушатели и ученики Мудрецов предыдущих поколений. Причем, самые плохие и малоперспективные ученики. В самом деле, современные коврики для йоги высмеял бы любой из гуру конца 70-х, как и тех, кто на них занимается. Да и про пользование калькуляторами для расчетов инженеры 30-х высказывались вполне однозначно.

Теперь я назову критерии и маркеры, пользуясь которыми, вы сможете выделить и отличить торговые предложения для этой целевой аудитории.
Это, прежде всего, товары и услуги для личностного роста и развития потребителя. То, что может заменить его собственные усилия и приблизить его к результату в виде здорового тела, эмоционального равновесия, компетентности и эффективности. Это модные тренинги, дорогие и ярко прорекламированные учебные курсы лекторов с именем, занятия у “звездных” тренеров, уникальные программы тренировок, ретриты в знаковых местах и тому подобные предложения. Также это товары и услуги, работающие на повышение доверия к потребителю, сейчас это индивидуальные занятия риторикой, ораторским искусством, консультации у преподавателей этикета, работа с помогающими специалистами в области совершенствования самопрезентации. С этим архетипом самые забавные ситуации складываются тогда, когда имитатор покупает как услугу труд именно того,, кого он намерен имитировать – и ему эту услугу продают.