Искатель: опытный камикадзе и почему он жив.

Зверь это редкий и малопонятный большинству средневстреченных. Оттого, собственно, и редкий. Для начала, носители архетипов из второй четверки вообще встречаются сильно реже, чем те, чьи жизненные роли входят в какие-то архетипы из первой четверки, закон природы такой. Соответственно, про тех, кто добрался до ролей, входящих в четыре последних архетипа, в основном рассказывают легенды, причем такого сорта, что живых людей в этих легендах не только без подсказки не узнаешь: пальцем ткнут – и то не соотнесешь. И это естественное положение вещей, потому что легенды сочиняются изнутри как раз предыдущих архетипов, и логика концепций последующих ролей не натягивается на мозг, дошедший до концепций более простых в исполнении и с меньшей ценой ошибки. Впрочем, до этого еще дойдем. Искатель – последний из тех, кого Свой Парень, Заботливый, Простодушный и Герой способны увидеть, узнать и понять как явление. Все остальные – это или вселенское зло (почему-то с печеньками), или сильномогучее колдунство, или можно не выбирать. И знаете, как его проще всего узнать? По карманам. Нет, не по тому, наколько они набиты. А по тому, сколько их на одежде. Строго говоря, одежда Искателя, да и Искательницы тоже, процентов на сорок пять, а то и на шестьдесят, состоит из карманов. В промежутки между карманами могут быть вшиты заплатки, но это не так важно. Важно, что в карманах лежит. А лежат в карманах Искателя всякие Штуки Для Познания Мира. Как правило, полифункциональные. Поэтому карманов должно быть достаточно, чтобы все эти штуки удобно разместить и сильно не рыться, их доставая. А рюкзаки и сумки Искатели не особенно жалуют, но если носят, то небольшие и тяжелые, как… я даже не знаю, с чем сравнить. При этом, с шансами, все это будет или одного какого-нибудь цвета, в котором цвета как бы и нет: выцветший хаки, выцветший шаровый, вытертый черный, коричневый или темно-синий – как-то так. Не из принципа и не в связи с идеей, а потому что все остальное или какая-то яркая неведомая фигня, или цвет был неважен до первой стирки, а потом сам кончился. Или цвета будут сочетаться так, что сразу будет ясно: человек в зеркало последний раз смотрел, когда был еще в белье. А одежду таких цветов он выбирает, чтобы ее легко было найти среди других вещей.

Я еще раз напомню, что я говорю про русскоязычную культурную среду и постсоветское пространство, да? А то вдруг кто-нибудь забыл. Так вот, как правило, в здешних краях и окрестностях эти ребята раньше, лет еще двадцать-двадцать пять назад, ходили изрядно обросшие, но не с холеными гривами до локтей, как музыканты или художники, а просто… ну, стрижка как стрижка… была… полгода назад… Девочки в том же временном периоде, выходя в этот режим, предпочитали или собирать волосы в хвост, или плести косу. Сейчас и те и другие или стригутся чем короче, тем лучше, или срезают ту часть волос, которая активнее всего мешает, а остальное остается как есть (пока не начинает мешать). Получается… интересненько, но это им до определенной степени безразлично. Так что, увидев на улице такое, перепутать это с чем-то довольно сложно. А, да: тут вам не Америка, где большинство Искателей будет “лошадными”, то есть людьми, живущими преимущественно за рулем. В русскоязычном культурном пространстве эта связь только начинает устанавливаться, тогда как для Америки и Европы она является устоявшейся закономерностью годов с 50-х. Было бы и раньше, но помешали Великая Депрессия и вторая мировая война. Здесь это люди, путешествующие иначе: автостопом или поездами – но так же охотно и так же свободно. Что же до их внутреннего мира – дело обстоит примерно вот как.

Маркерами успеха для них является следующий набор признаков:
-НОВЫЙ УНИКАЛЬНЫЙ ОПЫТ. Особенно хорошо, если под этой маркой проходит то, что герой собирался сделать, но еще не успел, или что герой сделал, а повторить за ним пока никто не сподобился).

ОЩУТИМЫЙ (но не смертельный) РИСК. Можно и смертельный, если это понимается после того, как опыт уже успешно получен и авторизован. В этом случае тот фрагмент, который соотносим с идей “блин, чуть же не убрался”, авторизуется последним – и, как правило, стиумлирует Искателя заново проверить и пересобрать экипировку (сравните Геройское “я сумел! я превозмог! это было ААА! а потом еще ООО! и УУУ!” с этим самым “блин, чуть же не убрался, нахрена вот не…” и представьте, насколько эти двое будут друг друга любить…).
Искатель, позволяющей прекратить подвиг и начать исследование. Ну, тут, пожалуй, без комментариев.

-МИНИМУМ ВОЗНИ С БЫТОВЫМИ ЗАДАЧАМИ. Поэтому с собой у них есть ВСЕ, нет, ВООБЩЕ ВСЕ, что может понадобиться, причем упаковано это ВСЕ так, что фиг догадаешься, что по карманам рассован недельный запас мыльно-рыльных и аптечного, малый и средний ремонтные наборы, костровое (да, в городе, ну и что?), столовые приборы (ни за что не угадаете, как они выглядят сложенные), линза Френеля на всякий случай, чесалка для мозгов (головоломка, карманные шахматы, судоку, далее списком), малый канцелярский набор… что еще забыла? Ах, да: набор экстренной помощи другу – нож, штопор и открывалка для консервов и пива. Это если Искатель пеший и все свое носит с собой, а не сложил в бардачок машины/мотокофр. Если я и утрирую, то совсем чуть-чуть.

-ЗАВЕРШЕННЫЙ СЛОЖНЫЙ… ну пусть будет все-таки КВЕСТ, хотя тут было бы уместнее слово ЧЕЛЛЕНДЖ. И это самое сложное, несмотря на вдумчивую подготовку и тщательную проверку всех технических средств, которые планируется задействовать в основном процессе. Потому что слабое звено всего плана – это сам Искатель. Он, понимаете, растяпа и раздолбай. Ответственный, умный, осторожный, пунктуальный – растяпа и раздолбай. Поэтому он ухитрится выронить из кармана часовую отвертку на диком пляже длиной полтора километра ровно перед тем, как она ему понадобится. Поэтому он не примет во внимание пропущенный обед, накосячит с набором кода на двери, в которую он так торопился войти, что не пообедал, и опоздает на полтора часа (прождав под дверью кого-нибудь, кто его впустит). Поэтому она порежется последним приглашением, подписываемым прямо перед отправкой в ЗАГС, зальет кровищей все платье и только два пузырька перекиси, ждущие своего часа в шкафу… Все обойдется в итоге. И без опоздавшего не начнут, и часовая отвертка может быть заменена шпилькой из прически подруги, и мокрый подол никто не заметит, кроме нервно икнувшего жениха – но внимания и изобретательности ситуация потребует все равно сильно больше, чем планировалось. Ситуации все живые, если что. И иногда, поначалу освоения этих ролей особенно – все-таки не хватает их, этих специальных Искательских навыков.

-ОБЛАДАНИЕ УНИКАЛЬНЫМ. Не дорогим, обратите внимание. Не престижным, отметьте. А таким, чего больше ни у кого нет. По крайней мере в дельта-окрестности – точно нет. Это по заказу женщин-Искательниц (тех из них, кто решил надеть костюм девочки и в нем некоторое время походить) ищут, добывают и предлагают розовые сапфиры, оранжевые бериллы, коньячные бриллианты и зеленые аметисты. Это для них, неприхотливых таких, растят черные розы и гладиолусы, лиловые розы и розовые нарциссы. Это для Искателей создают домашние многофункциональные бесшумные министанки с массой насадок, приблуд и спецдополнений, при помощи которых можно сделать за день в одно лицо то, на что вообще-то бригаде специалистов нужно три-четыре дня работы. И даже не очень задолбаться – с точки зрения Искателя. И Искателя не волнует, что эта штука стоит как половина станции “Мир” и нужна три дня в году. Эти им не лень полгода ждать поставки, в которой будет одна бутылка вина интересного ему урожая из – ну вот вперло его – определенной страны. Да, Романтик может выставить похожий запрос, но в случае Романтика наиболее вероятным развитием событий будет попытка отправить добывать эти чудеса в решете значимого близкого – лучшего друга/подругу, любимого/любимую или единственное чадо. А Искатель пойдет перерывать половину континента самостоятельно, чтобы случайно не то не принесли.

Чего Искатели больше всего не любят:

-скучать. Заниматься известным и надоевшим в обществе одних и тех же людей, не имея возможности попробовать новое. Обсуждать изглоданные до блеска темы, не имея возможности предложить новое или получить новый опыт. Не иметь собеседника.

-тратить свое время на реализацию чужих планов, не имеющих для него ни смысла, ни ценности.

-быть прикованным к месту или запертым в рамках одних обстоятельств и не иметь возможности освободиться.

-иметь долгосрочные обязательства, требующие внимания регулярно.
Привлекательные для него товары и услуги он узнает о следующим признакам.

– Это полифункциональные вещи, их удобно носить с собой и использовать в условиях дороги, похода, чужого дома, или они заменяют несколько привычных вещей, совмещая в себе их функции. Услуги, привлекательные для них, тоже позволяют решить пакет задач одновременно.

– Это эргономичные вещи, ими просто пользоваться. Они экономят усилия. Это услуги, которые упрощают доступ к ценным активностям и снижают затраты на достижение важных результатов.

– Это инструменты для решения сложных и раздражающих мелких повседневных задач. Это услуги, снимающие нагрузку с ежедневной бытовой деятельности и освобождающие время для деятельности целевой.

– Это услуги и товары, защищающие от ненужных рисков во время выполнения сложных задач.

– Это уникальные услуги и товары, качественно меняющие сам подход к деятельности в определенной области.

– Это товары и услуги, пользование которыми является уникальным опытом или обеспечивает доступ к уникальному опыту.

 

В каких ситуациях им было бы страшнее всего себя обнаружить:

в ситуации выбора между ложью и получением невыполнимых обязательств (да, Марк и Пирсон об этом не говорят, по понятным причинам, а тут – вот так)

в ситуации тотального непринятия как окружением, так и посторонними людьми.

– в ситуации, требующей изображать Своего Парня

-в ситуации, когда челлендж приходится начинать без всякой подготовки, спасибо, что не в одном белье.

Мифологизируют Исследователей вполне охотно, но чаще с ними происходит другое: от их имени поют песни и пишут стихи. Они от этого исправно лезут на стенку, но, в силу природной нелюбви к бессмысленным (читать – не сулящим желаемых результатов) занятиям, предпочитают отмалчиваться. До конца семидесятых годов в России было полно социальных и функциональных ниш, в которых Искатель мог с удовольствием и пользой для себя и государства провести всю свою жизнь. А потом эти ниши кончились. А Искатели остались.