Творец – тот, кто творит или тот, кто вытворяет?

Вот кого в наших краях на улице узнать не сложно, так это Творцов. Чаще всего, именно их представители первых четырех архетипов определяют как фриков и клоунов, путая яркое с дурацким и определяя непривычное как смешное. Правда, кроме фриков, Свои Парни и Заботливые (наиболее быстрые в определениях и нетерпимые к непривычному) умеют определять еще музыкантов (по “дурацкой сумке”, которая на самом деле кофр для инструмента) и художников (по планшету для набросков и перчаткам без пальцев). Простодушный на такие вещи вообще не обращает внимание, или спрашивает прямо – “что это на тебе и зачем оно на тебе”; Герою, в общем, без разницы, какая именно спецодежда на его визави, он отличает спецодежду по устойчивости к определенного вида загрязнениям или по характерным загрязненностям – и ему достаточно.

Романтики чуть более внимательны, если у них есть желание и возможности для этого, но их способность узнавать какие-то отдельные виды Творцов зависит только от личного опыта данного конкретного Романтика. Сами Творцы друг друга узнают по совсем другим приметам, и это их маленький секрет размером с Эрмитаж. Впрочем, так не только в наших краях: любой квартал, где обитают художники в количестве более одного (впрочем, иногда и одного хватает), узнаваем с полувзгляда. Точно так же, как узнаваем с полувзгляда дом, в котором живет Безумный Цветовод (вы заметили, кхм, легкий оттенок намека на фрика в определении?). И хотя в некоторых странах некотороые виды фриковства как-то стираются на фоне общей и повальной увлеченности или традиции, и становятся культурной нормой, в общем как-то так само случайно получается, что Творец – это некий эпицентр процесса преображения окружающего его пространства. И именно по этому признаку они друг друга (и все последующие архетипы – их) и узнают.

Вы видите, как забавно варьирует проявление того же самого вектора приоритетов, что и у Заботливого, (напоминаю, что это стабильность)? Да, это фрики, способные заново раскрасить радугу, сделать пальто из ковра, браслет из столовой вилки и музыкальный инструмент из пивных бутылок, и еще и пользоваться сделанным. Именно они ориентируются на нечто неизменное и вечное, что может быть творчески переосмыслено сотней способов, но не может изменить своих базовых свойств или перестать быть. Они уверены, что все, что они создают – это такой способ еще раз напомнить всем желающим и всем не увернувшимся об этом вечном и неизменном. Но точно так же как Романтик, который в своем очередном увлечении способен увидеть только себя и узнать только себя, Творец, по большому счету, не создает ничего, кроме себя самого. Собственно “быть собой” и “улавливать одну суть во множестве форм” для них одно и тоже. Так они понимают стабильность. Не слишком-то похоже на Заботливого, правда?

Маркеры успеха для ролей, входящих в этот архетип, таковы:

-УНИКАЛЬНОСТЬ. Характер уникальности будет прямо зависеть от характера Творца – один скажет “я не возражаю, чтобы повторяли за мной, я-то знаю, КТО сделал это первым”, второй скажет “я буду делать то, что вы, никто из вас, повторить за мной не сможете, умения не хватит” – но желание в чем-то оказаться и остаться тем единственным, который смог там, где никто больше не смог, будет у всех.

ПРИЗНАНИЕ. Пусть возмущаются, пусть недоумевают, пусть негодуют (хотя, конечно, лучше, чтобы восхищались, восторгались и поклонялись) – но только не безразличие. Хуже безразличия есть только одно: “о, смотри-ка, у Y.Y. получилось так же, как у N.N.” – если случилось это, Y.Y. назавтра будет, как это водится у русских гениев, в лучшем случае мертвецки пьян с горя.

ИДЕИ. Много идей, еще больше идей, пусть роятся в голове, не давая спать, пусть просятся на холст, бумагу, струны, клавиши, под резец, далее везде…

-САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ.
Да, разумеется, и качество исполнения тоже, но СДЕЛАТЬ, и СДЕЛАТЬ САМОМУ – это важнее, чем, например, приобрести “годное” или, не дай бог, “приемлемое” с конвейера. И уникальность самостоятельного исполнения будет включать в себя в том числе то, что никогда не может быть признано качеством для вещи серийного производства: возможность сделанной вещи выразить и реализовать идею ее обладателя (если вещи делалась на заказ) или автора (если это было исполнение собственной идеи для личного пользования или просто по причине творческого зуда в руках). В этом месте есть особое отдельное отличие местных реалий от любых других: здесь “ты, что САМ это сделал, что ли, что оно такое кривое?” будет чередоваться с “господи, какое скучное, да еще и не особо удобное – фабричное, небось?” строго через одно поколение, образуя дивной красоты качели.

СВОБОДА. В смысле – достаточно времени, чтобы прислушаться к роящимся в голове идеям, вытащить что-то наружу, не повредив, и перенести в осязаемые и наглядные формы и материалы. Причем не разово и не периодически, а – ну конечно! – стабильно, как часть жизненного стиля.

Привлекательные для него товары и услуги он узнает о следующим признакам:

– Услуги в основном сводятся к расчистке или предоставлению готового пространства для самовыражения Творца. Товары являются, в том или ином смысле, средствами самовыражения.

– Товары полифункциональны или имеют очевидную и понятную функцию. Услуги сводятся к «принеси, убери, исчезни».

– Ни товары, ни услуги не несут в себе никаких дополнительных смыслов или сообщений, которые могут проявиться в процессе их применения, если Творец их не запланировал.

– Они защищают Творца от помех творчеству, постоянно обеспечиваемых средой (как шарфы и блузы у французских художников).

– Они сводят к минимуму обязательные бытовые и обслуживающие временные и прочие затраты, освобождая время и иные возможности для творчества.

Что Творцы не любят и с чем не хотят иметь дела.

-конвейер. Для Творцов это вообще воплощение вселенского зла. Все, что касается регламентов и официально утвержденных норм, стандартов и процедур, приводит их в мрачное отчаяние и толкает на поступки, стоящие им порой дорого.

-назначенные сроки, особенно если они сжатые. Они съедают все удовольствие от процесса.

-попытки вмешаться в творческий процесс, особенно если прямо руками. Не руками тоже плохо, а когда речь идет об упрощении и огрублении исходной задумки ради коммерческой выгоды или каких-то иных малоинтересных Творцу бонусов, то и совсем беда.

-вменение Творцу и назначение его проектам каких-то смыслов, которые Творец в проекты не вкладывал и которыми он не руководствовался. На этом драматическом повороте сюжета вменятелю может и стакан в морду полететь. И хорошо, если только стакан.

-социальные обязательства. Творец очень не любит, когда что-то отнимает время от творческого процесса, но если он оказывается ДОЛЖЕН отдать какой-то непонятный кусок времени, сил и внимания чему-то, что не относится к воплощению его идей, да еще и находится в ведении (собственности) другого человека… вот тут все самые страшные бури и громы и будут сосредоточены.

-форс-мажоры и чрезвычайные ситуации, которые нельзя развидеть и через которые невозможно перешагнуть. По той же причине, что и в предыдущем пункте, но тут еще и не поорешь, что тебе работать мешают – стихия-с.
Что им страшнее всего было бы увидеть в зеркале.

-обычного человека, существо толпы, одетого как все, думающего как все (точнее – НЕдумающего как все), не умеющего ни чувствовать, ни выразить свои переживания, воплотив их в линию и цвет, звук или запах (далее списком) и не способного понять ни свою, ни чужую уникальность и отдельность.

-не менее обычного человека, утонувшего с головой в обыденных обязанностях и не видящих белого света над кастрюлями и тряпками, холодильником и стиралкой (в лучшем случае), карандаши и краски полагающего игрушкой для детей дошкольного возраста, а из музыки понимающего гимн страны и пять колыбельных песенок

-наивного чижа, который, взявшись выполнять чужие желания, надеется получить за это признание и любовь. Творец-то знает: признание и любовь должны приносить заранее, за выполнение просьбы просто так, без оплаты, этого не дают.

-злого громилу, который может растопить печку бессмертным сонетом или уникальным художественным полотном, и понимающего ценность искусства только тогда, когда именно за этой штукой (неважно, как она выглядит) он месяц по скалам вверх лез, обламывая ногти.

-подкаблучника, бледную тень под окном своей безнадежной и безответной любви, которая еле замечает (если вообще) его существование.

… узнали?
И у этого отношения есть свои причины.

Дело, видите ли, в том, что творческий процесс – это такая штука, которая живет только и строго внутри целых и неповрежденных личных границ, на стабильной и безопасной территории, а вне этих условий дохнет на раз-два-три. И Творец – это первый архетип, который в полной мере ощущает смысл и назначение личных границ и личного пространства. Разумеется, как и все предыдущие архетипы, Творец не может увидеть (точнее – увидеть и поверить) в существование последующих, и не способен (как и предыдущие) признать, что его достижения не являются последней точкой пути развития, что дальше – можно, и даже может быть лучше. И предыдущие, имея закономерные (в силу своих приоритетов и своей позиции) проблемы с целостностью личных границ и безопасностью процессов, которые в них протекают (когда и если для этого есть условия, а они чаще отсутствуют, чем имеются), разумеется, выступают когда помехой для творца и его целеполагания и самовыражения, а когда так и прямо жупелом. Следующие по спирали архетипы такой угрозы для Творцов не несут, потому что свои личные границы защищают иначе, хотя убиваются об них Творцы – как и предыдущие об Творцов – гораздо надежнее. Просто не так громко и эффектно. Сюжета сказки в этом случае не получается, получается в лучшем случае баллада, а в худшем – притча, и то если повезет.