О незримых знаменах.

Думала я, думала – и решила написать в продолжение темы грифа, не обязательно данного. Додумалась не сама, а по результатам некоторых вопросов, заданных мне в том числе и в частном порядке на темы, имеющие довольно косвенное отношение к нашим здешним штудиям. За что отдельное спасибо двум спонсорам поста. Имен, как водится, не будет.

Начну с байки, более или менее иллюстрирующей тему. Да-да, чтобы вам было понятнее. Итак, жила-была некая семья с наследственным не то чтобы заболеванием, но особенностью. Не особенно, кстати, и редкой. Этим людям противопоказано во взрослом возрасте цельное молоко и вся еда на его основе. Сыр, кефир, ряженка, творог – пожалуйста. А вот мороженое, каша на молоке или паннакотта нежелательны. Как и финская уха на сливках или грибной крем-суп. Причем если разово оно еще проскочит, то при регулярном употреблении такой еды проблемы точно будут. Когда врач объясняла это теперь уже бабушке семейства, та, кивая головой, сетовала, что у родителей мужа тоже непереносимость молока. И как же быть. Оба ее ребенка ели нежелательную еду все детство и… в общем, когда старший получил закономерные предписания врача, ему было уже за 45. Потом ко мне пришла его племянница с разными жалобами на жизнь. Когда я предложила ей исключить из рациона молоко, на лице ее отразилась тяжкая работа мысли: “Кашу утром без молока? Но как?” Потом она это озвучила, добавив, что по ее мнению, каша без молока кашей не является по определению, и вообще это вряд ли можно считать едой, а других вариантов завтрака она не знает. У нее единственной, кстати, хватило соображалки выйти из-под незримого семейного знамени полезности молока, в котором же бесценный кальций.

Таких незримых знамен в жизни каждого человека есть изрядное число. Проблема, собственно, в их незримости. Вы же помните, что все нормальное – невидимо и неопределимо, а все невидимое и неопределимое – нормально, да? Так вот, речь как раз об распознанном и определимом. Определение отличающегося как процесс состоит из нескольких этапов, из которых первым всегда становится признание дефекта отличающегося явления, процесса или предмета относительно привычной нормы.

Лошадь сказала, глядя на верблюда
“Какая гигантская лошадь-ублюдок”
Верблюд сказал: “Да лошадь разве ты?
Ты просто-напросто верблюд недоразвитый!”

Только после этого начинается второй этап – осмысление различий. И вот тут я должна сделать важную оговорку: если он начинается вообще.

Потому что любой индивид имеет право остановить любой свой внутренний процесс в любой момент и на любом его этапе. Если может, конечно.

Если осмысление различий начнется, пройдет все этапы – сравнение, анализ различий и синтез, завершающихся самостоятельным описанием свойств – и будет закончено формированием отдельного понятия, осмысляющий получит выгоды в виде расширения словаря и понятийного аппарата, новых тем для осмысления и новых идей для расширения жизненного опыта. Но оно может и вообще не начаться.

Так вот. В ту минуту, когда индивид, как баран на новые ворота, взирает на что-то условно сходное с привычным, но явно обладающее рядом новых свойств…

Нет, давайте-ка попроще. На апельсинах. Так вот, когда вы, вот лично вы, тупо глядя на грейпфрут, вопрошаете “сфига ли корка такая толстая?”, вы стоите под незримым знаменем апельсина. Или мандарина. Зависит от того, взяли ли вы нож, чтобы почистить то, на что воззрились. Если нож у вас в руке – вы подразумевали нормой апельсин. Если в руках ничего, кроме фрагментов кожуры под ногтями – вы подразумевали мандарин. В любом случае, вас ждет порядочный пакет открытий, потому что отличается на самом деле и размер, и вкус, и послевкусие, и спецэффекты от еды. И в лучшем случае вы окажетесь к этим открытиям не готовы, потому что ждали одного, а получили другое.

Кроме лучшего случая есть еще и штатный: в нем никакие открытия вообще не состоятся, а пройдут мимо вас. А вы останетесь в ожидании привычного – и не увидите вообще ничего, потому что привычного сюда не завозили. Если, открыв грейпфрут, продолжить ждать от него мандариновой сладости и маленькой дольки, тающей во рту, не нарваться на сюрприз довольно сложно, он дается в ощущениях – и величины дольки, и плотности грубой оболочки, и чертовой косточки, которая мало того, что вечно некстати, так еще и горькая – то с более абстрактными материями все может быть куда менее приятно. Потому что сюрпризы с ними бывают особенно неожиданными.

Во времена оны, в девяностые, довелось мне видеть одного француза, приехавшего в наш далеко не всегда богоспасаемый город по линии Красного Креста. Сей достойный муж был поражен в самые глубины души, увидев живых беспризорных – не безнадзорных, возвращающихся домой ужинать и спать в тепле – а именно беспризорных, живущих на улице, детей, выживающих самостоятельно, без всякой помощи взрослых. “Но я же читал вашу конституцию!” – повторял он. – “В ней записано право на жилище и обучение!”.

Злая магия тут именно в невидимости для вас и именно для вас знамени, под которым вы стоите. Стояние под невидимым знаменем – практика, содержащая в себе две препакостных ловушки. Это не считая того, что остальные прекрасно видят и вас, и это самое невидимое вам знамя, и могут делать что угодно в тех областях вашей жизни, которые знаменем прикрыты. Да даже если не найдется никого, кому окажется угодно сделать с вами что-либо, действительность в слепом пятне имеет свойство жить особенно активной, я бы даже сказала – агрессивной к владельцу пятна – жизнью.

Так вот, про ловушки. Из них первая по злокозненности – это неготовность к сюрпризам и усугубляющая ее склонность, ожидая нормы и не встречая ее, пренебрегать ощущениями и прочими сигналами из окружающей среды. А вторая – это свойство предполагать, что окружающая вас среда каким-то образом должна вам привычную норму, и все вот-вот восстановится и придет к привычному вам виду.
Может, конечно, и придет. Возможно, у вас даже прочности хватит этого дождаться, никак не пересматривая свои ожидания и не меняя бытовые и прочие практики. Но чаще всего все же происходит иначе. Даже если наступающие изменения удается искусственно замедлить или отсрочить, отменить их еще никому не удалось, а цена отсрочки еще никого не порадовала.

Видимое знамя – совсем другая тема. “Я не намерен на <нужное вписать> смотреть, и меня не интересуют никакие новости о <нужное вписать>” – это позиция. Видя свое знамя и осознанно ограничивая себе обзор, можно сэкономить пару метров нервных волокон, час-другой времени в неделю, кусок внимания, достаточный для, например, обучающих курсов на приятную тему и, наконец, просто не запачканный неаппетитной и бесполезной информацией мозг. О причинах принятия такой позиции относительно определенной темы можно говорить много и развернуто, но это не предмет сегодняшнего поста. Да и выбор темы, в общем, ничего не меняет.

Злая магия невидимого знамени, повторю, именно в его невидимости. Знамя в любом случае ограничивает обзор, вопрос только в том, осознает ли сам смотрящий наличие и конфигурацию ограничения. Ответ на этот вопрос чудесным образом влияет на потенциал адаптации. Не видя, к чему именно приспосабливаешься, трудно осознать как цену усилий, так и реальные успехи в этом не всегда простом и легком деле. Да что там – трудно осознать даже сам факт приспособления. А следовательно, и признать наличие ограничений, и признать их природу и цену соблюдения. Ну и с выбором “соблюдать/не соблюдать” неизбежно будут сложности при отсутствии понимания факта неосознанного соблюдения чего бы то ни было.

Возможно ли общество вообще без знамен? Очень вряд ли. Отменяет ли это право на выбор? Конечно, нет. Осознанность, однако, становится граничным условием доступа к праву. А для того, чтобы осознавать что-то, это что-то надо видеть.

И ведь не то чтобы это было как-то особенно сложно или трудно в теории. На практике, однако…

11 марта 1878 года фонограф Эдисона демонстрировался перед «бессмертными» Французской Академии в Париже. Демонстрацию проводил сотрудник Эдисона венгерский инженер Тивадар Пушкаш, разработчик первой в мире телефонной станции. Его пригласил поклонник Эдисона французский физик Теодор дю Монсель.
Когда из коробки фонографа раздался голос, присутствовавший профессор-филолог Буйо (или Жан Буйяр) вскочил со своего кресла, подбежал к Монселю, схватил его за воротник и в ярости стал душить, повторяя: «Негодяй! Плут! Вы думаете, что мы позволим чревовещателю надувать нас?!» Когда 30 сентября того же года вопрос о фонографе снова обсуждался, он так и не поверил заключению экспертов и также заявил о ловком чревовещателе, добавив: «Разве возможно допустить, что презренный металл в состоянии воспроизвести благородный голос человека!»

Когда фонограф впервые публично демонстрировался в России, хозяин «говорящей механической бестии» был привлечен к суду и приговорён к трём месяцам тюрьмы и большому денежному штрафу за «мошенничество».

Суровая, короче, это штука – незримое знамя. Особенно к тому, кто под ним стоит.

Выйти из-под него, при этом, проще простого. Говоря предметно, на апельсинах, если вы видите у плода какой-то не очень типичный цвет, а шкура на разрез оказывается толщиной в палец, имеет смысл спросить не “сфига ли шкура такая толстая?” а “а это точно апельсин? Точно-точно?”. И закономерно услышав, что нет, не апельсин и никогда так не назывался, спросить название и начинать исследовать новый опыт, данный в ощущениях.

Говоря же более широко, если вы поймали себя на апелляции к привычной вам норме, имеет смысл предпринять такие шаги и в следующем порядке.

– Признать, что у вас есть привычная норма.
– Отдать себе отчет в том, что у этой привычной нормы есть, оказывается, предел.
– Заметить себе, что коль скоро вы апеллировали к своей привычной норме, то вы вот прямо сейчас видите нечто за ее пределом.

Дальше, на выбор, можно начинать исследовать норму и ее границы (это увлекательнейшее занятие, ему можно всю жизнь посвятить и иметь каждый год два ведра полезных результатов с одной и той же грядки) или новое пространство за чертой границ (занятие для безрассудно храбрых, внятные результаты редки, но обеспечивают прорыв размером с Луну – хоть и как самый фонограф, изменивший мир своим появлением).

Стоять под знаменем, если вам так хочется, тоже можно. Временами даже нужно и выгодно, если знамя видимо. Главное – делать это осознанно и видя, в каким месте и как именно оное знамя перекрывает вам поле зрения. И это тоже дает много разных приятных возможностей – например, возможность прятаться за принципами от участия в малоприятных делах, не обещающих ни выгоды, ни славы. Или возможность избегать обсуждения рискованных и скользких тем. Но это совсем другая история.

Подписаться
Уведомить о
46 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
silent_jeronimo
silent_jeronimo
15.03.2021 18:00

Опять про лояльность социальному и этику с эстетикой 🙂

knjazna
15.03.2021 18:25
Ответить на  silent_jeronimo

На другом уровне) Незримость знамени – это особое условие. Ничуть не упрощающее положение дел.

nasse
nasse
15.03.2021 18:40

Не знаю, может, вопрос дурацкий и неуместный.
Но чтобы рассмотреть незримое знамя и не испортиться в процессе, а смочь как-то конструктивно отреагировать, нужна некоторая опора.
В случае с молоком я бы попыталась опереться на “а что еще я могу съесть на завтрак”? Получив вариантов пять разных, не включающих молока, на недоступность молочных каш можно смотреть без ужаса.
В случае с фонографом… ну я бы опиралась о незыблемость законов физики. “Колебания можно записать, можно воспроизвести”. И да, результат может звучать удивительно.
Если в тылу есть что-то, благодаря чему не рассыпается на куски вся картина мира нафиг, а только подвергается редактированию некоторый ее кусок, как бы… ну всёнормально, да. Что-то класса “снять нагрузку с той ноги, которую ты сейчас собираешься двигать”
Вот существуют ли какие-то общие принципы по поиску этой тыловой опоры?

Последний раз редактировалось 1 месяц назад nasse ем
Poloz
Poloz
15.03.2021 18:59
Ответить на  nasse

Если я правильно помню, то в прошлый раз после “Грифа, не обязательно данного” была выкладка про идентичности. И про что делать, если одна из идентичностей пропадает…

nasse
nasse
15.03.2021 19:01
Ответить на  Poloz

Увы, вот в такой формулировке – не помню :(((

knjazna
15.03.2021 20:33
Ответить на  nasse

существуют, конечно. Это опора на реалии, данные в ощущениях. Если эта штука реально воспроизводит звук, то придется с этим жить дальше. Если красивые беленькие цветочки воняют тухлым огурцом (а боярышник так и пахнет), то в это придется поверить. Если молочная каша оказалась единственным известным вариантом завтрака, возникает вопрос, что вообще готовили дома и как расширить программу.

nasse
nasse
21.03.2021 18:39
Ответить на  knjazna

Угу.
Некоторые вещи из этого ряда сложно переварить.
Для некоторых сложно получить “контрольный экземпляр”
С некоторыми – сложно понять, как жить дальше, при условии, что альтернаивы даже не гуглятся.

Я была очень сильно удивлена, когда осознала, как связаны “у меня часто болит голова” и “мне приходится вставать по будильнику”. Для этого пришлось оказаться в обстоятельствах, когда можно не вставать по будильнику :))

Связь качества сна и отсутствия звука телевизора за стенкой изумили меня еще больше.

Последний раз редактировалось 30 дней назад nasse ем
Bear_Micky
Bear_Micky
15.03.2021 19:34

А может быть так, что для того, чтобы не запутаться в невидимых знамёнах (осознанно или нет), настраиваешься “не ждать”, а настраиваешься начать разбираться уже на месте и по ходу дела? Понимая, что привычного не будет, а будет что-то неизвестное новое. У меня это, похоже, укладывается в сторону эмоций и впечатлений. Или это уже вариант видимого знамени, про которое знаешь и пользуешься? : )

knjazna
15.03.2021 20:25
Ответить на  Bear_Micky

Это уже вариант видимого знамени) и признак хорошей проработки)

Bear_Micky
Bear_Micky
15.03.2021 20:55
Ответить на  knjazna

Понял, спасибо! : )
Для эмоций у меня срабатывает весьма надёжно – ему что что ни покажи, всё новое, всему радуется : )

dotjelieveke
dotjelieveke
15.03.2021 22:48

Пример с молоком в моей жизни имел место быть. Плюс ещё непереносимость глютена, чтоб совсем нескучно. Когда я выяснила опытным путём, отчего я все пью и пью, а мне все хуже и хуже, и поделилась результатами годичного воздержания от молочного и мучного с подругой и родительницей, обе они объединились против меня в праведном гневе. Кальций и прочее, да. И нельзя же вот так, просто перестать это есть! Нель-зя! И обе продолжили жаловаться на свои жкт, которые им позволяли питаться только овсянкой на воде и вываренной курицей. Нет, никаких противоречий.

knjazna
16.03.2021 00:22
Ответить на  dotjelieveke

И это еще речь об очевидном и данном в ощущениях.

Последний раз редактировалось 1 месяц назад knjazna ем
Russell D. Jones
Russell D. Jones
16.03.2021 09:52

Читала я какое-то время одного… гхм… критика, который каждое произведение выверял по своим ожиданиям и представлениям о должном. Не по жанру, не по стилю создателя, не по заявленной проблематике — и вот так… Потом этот фонтан желчи поднадоел. Любопытно, что, как позднее выяснилось, тот же принцип он применял при редакторско-корректорской работе, диктуя автору, как надо строить сюжет. И почему-то заказов совсем не стало… А такой хороший редактор, да.

knjazna
16.03.2021 12:13
Ответить на  Russell D. Jones

Забавно, что то же самое происходит с писателями, продвигающими свою позицию вместе с незримыми знаменами в своих книгах. То есть сначала-то, разумеется, новый взгляд и ракурс вызывают всплеск интереса, но потом интерес угасает, а незримые знамена продолжают полоскаться. И поставщик текстов нечувствительно для себя оказывается сперва поставщиком лулзов – если не успевает догадаться прикрутить громкость – а потом и вовсе уходит из фокуса внимания почтенной публики. Кстати, из коммерческих авторов, начавших в 90-е, это случилось практическиз со всеми. исключение составили человека, может, два.

Diseann
Diseann
16.03.2021 13:01

А с молоком и аллергиями история оказывается частая… А я как-то не верил, что такое реально бывает, что не верят что нельзя. Видимо, мне сильно свезло в свое время. То есть, это скорее штатно, что услышав про непереносимость тебе подсунут то, что тебе нельзя в формате “да ты и не заметишь”?..
И еще один вопрос: мне в обнаружении и выходе из-под знамени видится что-то близкое к интеграции юнгианской тени. Я совсем ошибаюсь?..

Kryakwa
Kryakwa
16.03.2021 13:42
Ответить на  Diseann

Я всё-таки полагаю, что “да ты и не заметишь” – это небольшое количество вопиющих, а потому запоминающихся случаев. Стояла, стою и буду стоять под знаменем “Да не может быть в мире столько тупых людей!” 🙂

silent_jeronimo
silent_jeronimo
16.03.2021 14:13
Ответить на  Kryakwa

«У тебя назло бабушке отёк Квинке, у хороших внуков такого не бывает»

Kryakwa
Kryakwa
16.03.2021 14:24
Ответить на  silent_jeronimo

Я не знаю ни одной такой бабушки 🙂 Готова поверить в их существование, но не в то, что типичная бабушка такова.

knjazna
16.03.2021 14:41
Ответить на  Kryakwa

Проблема в том, что типичных бабушек больше одной 😉
Типичных нормальных несколько категорий. Есть бабушки “по заботе” – пирожки-салаты-компоты, шарфы-шапки, сиропы-мази. Есть бабушки “по культуре” – концерты-музеи-театры, выставки-кружки, монографии-справочники, журналы-альбомы. Есть бабушки “мама не учи их плохому, еще рано!” – рок-концерты, экскурсии по городским непарадным местам, техника ответов на школьную травлю, начальный курс подростковой интриги, гид по мейку и аксессуарам, краткое пособие по привлечению внимания сверстников. Есть бабушки “по традиции” (их уже не так много, но становится больше) – крашенье яиц, выпечка кулича, варка творожной пасхи, венки на Троицу, ритуалы с орехами, медом и яблоками на все эти бесконечные летние Спасы, визиты на кладбище с рассказами о том, чем знаменит и ценен для семьи тот, кто лежит под этим камнем, Рождество, конечно, со всеми его ритуалами, правильное отмечание важных семейных дат и все такое.
Типичных ненормальных тоже больше одной категории. Есть бабушки, токсичные опосредованно: эти могут так накрутить маму, что дети будут неделю почесываться, а годам к двенадцати выучат связку “бабушка пошла говорить к маме – из дома пора валить”. Есть бабушки, токсичные прямо – эти просто тихо издеваются над всеми домашними равномерно, средства на выбор. Есть бабушки, токсичные скрыто. То есть она вроде бы и искренне хочет хорошего, но у нее такой жизненный опыт, что из любых деталей детской кроватки она может собрать только миномет. И это, разумеется, влияет и на детей, и на внуков.

nasse
nasse
21.03.2021 18:47
Ответить на  knjazna

Ухты, какая классная классификация!

knjazna
16.03.2021 14:42
Ответить на  Kryakwa

Огорчу Вас. Может.
А теперь обрадую. Это не Ваш социальный слой, поэтому Вы с ними не встретитесь примерно никогда.

Kryakwa
Kryakwa
16.03.2021 15:07
Ответить на  knjazna

Я знаю, что есть социальный(е) слой(и), в котором(ых) у большинства “всё сложно”. И что вкрапления “всё сложно” возможны в любых социальных слоях. Я толщину этих слоёв и диаметры вкраплений оценить не могу. Вы видите их больше и напрямую, я – меньше и опосредованно, выборки разные, искажения неизбежны… Мне приятно думать, что “всё сложно” – это исключение, а не правило, но доказать это я не в силах, конечно.

Bear_Micky
Bear_Micky
16.03.2021 15:19
Ответить на  Kryakwa

Спасибо за живой пример к записи.

Kryakwa
Kryakwa
16.03.2021 15:48
Ответить на  Bear_Micky

На здоровье 🙂 Всегда пожалуйста 🙂

saiscea
saiscea
21.03.2021 21:54
Ответить на  Kryakwa

Да, это небольшое количество вопиющих, Большинство подсовывает непереносимое с воплями “у тебя нет на это права” (на непереносимость).

knjazna
16.03.2021 16:34
Ответить на  Diseann

А с молоком и аллергиями история оказывается частая… А я как-то не верил, что такое реально бывает, что не верят что нельзя. Видимо, мне сильно свезло в свое время. То есть, это скорее штатно, что услышав про непереносимость тебе подсунут то, что тебе нельзя в формате “да ты и не заметишь”?..

Да, в некоторых социальных слоях это такой спорт: подсунуть человеку именно то, что он не ест и считать себя победителем, если получилось. И обидеться, если пациент все-таки выдает реакцию, свидетельствующую о диверсии. Кроме молока, камнем преткновения нередко становятся лук и чеснок:
“Да он же полезный!” “Да я не поняла, что это настолько серьезно!” “Да там же гранулы, это совсем другое (версия: там порей, он совсем не лук)” и т.п. и пр. И отнаблюдав реакцию, выдать обиженку: “Ну тогда я вообще не знаю, чем тебя кормить и как принимать в гостях”. тут-то и выясняется, что кроме темы стола, людей ничего не объединяет. От слова вообще.

И еще один вопрос: мне в обнаружении и выходе из-под знамени видится что-то близкое к интеграции юнгианской тени. Я совсем ошибаюсь?..

Эм, тема незримого знамени – скорее адлерианская, нежели юнгианская. Юнгианские схемы работают с вещами, воспринятыми неосознанно и вообще часто вне речи. А любое незримое знамя незримо именно как знамя. Так-то эти установки отлично вербализуются.

Glenn
Glenn
17.03.2021 02:38
Ответить на  knjazna

А почему/зачем они это делают?

knjazna
17.03.2021 13:31
Ответить на  Glenn

Это рудимент одной старой социальной игры, бывшей частью того застольного этикета, который во времена Пушкина и Гоголя считался “старым”. Разумеется, сейчас он до неузнаваемости искажен, но если знать, куда смотреть… Попробуйте набрать в поисковике слово “потчевать” и поинтересоваться его значением 😉

Poloz
Poloz
17.03.2021 16:22
Ответить на  knjazna

Есть такой американский анекдот, как колонизаторы пригласили вождя индейцев на официальный прием и спровоцировали густо намазать на хлеб горчицу. Вождь краснокожих был впечатлен новым вкусом и получил массу новых ощущений, но виду не подал.

Этот шаблон также любим в Голливуде: например, в “Слепой ярости” есть эпизод со слепым и много-много перца.

Это оттуда же выросло?

knjazna
17.03.2021 17:40
Ответить на  Poloz

Из этикета того же периода, да. Я Вам больше скажу: в нормативном этикете до сих пор есть правило “никому нет дела до твоей диеты, никому нет дела до того, что тебе нравится и не нравится, в гостях ты ешь все, что тебе положили в тарелку”. Слава Разуму – порцию можно не съедать целиком, достаточно положить в рот один кусочек и сказать “спасибо, очень вкусно”. И да, согласно этой норме этикета в гостях вкусно все.

nasse
nasse
21.03.2021 18:57
Ответить на  knjazna

с господином Мэдэтаем мы поладили (С)
В смысле, у Раткевич, во второй части “Меча”, Югита и каэнские пряности?

knjazna
21.03.2021 21:28
Ответить на  nasse

В том числе)

nasse
nasse
21.03.2021 22:23
Ответить на  knjazna

Мне какбэ регулярно кажется, что чужие лучше, чем свои.
Потому что чужим можно продемонстрировать, что ты знаешь и респектуешь ритуал. А своим обязательно надо мяса с живого тела, и убедиться, что кусок был последний, и ты действительно сдох.
Наверное, это были такие знамена.

knjazna
22.03.2021 14:58
Ответить на  nasse

Да, бывют знамена с именно такими девизами.

Diseann
Diseann
17.03.2021 14:05
Ответить на  knjazna

А, теперь понятно, теперь я разобраося, куда рыть, если что. Спасибо!

dotjelieveke
dotjelieveke
17.03.2021 13:43
Ответить на  Diseann

В моей бабушке сочетались два убеждения. А) у тебя нет аллергии, потому что аллергии не бывает (зимой) б) у тебя аллергия на кошек и твою кошку надо выбросить (летом, когда игнорировать мои слёзы, сопли и пулеметное чихание на протяжении 4 месяцев подряд становилось затруднительно)

knjazna
17.03.2021 15:20
Ответить на  dotjelieveke

“Во-первых, я тебе вернула кастрюлю целую. Во-вторых, ты мне ее уже дала с дыркой. В-третьих, это вообще моя кастрюля!”. Психологические защиты не обязаны быть логичными, потому что они срабатывают ДО логики. Ну или ВМЕСТО нее.

dotjelieveke
dotjelieveke
17.03.2021 17:13
Ответить на  knjazna

В наблюдаемых мною случаях – однозначно вместо…

dkmnr
dkmnr
16.03.2021 23:52

Верно ли, что если повспоминать конфликты с ощущением “и что это было?” и цепляющие холиварные темы, то там можно обнаружить значительную часть таких знамен?
Верно ли, что на большинство знамен обратная связь будет и при наличии внимания, желания и сил ее можно будет напрямую использовать для определения этих самых знамен?

knjazna
16.03.2021 23:58
Ответить на  dkmnr

Верно ли, что если повспоминать конфликты с ощущением “и что это было?” и цепляющие холиварные темы, то там можно обнаружить значительную часть таких знамен?

Совершенно верно

Верно ли, что на большинство знамен обратная связь будет и при наличии внимания, желания и сил ее можно будет напрямую использовать для определения этих самых знамен?

Тоже да.

Misima
Misima
17.03.2021 09:59

Правильно ли я понимаю, что “маленькая красная сковородка” – это пример маленького безобидного незримого знамени?

knjazna
17.03.2021 13:28
Ответить на  Misima

Да)

Russell D. Jones
Russell D. Jones
18.03.2021 09:36

Кстати о еде и отношении к диетам.

Не из игнорирования ли аллергий и непереносимостей у старшего поколения растёт нынешнее громкое игнорирование культуры триггер-варнингов?
Я наблюдаю две группы, едва не без переходов: одни считают нужным предупреждать, что особенное может встретиться в тексте, другие регулярно заявляют, что “если что-то триггерит, нефиг ходить в интернет”.

И не из того же корня растёт совет “лечить” фобии прямым столкновением с тем, что фобию активирует?

knjazna
18.03.2021 20:18
Ответить на  Russell D. Jones

Нет, идея шоковой терапии фобий родом из 1950х годов. А у двух форм отношения к тригкерам с пищевой моделью общее только то, что пищевая тема, как и тема триггеров, восходят к вопросу личных границ и ответственности за себя.

Julia_S
Julia_S
20.03.2021 10:40

 “…действительность в слепом пятне имеет свойство жить особенно активной, я бы даже сказала – агрессивной к владельцу пятна – жизни”.

Похоже, здесь опечатка. “…- жизнью”.

knjazna
21.03.2021 21:29
Ответить на  Julia_S

О, спасибо. Только что зашла. Сейчас передам админу