Опыты Райха: на пустом ли месте? История про узкую прослойку в нифига не тесном мире.

Итак, точкой создания волны мы можем считать, на выбор, 1893 год, 1899 год и 1902. Это, соответственно, два визита свами Вивекананды в западный мир (да, именно так, из Индии Европа и Америка если чем и отличаются, то только географическими координатами) и выход из печати “Йога-сутр Патанджали” в переводе Вивекананды на английский. Не то чтобы индийские и китайские тексты до того не появлялись в западном мире вообще – появлялись, и во множестве, но только увеличивали объем информации, относимой по привычке к категории тайного знания.

Что на самом деле два его турне и выход книги сделали, так это удалили от темы мистический ореол, предполагавший, что постичь этот невыносимый сложняк могут только посвященные или особо близкие к миру неведомого люди (а остальным не дано). Вивекананда познакомил западный мир с другим подходом, конкретным и прагматичным: “фигачь! И тебе воздастся по трудам” – или “если хочешь такой результата, то просто делай эту практику”. Точно этот же подход отличал все группы, собирающиеся вокруг “мистических” рукописей по фехтованию или иным ремеслам – и выделял их из остальной среды, хоть общественной в целом, хоть внутри сословия.

И вот что я хочу сказать. Самым мистическим подходом к мистике в Европе отличаются люди, которые считают себя обыденными и обычными и уверены в твердости своей опоры на реальность. Они в этой опоре своей настолько уверены, что полагают мистиков (то есть тех, кого они назначили мистиками) существами, берущими результат из воздуха без приложения даже минимального усилия – хоть интеллектуального, хоть эмоционального, хоть физического. За исключением разве что усилия волевого, на которое “обычный человек” европейской культуры (американской, кстати, тоже) полагает себя неспособным. И поэтому… прочно там сядьте, что ли. В общем, исходя из таких своих взглядов оный “обычный человек” считает себя невероятной ценностью, за которой охотятся вот эти вот самые могущественные существа, берущие результат из воздуха одним движением брови или пальца. И поэтому надо ни в коем случае им не даться, а для этого нельзя покидать круг обыденного, чтобы не вышло беды (да, до сих пор), а если что – лучше слушаться святых отцов, коим эти материи понятнее, или просто старшее поколение, которое, ну разумеется, “лучше знает” – и стараться как можно быстрее влиться в их среду и стать “старшим, который знает”. Старший знает при этом ровно то, что удалось поместить ему в голову, когда в трещины в черепе вошло таки немного ума или того, что за него сошло – жизненного опыта.

Это обеспечивает один очень важный эффект, о котором ни в коем случае нельзя забывать, когда мы говорим о путях распространения знания вообще и новых идей в особенности. Если говорить об общественном устройстве любого большого общества с точки зрения способности к обучению или хотя бы просто восприятию, срез получится следующий. Общий довольно ровный фон будет включать в себя редкие пузыри – или наоборот, уплотнения – состоящие из двух слоев: внутреннего, сильнее отличающегося от фона, и внешнего, более похожего на фон. При этом внутренний слой будут составлять люди, способные не только воспринять нечто новое и отреагировать, но и осмыслить воспринятое и даже приложить практически. А слой внешний составят те, кто может только воспринять и отреагировать (в том числе, передать дальше), но ни самостоятельно осмыслить воспринятое, ни тем более применить его без внешней помощи они уже не будут в состоянии. При этом содержимое пузырей перемешивается между собой, почти не попадая в фон. А фон (извините, я никого не намерена оскорбить или унизить, но факт есть факт) будет выглядеть как те самые “полстраны кальмаров”, которые по молодости пытались и воспринимать, и реагировать и даже осмыслять, но потом перестали и теперь могут только защищаться от того, что не помещается в рамки сложившейся картины мира посредством обесценивания или игнорирования, праведного гнева или уничижения, ксенофобии или сарказма – если речь идет о Европе. Или, если речь об Азии, при встрече только тихо вздохнут: “прекрасно, что это существует, но лично мне оно никогда не пригодится” – и вернутся к привычным занятиям. Фон очень трудно воспринимает новое, но когда увернуться не удается, то живенько, прямо скачком по всей массе, делает вид, что “так всегда и росло” – и приспосабливается, так и не отдавая себе отчета в том, что держит в руках то самое суровозапретное могучеколдунское тайненькое знаньице или порочащий материальный признак причастности неких тайн. После чего ценность знания или владения, оказавшегося в фоне, девальвируется, и в пузырях оно больше не курсирует, замещаясь чем-то новым.

Теперь представьте себе фон западного мира (Америки и Европы) конца 19 века. Принято считать, что вопросы свободы движения и улучшения осанки стали интересовать людей с тех пор, как верховая езда и фехтование начали отходить в прошлое, а письмо и чтение наоборот, стали занимать все больше места в жизни людей. Когда к ним добавилось еще и управление моторным транспортным средством, вопрос встал совсем остро. Это и правда так, но есть и еще один немаловажный момент, который не принято упоминать. В веке 19м осанка была визитной карточкой “исчезнувшего сословия”, которому пытались подражать “новые прогрессивные классы” – буржуазия и бюрократия. Но точно так же, как и с манерами, с осанкой успехи были настолько редки, что вопрос стоял постоянно и очень остро – и формировал спрос на методы решения. Несуществующий класс отчасти глумился, придумывая шутки типа всем известной про деревню и девушку, отчасти недоуменно пожимая плечами в ответ на просьбы поделиться секретом, пускался в рассуждения про фехтование, верховую езду и танцы. Замечая себе при этом, что – таки да, у следующего поколения осанка портится, и наверное, дело и правда в фехтовании. Ну или верховой езде. А может, причина в отмене корсетов. Но был целый тайный орден, секретная ложа, невидимое племя, у представителей которого с и осанкой, и с манерой двигаться все было хорошо. Ну да, артисты. И нет, не только балета. Они и были довольно большим “пузырем”, и даже, пожалуй, слагали свой собственный отдельный фон – контркультура так и работает.

Но прежде – еще немного об исчезнувшем сословии и его занятиях в конце 19 века. Ну да, спорт и исследования. В том числе в областях “не практических”, не имеющих прямого отношения к производственным нуждам. По странному стечению обстоятельств, это гуманитарная сфера. А с ней на рубеже веков все очень заковыристо и непросто. Мистицизм – спасибо протестантам и капиталистическому прагматизму – оказывается основой и базой замешанной на гуманитарных темах контркультуры, в которой только и остается место для этики. И этого места драматически мало. Разумеется, в картине мира человека Запада и до НТР территория мистики и этики всегда была за чертой горизонта. В 19 веке там и определяется место для этики – и она перемещается туда, где веке в тринадцатом был город Альби, а в пятнадцатом – страна Кокань. Индия в этом плане очень удачно расположена – с одной стороны, вроде и досягаемо, а с другой – попробуй еще доберись. И крайне удачно для Европы оказывается средоточием драгоценностей, редкостей и предметов повседневной роскоши, вроде пряностей, чая, муслина и кашемира. В общем, в западном сознании удивительно точно попадает в архетип магической земли – при это являясь колонией и поставляя реальные блага. Естественно, люди там все как на подбор, мудры, этичны, бескорыстны и не нуждаются в земных благах, которые их земля производит не иначе как из чистого сострадания к людям обыденным, у которых есть и нужды, и страсти, и долги и обязательства. Нет, само собой, никто не отменял газет с событиями из колоний, рассказов офицеров гарнизонов и священников, работающих в миссиях (а также их жен и детей, к которым, кстати, относится и Редьярд Киплинг), но фантазиям свойственно выигрывать у фактов с разгромным счетом – в первой части партии. На излете века фантазии и факты жили в дискурсе, никак друг другу не мешая. В том числе в рамках одной группы общающихся, а порой и в рамках одной головы.

И вот в Америке, а затем и в Европе появляется уроженец – спасибо Елене Петровне Блаватской лично и западному сознанию в целом – Самой Мистической Страны всего мира, и человеческим голосом на всем понятном английском языке говорит “пожалуйста, отличайте гипноз и уличные фокусы от работы с сознанием и телом”. А потом добавляет “нет препятствий, освоить может каждый, вопрос только в количестве повторений”. Все остальное проходит мимо: про равенство, отделение от церкви, необходимость решения социальных вопросов и “не надо религии” всем надоели социалисты и суфражистки. А это – это реально новое: мистическое знание, оказывается, доступно каждому, уроженец волшебной земли сам сказал. И сказав таковы слова, уехал назад к себе в Индию. А через четыре года приехал снова и повторил то же самое! Прожив шок, западный мир попытался как-то переварить услышанное. А теперь смотрите, что из этого вышло.

Для начала о судьбе сутр Патанджали. Перевод Вивекананды на английский появляется при его жизни, то есть не позднее 1902 года. Перевод с английского на русский именно этой версии издан в 1906 году. Годом раньше, в 1905-м, появляется перевод на русский с санскрита, выполненный Загуменовым. В 1927 году издан перевод (на английский) Алисы Бейли (она теософ и последовательница Блаватской, поэтому ссылается на помощь некого Тибетца – как Елена Петровна ссылалась на своих Махатм). И далее за двадцатый век этих попыток можно насчитать не меньше полутора десятков, из них, кроме Загуменова, минимум одна – сразу перевод на русский с санскрита. При этом до Вивекананды тема в информационном поле если и присутствует, то границ Индии не покидает. Можно, конечно, заявить “после – не значит вследствие”, но будь оно верно для данного случая, интерес к теме появился бы и за пределами уже упомянутых “информационных пузырей”. Но нет, материалы о йоге курсируют только в замкнутых кругах, не выходя в фон. Разумеется, тема преломляется и искажается в зависимости от ракурса, интересов и целей, и каждый раз подается как нечто самостоятельное – но таковы особенности научной мысли 20 века. Все, кто это читает, наверняка сталкивались с оными особенностями во время подготовки выпускной квалификационной (дипломной) работы: требования к уникальности помните? Ну вот, это оно и есть. Теперь давайте считать подходы. Заодно и связность якобы замкнутых сообществ оценим. Глядя на даты, не забывайте, пожалуйста, о времени появления Интернета и о доступности (никакой, честно говоря) свежих новостей по интересующей теме за пределами собственноручно созданного контента и личных знакомств. Все остальное ищется методом “слышал звон, ищу, где он” на всем протяжении 20 века. Да, есть журналы, в том числе переводные, но доступ к ним ничтожен, есть конференции, в том числе международные, но общение на них затруднено из-за требований государственной безопасности (любой страны мира, вообще любой), есть в конце концов личные связи, но с ними все точно так же непросто. Выручает очень странный фактор: из-за дефицита источников, в том числе базовых, контекст очень общий или легко обобществляется в рамках узкого круга или тонкой прослойки посвященных (и я сейчас не про мистику).

Итак, чем мы обязаны проникновению йоги (в лекциях и обучающих циклах Вивекананды) в западный мир. Мы обязаны вообще самой постановкой вопроса о теле, его свойствах и его влияния на нашу жизнь. Тем, что европейский человек из “столба с глазами” превращается к тридцатым годам (это невероятно быстро для таких кардинальных перемен) в существо с руками, ногами, сердцем и уймой воображаемых органов и систем “тонкого тела” (см “зоны Захарьина-Гедда”, например, и это не считай индийской и китайской довольно сложных систем).

Чтобы вы понимали размер прыжка, вот вам небольшая цитата про общий фон.
“Александер (Фредерик Матиас Александер, австралийский актер, автор одноименного метода, о котором позже я еще скажу) внимательно наблюдал за тем, как люди ведут себя в повседневной жизни. Он утверждал: “Если вы попросите кого-нибудь сесть и будете следить за его действиями, вы заметите, что голова будет откидываться назад, а шея – напрягаться и укорачиваться”.
Заинтересовавшись методом Александера <в 1930-е годы>, я решил проверить, верно ли это утверждение. Мне представилась возможность провести эксперимент с 105 молодыми людьми в возрасте 17-22 лет. К затылку каждого из них я прикрепил сантиметр и отметил чернилами место на выступающих спинных позвонках – там, где шея переходит в туловище. После этого я попросил молодых людей сесть и в то время, когда они садились, наблюдал, насколько моя отметка на сантиметре сместилась вниз.
Из 105 испытуемых только один не втянул голову в плечи -у него чернильная отметка осталась на месте; у 56 она опустилась на 5 см и более, у 43 – от 2,5 до 5 см и у 9 – менее чем на 2,5 см. Интересно, что, когда я пояснил испытуемым, как они должны проделывать это движение, лишь 11 из них перестали втягивать голову в плечи и откидывать ее назад. У остальных, несмотря на все старания, ничего не вышло.” (Уилфред Барлоу, автор книги “Техника Александера”).

Метод Александера, кстати, вообще не похож на йогу. Фредерик Матиас Александер родился 20.01.1869. Мальчик из небогатой многодетной семьи, болезненный и слабый, с ранних лет знавший на память пьесы Шекспира и мечтавший о карьере артиста, в 16 лет покинул родительский дом на острове Тасмания, чтобы воплотить свою мечту в реальность. В 19 лет он уже переехал в Мельбурн, где был принят и популярен как талантливый декламатор. Он создал театр одного актера и был вполне успешен, когда вдруг резко стал терять голос. Ни отдых, ни лечение ничего не меняли. После двухнедельного перерыва выйдя на сцену, он уже к середине выступления чувствовал, что теряет голос.

И тогда артист задумался: если голос пропадает в процессе выступления, значит мешает какое-то действие. Поставив несколько зеркал, он стал наблюдать со всех сторон, что и как он делает при декламации. И заметил, что ему мешает напряжение, возникающее в мышцах шеи и горла, и смена ритма дыхания. Причиной была привычка запрокидывать голову во время выступления, общая для многих декламаторов. Он обнаружил, что если перестать напрягать мышцы шеи, то мышцы горла и дыхание сами по себе приходят в норму. До этого он пытался влиять на мышцы горла и работать с дыханием- и не преуспел, поскольку корректировать следовало положение головы, которое и определяет поведение тела. Он стал учиться осознанно освобождать напряжение. После того, как ему удалось научиться расслаблять и контролировать мышцы шеи, голос вернулся. И вместе с этим родился новый авторский метод – метод Александера. Научившись правильному положению шеи, Александер обнаружил, что он избавился от ларингита, а кроме того, устранение давления на заднюю часть шеи положительно сказалось и на ощущениях во всем теле. Также Александер разработал технику обучения так называемому комплексному движению, основанному на сбалансированной связи между головой и позвоночником.

В 1904 году он директор оперной и театральной студий из Сиднея 34 лет от роду, приехал в Лондон. В то время его концепция еще находилась в стадии разработки. Между 1904 и 1955 годами он опубликовал четыре книги, из которых наиболее близка к его окончательным идеям работа “Обращение с самим собой”. Эта книга вызвала в тридцатые годы большой интерес, особенно у врачей и педагогов. Учениками Александера были, например, Бернард Шоу и Олдос Хаксли. Но наибольшее признание метод получил в среде артистов. Впрочем, тренеры ЛФК ее тоже активно используют. Автор метода дожил до 89 лет и умер 10.10.1955 – при изначально не очень хорошем старте как социально, так и физически, что уже очень убедительный результат.

И таким образом Райх не был, просто не мог быть первопроходцем. Он вращался в той же среде, и можно сказать, что по критерию доступа к информации определенного рода, среда эта была элитарной. Будем честны, информацией, курсировавшей в ней, если озадачиться ее изучить, можно было распорядиться… вообще как-нибудь распорядиться. Но двадцатый век в отношении гуманитарного знания был очень забавным временем. В силу прямо скажем так себе скорости распространения информации и точности передачи, сама задача “изучить тему” могла занять всю жизнь. И не одну. Поэтому уникальность годов так до восьмидесятых ценилась куда более высоко, чем попытка анализа имеющихся систем или сравнения их между собой. Опыт же применения вообще не был темой для серьезного разговора. В итоге изобрести собственный велосипед, пусть и не слишком бодро едущий, оказывалось предпочтительнее, чем улучшить чужой мопед. То, что все конструкции похожи, отвечают одним целям и созданы из одних деталей, при этом мало кого волновало – авторский подход важнее.

Что до оргона – идея удивительно сходна с концепцией праны или энергии ки, на базе которой строятся йога и цигун. Но… если вы попробуете для практических нужд заменить идею этого конкретного флогистона на концепцию рефлекторной дуги – ничего не потеряется. С этого момента путь, точнее вектор развития идеи, и раздваивается – в западном мире. Но есть еще Россия, о которой пока не сказано ничего. А надо, потому что русский результат сразу оказался крайне практичным и одновременно шокирующе эффективным. Нет, он не был медицинским (в смысле терапии или коррекции состояний) или гуманитарным (в смысле кабинетной науки). Точнее, кабинетным-то он тоже был, но именно что тоже, во вторую очередь. Эта вторая очередь дала нам несколько переводов на русский прямо с санскрита текстов из категории основополагающих для культуры Индии, но по сравнению с очередью первой оказалась практически незаметной.

Потому что первой очередью была русская театральная школа. Да-да, Станиславский, Михаил Чехов, Сергей Гиппиус и Всеволод Мейерхольд. И все, кто после них.

Подписаться
Уведомить о
30 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Pufik_s_lapkami
Pufik_s_lapkami
08.10.2020 15:47

Как интересно. Серебряный век, и без того многогранный, заиграл новыми гранями.
Вопрос – Бродецкий, Внеречевое общение в жизни и искусстве (Азбука молчания) – это тоже оттуда?

knjazna
08.10.2020 19:57
Ответить на  Pufik_s_lapkami

И акмеизм, и многое другое. При этом стоит прочно держать в голове, что весь “серебряный век” мог поместиться в одно не очень большое питерское кафе “Бродячая собака”.

silent_jeronimo
silent_jeronimo
08.10.2020 18:09

«И поэтому… прочно там сядьте, что ли. В общем, исходя из таких своих взглядов оный “обычный человек” считает себя невероятной ценностью, за которой охотятся вот эти вот самые могущественные существа, берущие результат из воздуха одним движением брови или пальца.»

:)) это как «Смотрел видео, как в церкви изгоняют бесов из бабушек. Насколько надо быть неамбициозным, чтобы из всех людей вселиться в калужскую пенсионерку?»

knjazna
08.10.2020 19:58
Ответить на  silent_jeronimo

“Не дай бог так оголодать…” (с)

Fuuma
Fuuma
10.10.2020 03:18
Ответить на  knjazna

Ой… А у меня очень странный вопрос возникает тогда. А геи и гомофобы? То, как гомофобы иногда боятся геев, это ведь тоже ложится в эту картинку. Со всеми этими историями, когда гей открывается другу и происходит диалог “- но ко мне ты приставать не будешь? – ты не в моем вкусе – (обиделся)”, ну или эпическое советское “меня судили за гомосексуализм, а не скотоложество” – когда просто по факту своего мужчинства независимо от внешних и внутренних качеств гомофобы ощущают себя невыносимо привлекательными для геев? Тут ведь не про “колдунство”, а про сексуальные предпочтения?

Или (просто предположние) тут роляет то общее, что между колдунством и сексуальными предпочтениями – запрещенность церковью, идея “дьявола” (охочего портить чужую “невинность”), и образ бога-патриархала, который не возьмет потом “порченый товар”, по аналгии с тем, как земной патриархал не берет в жены “не девушку”?

knjazna
10.10.2020 11:48
Ответить на  Fuuma

Ни то и ни другое. Тут про личные границы. Которые, если их не освоить, дают такое с неизбежностью даже и без условий диктатуры, что прекрасно показала, например, веймарская республика. Впрочем, не только она.

_hissen.raii_
_hissen.raii_
12.10.2020 22:16
Ответить на  silent_jeronimo

Забавно: даже если тщательно не высовывать носа из сей парадигмы, неслабая получается прокачка чувства собственной важности – условная бабушка из Урюпинска должна возомнить себя достаточно годным деликатесом для бесов, практически равным по уровню праведности… да хоть святому Антонию, у Босха весьма эффектно искушаемому. Кхм, а как тут у нас дело обстоит с гордыней и христианским отношением к оной? =)

adrianna
adrianna
08.10.2020 21:20

Погуглила метод Александера. Практически по всем ссылкам из первых 10 непременно говорится, что это не просто работа с телом, вместе с телом изменится и личность в хорошую сторону (перечисляется, в какую).

Это оно? Тайное знание, без которого любой метод – обычная физкультура и неинтересно (как же это – просто вылечить боли в спине, без роста над собой), а также неэффективно и как физкультура в том числе? (Ну то есть оно перешло из категории “недоступно нормальному человеку по определению” в “доступно, но только через особые методики, неособые такого дать не могут”.)

Офф. Спасибо за упоминание метода. Так совпало, что оно оказалось вовремя, но Вам этот рассказ не нужен, разумеется.

knjazna
08.10.2020 21:45
Ответить на  adrianna

Да, это оно. Исходно никакого тайного знания там на самом деле не было, было просто желание выпрямить спину и шею – а оказалось, что на общем состоянии осанка тоже сказывается благотворно. Но та самая экзальтация… ))) так она и работает, в общем.

knjazna
08.10.2020 21:47
Ответить на  adrianna

И насчет особых методик: понять объяснения и нормально их выполнить, как следует из приведенной цитаты, может только один человек из десяти. Остальным девяти, как инструкцию ни составь, потребуется инструкция по чтению инструкции.

Diseann
Diseann
09.10.2020 16:55
Ответить на  knjazna

Очень характерная иллюстрация – вторая ссылка на запрос “Метод Александера” ведет на сайт с доменом elitarium 🙂

adrianna
adrianna
09.10.2020 23:58
Ответить на  knjazna

Но сделают-то вывод не “я не понял инструкцию”, а “методика опять не та” 🙂

knjazna
10.10.2020 00:46
Ответить на  adrianna

Ну так дурному танцору всегда какая-нибудь критичная деталь организма мешает… 😉

Peter L
Peter L
09.10.2020 12:42

И эта пузырьковая модель до сих пор актуальна, и отсюда растут пляски вокруг аджайла, который в пузырьках показывал позитивные результаты, а в фоне как обычно?
А уж про телесные практики и говорит нечего.

knjazna
09.10.2020 13:57
Ответить на  Peter L

Нет, та пузырьковая модель утратила актуальность с момента получения доступа к Интернету для практически любого пользователя. Сейчас другой фактор отделяет микростраты от фона.

Poloz
Poloz
09.10.2020 16:30
Ответить на  knjazna

Ресурсность? Способность переварить вот это всё, а потом встроить это всё в свою картину мира?

knjazna
09.10.2020 16:55
Ответить на  Poloz

Второе да, но ресурсность тут не прямой фактор, а косвенный. Прямой фактор скорее приоритеты.

silent_jeronimo
silent_jeronimo
09.10.2020 17:16
Ответить на  knjazna

Это про лояльность социальному и про этику с эстетикой?

knjazna
09.10.2020 18:12
Ответить на  silent_jeronimo

ну да)

_hissen.raii_
_hissen.raii_
12.10.2020 22:21
Ответить на  knjazna

Могу ошибаться, но мне ограничением представляется еще и уровень навыков обращения с информацией, которой, даже при нахождении во всеобщем доступе, что называется, не заберешь больше, чем сможешь унести. В первую очередь способность критически относиться к информации и отсеивать недостоверное, что особенно важно как раз при его изобилии. Ибо в противном случае – результаты… Хорошо если слепая вера любому печатному слову, хоть о плоской земле, хоть о телегонии, хоть о всемирном заговоре рептилоидов. А ведь есть еще продвинутый вариант: принять за тайненькое знаньице и истину в последней инстанции первый подвернувшийся под руку коммерческий продукт сомнительного качества – вроде, не будь она помянута на ночь, «психоалхимии» Комиссаровой, где при поверхностном рассмотрении вроде бы и видимость структуры наблюдается, и терминология, и даже упоминания источников пунктирно рассыпаны по тексту, и все это преподносится как сведения, рассчитанные на немногочисленную, интеллектуально подкованную и элитарную аудиторию. Ну а что внутри логические нестыковки, источники явно прочитаны по диагонали, и в целом автор умудряется счастливо не знать о понятиях, которые должен был бы изучить на первых курсах факультета психологии… помилуйте, «немногочисленная, интеллектуально подкованная и элитарная аудитория», коей это определение польстило, и так проглотит. =)

knjazna
13.10.2020 01:58
Ответить на  _hissen.raii_

Доступный уровень навыков обращения с информацией зависит не только от образования и воспитания. Еще он обратно пропорционален степени невротизации – что нам отлично доказывает биография того же Райха. Так что чем более рваный и путаный текст, чем менее строго используются источники, чем хуже с практической применимостью у самого автора, тем вероятнее нерешенные личные проблемы. Не всем это мешает – жизнеописания отцов-основателей этот факт вполне подтверждают – но аудитория соберется с гарантией примерно с аналогичным уровнем невроза, и вот что уже она сделает с идеей, даже если в ней изначально был заложен некий функционал, можно только гадать и наблюдать.

marrrgold
marrrgold
13.10.2020 15:26
Ответить на  knjazna

> Доступный уровень навыков обращения с информацией … обратно пропорционален степени невротизации

Потому что чем больше нерешенных личных проблем, тем больше хочется развидеть реальность? Или тут какой-то другой механизм?

_hissen.raii_
_hissen.raii_
14.10.2020 19:13
Ответить на  knjazna

Уровень невроза аудитории, как и размах, массовое цветение и колошение оного, наблюдала неоднократно (в упомянутом мной примере – на просторах всея ЖЖ этот набор варится уже не один год). =) И, видимо, степень невроза и ресурсность публики в большинстве своем таковы, что как раз-таки весьма немногочисленные крупицы изначально здравой информации проплывают преимущественно мимо нее – вычерпнуть их из бесформенной массы мутного текста, тем более добраться до первоисточников и осмыслить их, похоже, в таком состоянии просто нечем. Зато на вооружение берется гремучая смесь, раскачивающая читателей на эмоции: раздувание самомнения (аудитории назойливо внушается, что «эту идею не каждый сумеет осмыслить, а применить сможет лишь самый мудрый/опытный/беспристрастный и т.д.» – нужное лестное определение подчеркнуть) и, по контрасту, самоуничижение и самообвинение (скажем, рассуждения в духе: «Если с тобой происходит что-то негативное, ты сам это не предусмотрел или спровоцировал, следовательно, заслужил свои пять кило льда с крыши по черепушке/абьюз/изнасилование/онкодиагноз, так тебе и надо», – на ура заходят тому, кто и без того подавлен и самоедствует, будучи не в ресурсе, и обратился к этому материалу в поисках понимания и решения уже имеющихся проблем). А уж если мимоходом предлагаются иллюзия объединения публики в некую «продвинутую» группу и легализированный способ выплеска агрессии на ту или иную назначенную лидером мишень… тушите свет. =) Пардон, если подбираюсь к границам оффтопа.

Poloz
Poloz
09.10.2020 17:53

Для полноты ощущений (и понимания) полезно покласть рядом с биографией Александера биографию Лавкрафта. Очень показательное сравнение получается.

knjazna
09.10.2020 18:13
Ответить на  Poloz

*неприлично ржот*
Да не то слово.

Poloz
Poloz
09.10.2020 18:27
Ответить на  knjazna

А дело о клевете, которое довело Александера до сердечного приступа, – это ж “история с песчанкой”. Особенно… эээ… ммм… “мимо кассы” – пусть будет так – это дело смотрится на фоне списка пациентов и учеников Александера.

knjazna
09.10.2020 20:01
Ответить на  Poloz

а вот учитывая концепцию “пузырей”, не факт, что не по мотивам написано

Fuuma
Fuuma
11.10.2020 18:25
Ответить на  Poloz

А если не секрет, в чем именно параллели? Я немного знаю о биографии Лавкрафта, она печальна и, как бы это сказать, “болезненна” достаточно, – но есть ли тут какие-то конкретные параллели, или это просто на общем уровне “вот так живут кто умеют, а вот так кто не умеют”?

Poloz
Poloz
11.10.2020 19:20
Ответить на  Fuuma

А про параллели ничего не было сказано. Было сказано “рядом” (в смысле “плюс минус в одно время и в одном культурном контексте”) и “сравнить”.

silent_jeronimo
silent_jeronimo
09.10.2020 21:36

Что интересно, страницы в русской википедии про этого конкретного Александера нету.

Про всяких других, менее известных, есть.