Абьюз, тактика и практика: что все-таки делать с этим всем.

Правило номер ноль: НЕ МОЛЧИТЕ. Если это случилось с вами, об этом должен знать хотя бы кто-то, кроме участников событий. Если это случилось не с вами, запишите это и запомните. Расскажите об этом. Да, вы не будете поняты. Да, вам расскажут, что нечего лезть в чужие дела, а если ваши дела таковы, вы виноваты сами. Но будет не только это. Так начиналось “Я не боюсь сказать”. Так начиналось me_too. Так начинались ОВД-инфо и “Русь сидящая”. Еще раз: не молчите. И вы узнаете, что вы не одни.

Первое, что следует запомнить и заучить наизусть: если это коснулось лично вас, без повреждений и потерь не обойдется. Даже если вам удастся уйти без физических повреждений, вы будете некоторое время чувствовать себя так, как будто вы в одно лицо разгрузили вагон мусора. Почему не кирпичей или угля? Потому что несмотря на однообразие целей и невеликую палитру методов, абьюзеры умеют этим всем очень шустро жонглировать. Что требует полного сосредоточения на происходящем и при этом очень холодной головы. Следовательно – довольно затратно. Это мягко говоря. Будьте морально готовы к тому, что вкус победы вам не понравится. И да, вот еще что: если все совсем плохо и повреждения уже физические – сперва в травму, потом в полицию, ни в коем случае не наоборот. Из травмпункта телефонограмму отправят автоматически по факту вашего там появления, если найдут хоть один синяк. И полиция обязана будет отработать этот материал. Из полиции вас отправят… просто за дверь. Даже если вы придете в слезах и синяках. Потому что вы не по адресу обратились. В полицию имеет смысл звонить, если вам дверь ломают, или ее вывернули и разнесли полквартиры, или если на лестнице/на улице лежит человек, и вы не понимаете, живой он или не очень.

Второе, что нельзя забывать ни на минуту: правило “последней попытки” оппонент будет использовать до тех пор, пока способен делать хоть что-то вообще. “Последняя попытка” – это движущая сила эффекта невротической раскачки, центральным мотивом для которой всегда становится экономия усилий. Запомните: хотя это и выглядит как бред (как и все мотивы абьюзера), стратегии эти вполне рабочие для человека в определенном состоянии сознания. Вот как это работает. Количество уже потраченных усилий становится причиной для того, чтобы сделать еще одну попытку все же получить желаемое именно тут и именно таким способом: “я уже вынул из этого колодца пятьсот ведер грязи, неужели не выну еще десять, вдруг вода все же именно там?”. Обычно это убеждение особенно активно, когда впереди маячит призрак неиссякаемого источника особенно ценного блага. Поскольку для абюьюзера этим особо ценным благом всегда оказывается именно внешнее принятие, причем не просто принятие, а полученное от конкретного человека и в конкретной форме, источник и правда кажется неиссякаемым. И поэтому количество попыток ограничивается только технически. Извне. И еще методом угашения поведения, о котором подробно есть у Карен Прайор в книге “не рычите на собаку”. А коротко метод состоит в том, чтобы ни в коем случае не давать в ответ на нежелательное поведение ожидаемой реакции. Чтобы вам не угадывать, какую именно реакцию может ждать абьюзер, я скажу сразу: это продолжение контакта в любой форме.
Взвились и наорали – отлично! Принялись объяснять – тем лучше! Попытались подкупить ради изменения форматы запроса – великолепно! Важна не форма, а то, насколько сильно вы вовлекаетесь в происходящее. Чем меньше интереса вы демонстрируете (хотя бы так), чем сдержаннее по форме ваши реакции (хотя бы по форме), чем меньше времени вы переживаете случившееся, тем меньше принятия получает абьюзер. Если вам удастся стабилизироваться достаточно для того, чтобы эмоционально не участвовать в очередном цикле, абьюзер даже может начать учитывать ваши интересы в расчете на то, что вы все-таки включитесь в коммуникацию. Порой доходит и до признания неприемлемости содеянного – но все это только средства получить еще немного внимания, выдвинуть еще одно предложение (конечно, неприемлемое, но что с того?), пройти еще один раз по кругу. Не удивляйтесь и не расслабляйтесь, пока контакт не прерван полностью. Контакт прерывается полностью только после того, как до автора ситуации доезжают все последствия.

Третье, которое необходимо соблюдать неукоснительно: сначала позаботьтесь о собственных кондициях и ближайших перспективах, затем думайте обо всем остальном. Никакие далеко отставленные результаты, какими бы великими они ни грезились, никакое огромные выгоды, как бы привлекательно их ни расписывали, не стоят разнесенного в клочья режима сна, язвы желудка и проваленного иммунитета на фоне переутомлений и стресса. Да и потерянные на оном фоне кошельки, зонты и ключи выливаются в кругленькую сумму, которую стоит вычесть из обещанных выгод до того, как вы продолжите бежать за ними бегом. Особенно если перенос сроков или изменение условий имели место хотя бы раз после достижения договоренностей. Никакие высокие гуманитарные цели не оправдывают ни взрослого дееспособного человека, который вручает ответственность за себя в руки того, кто уже пострадал от его действий, ни жертву, решившую взять на себя ответственность за абьюзера (как бы он ни убеждал и ни шантажировал).

Четвертое, что тоже следует держать в памяти постоянно: это будет долго. Дольше чем вы хотите, дольше чем вы ждали и даже дольше, чем вы боялись. Абьюзеры – мастера создавать объективные причины, материальные связи и неотменяемые обязательства для жертв. Не просто мастера – гроссмейстеры, я бы сказала. Сосредоточьтесь на своих интересах и своих конкретных целях. Понятно, что исходные ваши намерения и планы частично рухнут (на то и абьюз), а частично отложатся, причем так надолго, что к моменту, когда у вас найдется на них время, не факт, что они еще будут актуальны. Но выходить из созданных абьюзером обстоятельств все равно лучший выбор, чем в них оставаться. Так что обязательства следует с себя снимать, где получится, где совсем не получается – все-таки выполнять, как бы противно ни было, материальные связи разрывать, хотя бы и с потерями, объективные причины, если удастся, игнорировать, а если нет – придется их преодолевать. Это задачи, решаемые пошагово и постепенно, в условиях стресса, давления и постоянно появляющихся помех, но попытавшись сделать все рывком, вы скорее всего не преуспеете. Все мифы и легенды о людях, ушедших далеко, надолго, без хлеба, в ночь холодную – и выигравших от этого относятся или к 50-м годам прошлого века, когда этот трюк еще изредка работал, но и то не всегда, или к гражданам с достаточно серьезными нарушениями психики. Есть еще вариант, когда миф, повествующий об удачном побеге в ядре своем действительно содержит историю успеха, но в этом случае рывок, кажущийся внезапным, на самом деле долго продумывался и не менее долго готовился. И да, сперва подготовиться, затем действовать одним рывком – реально хорошая стратегия, при ней и потерь меньше (хотя в случае выхода из абьюза без потерь никогда не обходится и их всегда больше, чем хотелось бы), и кондиции целее. Но если все же не вышло – ну, значит, постепенно и поэтапно.

Пятое, о чем стоит задуматься. Если вам непременно надо, чтобы какие-то ваши задачи были решены непременно другим человеком и бесплатно – у меня для вас скверная новость. Если ваши эмоции оказываются причиной действий, о которых не хочется вспоминать и тем более не хочется их обсуждать – у меня для вас еще одна скверная новость. Никакие эмоции и обстоятельства не могут быть оправданием нарушений даже этикета, не говоря уже об АК и УК. Ах, да: должность, обеспеченность, известность и прочие социальные гарантии – вовсе не стопроцентный страховой полис от последствий ваших действий. Да, сплошь и рядом кажется, что все как раз наоборот и обойдется. Так вот: это не “обошлось”. Это “еще не доехало”.

И шестое, о чем полезно вспоминать хотя бы изредка. Божьи мельницы мелют медленно, но очень надежно. Не стоит торопить ни провидение, ни правосудие: события идут своим чередом и когда-нибудь обязательно дойдут. Если вам прямо сейчас хочется рвать в куски кого-то за действия, не касающиеся вас лично – заниматься пора не способами дотянуться до легитимной мишени вашей агрессии, а вопросами своего эмоционального равновесия. Поверьте, начав раскопки в этом направлении, можно надолго забыть о содержании чужих огородов, что бы там ни колосилось. Бревноглазие стоит лечить на ранних стадиях.

Если речь не о вас.
Прежде всего, не осуждайте. Особенно жертву. И помните, что вещи порой не то, чем кажутся. И люди тоже.
Кроме того, не вовлекайтесь. Не пытайтесь ставить себя на место участников и за них чего-нибудь в их обстоятельствах хотеть. Этим вы добьетесь только того, что окажетесь в одном с ними котелке, а там и без вас уже кипит неплохо.
Далее, не давайте советов. Особенно непрошенных. Хотя бы для того, чтобы не обнаружить себя в роли ответственного за чужую ситуацию.
И денег тоже не давайте. Ни в долг – вам не вернут, даже если честно полагают обратное, – ни тем более просто так. Все, что вы дадите, будет так или иначе потрачено на то, чтобы этот замкнутый круг продолжал вращаться.
А еще – не ручайтесь за людей в таких обстоятельствах. Потому что иначе вам, как поручителю, придется оплачивать долги и убытки, компенсировать не вами причиненный вред и улаживать не вами созданные неприятности.
И да, по поводу доверия. Пожалуйста, отличайте “доверять” от “доверяться”. Обнаружив, что ваше доверие используют против вас, можно списать убытки, отозвать доверие, восстановить дистанцию и закрыть вопрос. Доверяясь, очень легко оказаться подставленным – ведь отзывать доверие в этом случае придется в первую очередь у себя самого. Не доверять в принципе – не выход, этот вариант закрывает возможности получать квалифицированную помощь там, где собственных компетенций недостаточно.
Если вы знаете за собой способность внешнюю оценку принимать сразу к исполнению, минуя фазу “учесть и сделать по-своему”, я вам сочувствую. Это нарушение поведения из тех, что хотя бы вначале необходимо корректировать медикаментозно, но если этого не сделать, вы можете оказаться в отношениях насилия незаметно для себя – и не только в положении жертвы.

Что можно сделать.
Для жертвы:
– дать телефон шелтера и правозащитного центра, подсказать алгоритм поиска убежища, пообещать свидетельские показания в суде если что и запомнить ситуацию – а лучше записать для себя где-нибудь.
– заскринить и сохранить страницы и переписку на всякий поганый случай.
– оплатить адвоката, медицинскую помощь, финансового консультанта. Проводить к врачу, на встречу с полицией, к юристу, в другие официальные инстанции и просто быть рядом, присутствовать во время разговора.
– без конца озвучивать то, что вы видите в режиме “дома, который построил Джек” – от печки, от сотворения мира, короче, с самого начала и до настоящего момента. И выстраивать ряд, который вы видите. Может, когда-нибудь это поможет человеку принять верное решение.

Для абьюзера (вы не поверите, но иногда им имеет смысл помогать, и это работает на улучшение ситуации):
– напомнить, что вторая сторона, конечно, может быть какой угодно нехорошей, но сидеть-то как за человека, если что. И вообще, последствия – они такие, могут и настать.
– проконтролировать, чтобы ваш подопечный вовремя ел, спал, мылся-убирался и ходил на работу. Напоминать ему делать это, а не делать за него.
– внести ему в голову идею про регулярные занятия спортом. Теннис или бокс, утренние пробежки или плавание, бодибилдинг или ушу – неважно. Лишь бы было и на постоянной основе.
– на каждую попытку сосредоточиться на жертве и ее сокрушительной роли в жизни вашего подопечного, отвечать примерно в следующем ключе: “Не думай об этом человеке. Этот человек – не ты. Думай о себе.”

Для свидетеля (на самом деле спасателя):
– чаще повторяйте: “Спаси себя и рядом с тобой спасутся многие”. Вас, кстати, это тоже касается, если ситуации подобного рода вызывают у вас какие-то желания кроме увеличить дистанцию.
– слушая продолжение саги о незадачливых подопечных, задавайте вопросы типа “но вы же обратились в травмпункт?”, “но вы же вызвали полицию?”, “вы уже нашли адвоката?”, “а ты в долг дал или просто так? и который раз ты им/ей/ему дал денег?” и так далее.
– есть очень большой смысл задавать вопросы, не связанные с бесконечной сагой о спасении неспасаемого. О том, как обстоят дела с хобби, что с работой, как себя ощущает и что поделывает дружеский круг, как отношения с супругом, родителями и детьми – в общем, напоминать, что кроме этой безумно интересной и увлекательной ситуации есть еще и прочие области жизни.
– можно напоминать поесть, поспать нормальное количество часов и вовремя (чтобы отбой не в пять утра с досыпанием в транспорте или подъемом в полдень), записаться к врачу, если надо и в парикмахерскую, если пора, посмотреть фильм, дочитать книжку и т.д., и т.п.
– не забывать хвалить пироги, шашлыки или салаты, шарфики или жилетки, благоденствующих котов и цветущие фиалки, фотографии и ремонтные работы, тюнинг авто или новый маникюр – все, что человек делает для себя и своей жизни, а не в рамках продолжения этого нелепого цирка.
– и не вовлекаться в переживания чужих бесконечных мыльных опер.

Что имеет смысл сделать для общества в целом из позиции рядового гражданина.
– Предупреждать ближних о возможных неудобствах после очередных инноваций “по заявкам трудящихся”. И обсуждать вероятные пути их обхода.
– Иметь в записной книжке координаты правозащитных организаций или хотя бы уметь их гуглить. Иногда закидывать на их счета хотя бы минимальные суммы, в размере “подвешенного кофе”.
– Уметь говорить и слышать слово “нет”. И пользоваться этим умением.
– Исключать из круга общения тех, кто хотя бы раз повел себя как абьюзер. Вне зависимости от половой и гендерной принадлежности. По крайней мере до тех пор, пока человек не прошел терапию, но и после этого стоит особенно внимательно следить за дистанцией именно с такими людьми.
– Уметь сперва реагировать на поведение визави, только потом объяснять. Если потребуется. Кстати, между “реагировать” и “доносить свою точку зрения” нет ничего общего. “Отреагировать” значит “сделать так, чтобы перестало раздражать”.
– Слыша слова “это было всегда, с этим ничего нельзя сделать”, не спорить. А сразу реагировать. Лучше всего увеличением дистанции. Потому что нет в истории такого периода “всегда”, и не бывает явлений, существующих от сотворения мира до сегодняшнего дня без изменений. Эволюционируют даже лишайники, меняются даже камни. “Это”, о котором мы опять говорим (как будто мало было “начала финала”) в исторической ретроспективе, можно считать, вчерашнее: только в начале 19 века созданы были предпосылки, да пока созрело и оформилось, прошло еще лет тридцать. Так что нет, было не всегда. И случится с ним то же, что и с предыдущими формами: общественные нормы изменятся и все эти трюки перестанут удаваться. А тот, кто говорит обратное, просто оправдывает свое бездействие. В лучшем случае бездействие, а то и активную поддержку.

– Говоря о женской судьбе и абьюзе:
1) аборт – не убийство. Что бы ни твердили апологеты пролайфа. Это тяжелое и скверное решение с долгими и непростыми последствиями, но иногда оно остается единственным. Потому что если не будет легальной возможности, будут криминальные. И суициды. И “случайные” детские смерти.
2) развод – не конец жизни. Что бы ни думали по этому поводу воцерковленные.
3) обеспечивать себя самостоятельно – не признак личной некачественности. Равно как и дорогие подарки не маркер обратного.
4) отсутствие секса становится проблемой только тогда, когда решены все вопросы здоровья, есть деньги, свободное время и круг общения, включающий в себя некий выбор приемлемых вероятных партнеров. И все равно не срастается и не склеивается. Если в перечисленном списке у человека стоит “нет” хотя бы в одном пункте, отсутствие секса не проблема, а ее маркер. Пытаться добыть секс, не решив реальных проблем, конечно, можно, но результаты не устроят ни одну из сторон даже если что-то и получится.
5) стороннее мнение, особенно не запрошенное, стоит считать не столько суждением, сколько исповедью.

– Говоря о мужской судьбе и абьюзе.

1) попытка поменять секс на деньги в любом исполнении имеет определенное название. Даже если инициатива исходит от стороны, предлагающей секс. Даже если сначала казалось, что это такая форма заботы.
2) ни один человек не должен другому за близость ничего кроме близости. Экономика – это отдельный слой, лучше не смешивать.
3) отсутствие компетентности – это не страшно. Страшно убежденное нежелание ее приобретать.
4) одиночество – это тоже не страшно. Страшно неумение быть в мире с собой.

– Говоря о детях и абьюзе.
1) в поведении группы детей абьюза будет ровно столько, сколько внимания им не додали взрослые.
2) в поведении отдельного ребенка абьюза будет ровно столько, сколько фонового стресса он привык чувствовать дома.
3) жертвой чаще всего становится тот, до кого меньше всего дела его собственной семье. Еще эта позиция может наследоваться.
4) очень сложно объяснить ребенку, что абьюз не является нормой, если он эту норму уже впитал. Но можно показать пример, это работает гораздо лучше.

Подписаться
Уведомить о
36 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
nasse
nasse
31.07.2020 10:55

3) некомпетентность – это не страшно. Страшно убежденное нежелание ее приобретать.

Ничего не попутано?

knjazna
31.07.2020 12:48
Ответить на  nasse

Перечитай)

nasse
nasse
31.07.2020 12:50
Ответить на  knjazna

Убежденное нежелание приобретать некомпетентность?

knjazna
31.07.2020 13:41
Ответить на  nasse

А, вот оно как… Хорошо, сейчас поправим

nasse
nasse
31.07.2020 14:11
Ответить на  knjazna

Спасибо!

silent_jeronimo
silent_jeronimo
31.07.2020 13:19
Ответить на  knjazna

Мб заменить на «Отсутствие компетентности»?

knjazna
31.07.2020 13:41
Ответить на  silent_jeronimo

Да, пожалуй, спасибо за идею

Kryakwa
Kryakwa
31.07.2020 12:14

““Отреагировать” значит “сделать так, чтобы перестало раздражать”” – ого. А так можно? А где про это узнать поподробнее?

knjazna
31.07.2020 13:11
Ответить на  Kryakwa

Так не только можно, но и нужно. Узнать поподробнее можно, прочитав штук сорок памяток жертвам абьюза, замечательную книжку Елены Емельяновой “Как общаться с пьяным мужем” и не менее замечательную книжку Екатерины Михайловой “Веретено Василисы, или я у себя одна”. Остальные ее книги тоже полезны. Но перед этим всем нужно читать “Принцип сперматозоида” Михаила Литвака.

Kryakwa
Kryakwa
31.07.2020 13:17
Ответить на  knjazna

Спасибо, добавила в свой список чтения долгими зимними вечерами 🙂

_hissen.raii_
_hissen.raii_
31.07.2020 14:33

Спасибо! Ценная инструкция – как всегда, четко, кратко, сжато и по существу. Если не возражаете, спрошу по одному из последних пунктов – о наследовании позиции жертвы: это справедливо только в отношении абьюза в семье, когда ребенок, лишенный других образцов построения отношений, вырастя, воспроизводит единственный привычный паттерн, уже со своим ребенком в качестве жертвы, или и в ситуациях той же школьной травли? В какой степени именно домашняя обстановка делает ребенка более вероятной жертвой абьюза за пределами дома?

knjazna
31.07.2020 15:53
Ответить на  _hissen.raii_

в ситуациях школьной травли особенно. Позиция козла отпущения наследуется чаще, чем хотелось бы, и чаще, чем можно себе представить, даже сняв розовые очки. И даже при хороших отношениях между родителями и к ребенку может оказаться достаточно, чтобы хотя бы один из родителей имел опыт школьной травли, помнил его и продолжал бояться.

_hissen.raii_
_hissen.raii_
31.07.2020 21:21
Ответить на  knjazna

Еще раз спасибо Вам за ответ! Под “продолжал бояться” следует понимать то, что родитель может, осознанно или нет, настраивать ребенка на то, что “жизнь – борьба”, школа – место, где непременно будут конфликты и драки, и проч.? (Конечно, при условии, что этот родитель в целом адекватен и у него нет проблем с коммуникативными навыками, что само по себе может стать предпосылкой к травле ребенка).

И как в таком случае травлю предотвратить? Я сейчас не про то, как ее остановить: в одном из предыдущих постов в комменты приносили ссылку на пост Натальи Цымбалюк с практически готовым и сработавшим в школе ее сына рецептом – подход у нее очень взвешенный и здравый, но он годится на случай тушения уже вовсю полыхающего конфликта. А вот как, несмотря на всевозможные опасения и свой не самый легкий опыт, помочь ребенку встроиться в коллектив так, чтобы травля и не возникала?

silent_jeronimo
silent_jeronimo
31.07.2020 21:43
Ответить на  _hissen.raii_

Это зависит от педагога и от административного персонала в школе, а не от ребёнка.

Поэтому с ними и надо разговаривать родителю.

Чтобы понимали, что нет, не прокатит, что родитель:
а) верит ребёнку;
б) молчать не будет;
в) о правах осведомлён;
г) об обязанностях школы тоже;
д) Устав школы читал и бить будет прицельными письмами прямо по Уставу школы, в котором русским по белому написано, что «5.3. Педагогические кадры должны:

– быть примером для других своими знаниями, духовно-нравственными качествами в школе, среди общественности;

– остерегаться от поступков, неприемлемых в обществе и жизни;

– активно работать по повышению авторитета школы, качества и эффективности образования и воспитания;

– вести обучение и воспитание на высоком идейном и методическом уровне, обеспечивать освоение учащимися учебных программ в соответствии с требованиями государственных стандартов образования;

– уважать личность учащихся, воспитывать их в духе уважения к законам, труду, родителям, духовным, историческим, национальным и общечеловеческим ценностям;

– воспитывать подрастающее поколение в духе взаимопонимания, дружбы и согласия между народами и нациями, оберегать его от любых проявлений насилия; постоянно совершенствовать своё профессиональное мастерство.»

и

«7.1. Родители и лица, их заменяющие, имеют право:

– выбрать для своих несовершеннолетних детей форму обучения и тип общеобразовательного учебного заведения;

– требовать уважительного отношения к ребенку, создания необходимых условии со стороны руководства школы для обучения и воспитания ребенка, предусмотренных уставом школы;

– участвовать в управлении деятельностью учебного заведения.»

При всей моей социофобии и слабой коммуникативной компетентности у меня как-то получилось. Ну и школа, к счастью, попалась не самая плохая в городе.

_hissen.raii_
_hissen.raii_
01.08.2020 21:20
Ответить на  silent_jeronimo

Согласна, что настаивать на выполнении школой ее обязанностей, указанных в уставе, надо непременно – и да, рациональнее дать понять, что обеим сторонам станет значительно лучше, если эти обязанности будут выполнены добровольно, а не принудительно, с письменными жалобами и привлечением вышестоящего руководства. Но, если я верно понимаю, ко всему этому пришлось прибегнуть, когда конфликт еще не вспыхнул, однако отдельные звоночки уже были, либо обстановка чуть заметно накренилась в сторону травли и подозрительно затрещала по швам?

silent_jeronimo
silent_jeronimo
02.08.2020 00:50
Ответить на  _hissen.raii_

Нет. Кода только пришёл в школу знакомиться с завучем и педагогом, так сразу в ходе первой, ненапряжной беседы «очень мне нравится ваш Устав, в нём правильные слова записаны» и тп триггеры.

knjazna
01.08.2020 14:25
Ответить на  _hissen.raii_

Если в коллективе травля есть – вне зависимости от того, стал ли ребенок ее жертвой, школу надо менять, не сомневаясь и не оглядываясь на мнение ребенка. Объясняя, что вот это, вот это, и вот это – звенья одной цепи, и даже находиться рядом с этим неприемлемо. Друзья-подружки могут звонить и даже приходить в гости, но находиться с ними вместе в этой обстановке недопустимо.
Еще раз: при первых же признаках. Потому что 1) травля – это не проблема коллектива, это проблема учителя; 2) единожды начав, группа не остановится, пока не приедет к финалу, а он в детских коллективах всегда бывает громким и грязным, с участием полиции; 3) если педагоги предпочитают не замечать происходящее, они или боятся группы, или им выгодно (агрессивной группой легче управлять).

_hissen.raii_
_hissen.raii_
01.08.2020 21:01
Ответить на  knjazna

Спасибо! Про неприемлемость нахождения в коллективе, вышедшем из берегов: у меня сложилось впечатление, что травля – всего лишь один, но не единственный, из симптомов того, что педагоги пустили ситуацию на самотек. (Сужу по школам, в которых самой довелось учиться в конце 90-х: в обеих травля присутствовала, но в качестве лишь одного из зол, и притом – на фоне всего остального – еще вопрос, злейшего ли. Не знаю, насколько показательная или привязанная к месту и времени выборка, но… в первой школе старшеклассницы оказывали секс-услуги за деньги, во второй периодически происходили истории с наркотиками – и в обеих были и травля, и затяжные конфликты, от которых преподаватели устранялись, предпочитая “не видеть” происходящего под носом, а то и подыгрывая агрессорам в духе типичного вопроса к жертвам травли: “А ты что сделал, чтобы тебя не били?” Возможно, подобные беды в принципе поодиночке не ходят – только букетом?)

И – ни в коем случае не перекладывая ответственность на пострадавшего от травли ребенка, а лишь возвращаясь к теме наследования позиции жертвы… Наблюдала ситуацию, когда ребенка, переведенного в другую школу по причине травли, начинали травить уже на новом месте. Понятное дело, что “из огня да в полымя”, и во второй школе попустительства со стороны педагогов оказалось не меньше, чем в первой. И тем не менее – и там, и там класс (да, в силу наплевательства взрослых) в качестве мишени избрал одного и того же подростка. Спрашивается, что именно коллектив в нем может воспринимать как столь чужеродное и вызывающее такую реакцию? И в каких условиях этот ребенок смог бы в него вписаться – так, чтобы его воспринимали как равного, а не как того, у кого отношения с окружающими не складываются, и его недолюбливают, избегают, но задирать опасаются, чтобы не схлопотать санкций от педагогов? И может ли такое повторение ситуации быть связано с тем самым наследованием или особенностями домашней обстановки?

knjazna
01.08.2020 22:02
Ответить на  _hissen.raii_

Уффф… это очень долгий и непростой разговор, поэтому тезисно.
1) травят непохожих, и поскольку черного кобеля не отмоешь добела, ставку стоит делать не на равенство с коллективом, а именно на неравенство, на “да, я не такой, как вы и таким не буду”.
2) попустительство травле со стороны педагогов – признание взрослых того, что они не тянут коммуникацию именно с этим ребенком, и поэтому указывают коллективу на него, как на легитимную мишень.
3) если 1) и 2) совпали в одной ситуации, можно уверенно говорить, что именно вызывает неприязнь: чувство собственного достоинства ребенка. И здесь следует сразу отказываться от идеи искать принятие, и наоборот, демонстрировать отчужденность и отказывать в значимости действий, составляющих травлю. То есть – демонстрировать устойчивость.
4) не вестись ни на какие увещевания и требования “понять, простить, принять” и все прочее: нести синяки и шишки в травму, непонятные оценки – родителям, чтобы они выяснили у завуча, кражу и порчу вещей – родителям же, чтобы они при посредничестве директора выяснили с родителями второй стороны все финансовые вопросы (внимание, ВАЖНО!!!) не надеясь, что “дети сами разберутся” и “это детский коллектив, вмешательство взрослых может только повредить”.
Одной разборки на уровне районной управы хватает, чтобы школа очнулась и вспомнила, где границы допустимого.

_hissen.raii_
_hissen.raii_
02.08.2020 13:50
Ответить на  knjazna

Огромная Вам благодарность за эту стратегию (если что, я невольный свидетель описанной мной выше истории – не в моей семье, а в ближнем кругу, мягко, но настойчиво отстранившийся от пару раз уже примеренной на меня роли спасателя =))

kyuu.ten
kyuu.ten
31.07.2020 14:39

Спасибо.

silent_jeronimo
silent_jeronimo
31.07.2020 15:36

«– Говоря о мужской судьбе и абьюзе.»
гендерно-нормативный гомосоциальный абьюз тут есть только в пункте про одиночество.
А между тем редко бывают большие агрессивные недоумки, чем изо всех сил поддерживающие абьюзивные отношения, которые называются мужской дружбой.
Это не по рассматриваемой теме просто?

knjazna
31.07.2020 15:54
Ответить на  silent_jeronimo

Да, это за рамками темы, и как бы не в рамках отдельного цикла про бытовую психопатию. Я очень не хочу его писать, но боюсь, что придется.

Nagi_Alisa
Nagi_Alisa
31.07.2020 20:06

То что нет отдельного пункта про 404 – так задумано?

knjazna
31.07.2020 20:40
Ответить на  Nagi_Alisa

в выводах будет этот пункт. Это еще не последний пост цикла, последний – следующий

Fuuma
Fuuma
31.07.2020 21:52

Прошу прощения, возможно, я немножко торможу, но все же встает вопрос: то, что в отношениях абьюза царит “треугольник”, известный по своей СМЕНЕ ролей, и что каждый участник отношений бывает в них и преследователем, и спасателем, и жертвой – все-таки не отменяет того, что один в этих отношениях – Абьюзер с большой буквы А, а другой – Жертва с большой буквы Ж?

И, раз так, значит ли это, что для Жертвы с большой буквы Ж роль именно жертвы в треугольнике наиболее легитимна, а вот для Абьюзера с большой буквы А роль жертвы в треугольнике, напротив, наиболее нелегитимна и лицемерна?

Или, может быть, я не правильно понимаю, и (например) до Абьюзера с большой буквы А и Жертвы с большой буквы Ж ситуация в итоге докатывается, и после этого треугольник уже не вертится, а “заклинивает” в такой позиции?
Или еще какой-то вариант?

knjazna
01.08.2020 00:04
Ответить на  Fuuma

Жертвой в итоге оказывается участник, получивший самый большой ущерб. Абьюзером в итоге оказывается участник, наиболее причастный к созданию ситуации, в которой ущерб получил не он. отсюда и вопли по итогам встречи с последствиями: если абьюзера поставить в ситуацию, когда он не может не компенсировать ущерб, он чувствует себя жертвой. Спасателем в итоге оказывается самый эмоционально вовлеченный (даже больше, чем жертва).

Зверь Ши
Зверь Ши
01.08.2020 13:06

“Это задачи, решаемые пошагово и постепенно, в условиях стресса, давления и постоянно появляющихся помех, но попытавшись сделать все рывком, вы не скорее всего не преуспеете.”
Сорри, тут одно “не” в конце фразы – не лишнее? (это из пункта “Четвёртое”)

knjazna
01.08.2020 14:27
Ответить на  Зверь Ши

Видимо, лишнее, спасибо, сейчас поправим

Logjam
Logjam
01.08.2020 23:42

За высокие гуманитарные цели обидно стало))) Вот бы восхождение абсолютного духа, преодоление отчуждения или воплощение искусства в жизнь как-то урегулировали бы все эти вопросы) Хотя это шутка, конечно, нелепая и ужасная.

А если серьёзно, то возможность выйти и не потерять, насколько я понял, в ситуациию не заложена в принципе. Но как тогда подсчитать разницу потерь сорвавшихся из ситуации импульсивно (и как-то нашедших в себе силы не возвращаться, что, похоже, отдельный вопрос) и спланированно покидавших её? Мне приходит на ум только статистика по выборке из обоих случаев, где у тех, кто одномоментно понял “главное прочь, а там всё равно” (и как-то реализовал даже) потери непропорционально велики. Или всё это считается умнее?

И, увы, не могу припомнить, что переменилось в этом плане с 50-х, пытался найти зацепки в других ваших текстах (не цикла), но пока не преуспел. Хотя в памяти что-то мелькает, может быть из прекращенного ЖЖ.

knjazna
02.08.2020 01:18
Ответить на  Logjam

импульсивный срыв из ситуации предполагает хотя бы частичный возврат. Так происходит потому, что отношения – в том числе отношения насилия – имеют и некоторую вещественную компоненту: цветы, коты, паспорт, совместный кредит, прописка и прочие вещи, незаметные, пока жертва не дергается. Первый же импульсивный рывок – и все эти мелкие крючочки впиваются в кожу и рвут куски с кровью. Приходится возвращаться и договариваться – а вторая сторона уже намерена настоять на своем, и ей уже есть чем манипулировать.
Запланированный выход из ситуации – это подготовка площадки, перевоз всего ценного на дружественную или нейтральную территорию, выяснение отношений с банком по поводу кредита, ограничение второй стороне доступа к счетам, поиск другого адреса регистрации и прочие полезные штуки, позволяющие не иметь лишних контактов с человеком, который не умеет и не желает придерживаться рамок допустимого.

В 50-е у людей было, во-первых, меньше личных вещей, а те, что были ценны, легче собирались в карман/ рюкзак/чемодан. Во-вторых, личные границы людей были более проницаемы (выглядело это как большее дружелюбие, но и более объемные ожидания – просто так, с порога), и было проще завязать контакт с совсем новыми людьми. Кроме того, мощный придонный слой (не прекариат, а честные люмпены и зарождающиеся неформалы) позволял прятаться в нем годами, практически не теряя в качестве жизни – по сравнению с ситуацией абьюза.

Logjam
Logjam
02.08.2020 13:47
Ответить на  knjazna

Спасибо вам за подробные ответы! И под предыдущими постами тоже. Всё время назревали новые вопросы в продолжение обсуждения, но оставались недоформулированными, а потом время проходило и для благодарности как будто истощалось место. Но у вас офигенные тексты и без ваших комментариев они были бы для меня (и может быть для кого-то ещё) более темны. Спасибо вам!

ternovskaya
ternovskaya
02.08.2020 14:21
Ответить на  knjazna

Интересно, а сейчас есть какой-то аналог придонного слоя? Где нынче можно спрятаться от вот этого вот всего?

knjazna
02.08.2020 19:42
Ответить на  ternovskaya

А поздно прятаться. Примерно с конца 90-х и поздно

Poloz
Poloz
03.08.2020 08:54
Ответить на  knjazna

Мне, как человеку, который с придонным слоем никогда не соприкасался, не с чем сравнить. И трудно понять, почему прятаться поздно. Вы бы не могли раскрыть мысль?

knjazna
04.08.2020 13:34
Ответить на  Poloz

если только отдельным постом, очень объемная тема