Не личное: как абьюз приходит в семью.

Это, пожалуй, самая печальная часть всего цикла. Но если задаться целью ликвидировать безграмотность по вопросу абьюза, без нее не обойтись.

Абьюз в семье не начинается. Его туда приносят. Причем приносят далеко не сразу. И приносят с самых высоких уровней.
Начиная с 1800-х годов, с отделения светского образования от церковно-монастырского, принято заходить через школу. И это работало довольно надежно до внедрения тестов, после чего позиции государств мира по вопросу конкретно разделились. Одни продолжают полагать, что школьное образование – единственное возможное легитимное, другие честно и не скрываясь заявляют, что готовностью ребенка ходить в школу и выдерживать (да, именно это слово) то, что там происходит проверяется лояльность семьи государству в лице конкретной группы чиновников низшего звена. Вы тут нашли хоть слово про обучение? Нет? Вы удивлены? Подождите, разговор только начинается.

В школьной программе – не только в РФ, и не тут все началось – систематически и постоянно в приоритет ставится вовсе не осведомленность или эрудированность. Кстати, в РФ они еще в нулевые годы были заменены понятием “ключевая компетентность”, предполагающим наличие у ученика по итогам учебного курса минимума информации, необходимой для успешного использования интернет-поисковика. Нет, иногда чиновники от образования все же спохватываются и пытаются срочно изыскать салфетку посимпатичнее, чтобы прикрыть неприглядную картинку, но. Это началось не вчера и даже не в двадцатом веке. Это закончится не завтра и точно не в следующем году. А пока это продолжается, о школе следует знать примерно следующий набор фактов.

Светское общественное образование как явление появилось только в девятнадцатом веке. До того детям или нанимали учителя домой, или отправляли к учителю на дом, но индивидуально. Общее образование могло быть только церковным или монастырским, и получали его обычно или сироты, или дети, которым не находилось места в семье. Или, как вариант, дети, которые имели шансы сгинуть вместе с семьями в феодальных усобицах и интригах – но им повезло попасть в монастырь. В России светское образование началось с учреждения министерств вообще и министерства образования конкретно. Министерство основало образовательную систему, создало в ней иерархию подчинения, предложило устав для ведущих образовательных учреждений – университетов, которым подчинялись училища и с школы с менее продвинутыми программами, – и начало обучать. Всех, потому что светские учреждения были общеобразовательными. Поначалу.

Начало было довольно либеральным (потому что имело место в период либеральных преобразований, они в этих Палестинах временами случаются). Но через десять лет все пришлось перекрашивать, чтобы не приходилось сносить и равнять с землей: либеральные преобразования сменились периодом реакции, а они имеют свойство длиться дольше. Структура уже была создана, полезный потенциал у нее был, оставалось слегка перекрасить и можно было пользоваться. Кому интересна подоплека, тот пусть наберет в Яндексе “Александр I биография” и изучит вопрос. Слегка перекрасить не получилось, пришлось, как водится, для удобства пользователя кое-что поломать. Я понимаю, что в голову эта формулировка не лезет, но читайте дальше, я все объясню.

Устав 1828 года и дальнейшие распоряжения правительства обращали особо пристальное внимание на установление надзора за деятельностью учебных заведений, на введение в них палочной дисциплины. Царская полиция проводила самую решительную борьбу с домашним обучением и деятельностью частных учителей. Главной задачей воспитания была подготовка верноподданных граждан, внушение учащимся их обязанностей по отношению «к богу и поставленным над ними властям». По уставу 1835 года университеты лишались права руководить школами и создавать научные общества. Учебные заведения были переданы в непосредственное ведение попечителей учебных округов, была фактически уничтожена автономия в университетах и приняты меры к тому, чтобы затруднить проникновение в них разночинцев.

Сами решения, как можно видеть по датам, очевидная реакция на декабрьское восстание 1825 года. Но именно дети, хлебнувшие этой новой школы и юноши, ощутившие на себе всю “прелесть” нового университетского формата, создавали в 1850-х годах студенческие кружки, ставшие субстратом для “Земли и воли”. До народовольцев оставался один шаг, и направление ему было задано все там же – в учебных заведениях, насаждавших порядок вместо того, чтобы обучать, и контролировавших через ученика семью. Механизм рекомендую посмотреть в уже упомянутом “Серебряном гербе” и у Кассиля в повести “Кондуит и Швамбрания”. Он никуда не делся до самой революции.
Сама по себе светская школа не несет в себе изложенной выше извращенной идеи, начиналась она совсем иначе. В России это было так. При учреждении министерств в 1802 г. ответственную задачу управлять министерством народного просвещения получил Петр Васильевич Завадовский. Взгляды на его деятельность противоречивы: одни считают министерство народного просвещения самым неудачным из подобного рода учреждений; другие превозносят деятельность Завадовского. Фактически он справился скорее хорошо: “за восемь лет его управления для народного образования сделано было более, чем в целое предшествовавшее столетие” (с), и это правда. В том же самом 1802 г. в Петербурге было открыто 20 приходских училищ, в 1804 г. по ведомству народного просвещения было уже 491 учебных заведений с 33484 учащимися, а 1805 — 688 учебных заведений. При Завадовском учреждены учебные округи, появились народные школы, в уездах – уездные училища, гимназии – в губернских городах, открыты университеты в Харькове и Казани, педагогический институт для образования преподавателей и несколько лицеев. Он создал новый устав университетам, академии наук и духовным академиям и училищам и предоставил для всех бесплатное образование. С целью поднять доверие к общеобразовательным учебным заведениям Завадовский посылал своих сыновей в гимназии. Напомню, что до того для привилегированного сословия нормально было учиться дома. Знать роптала, что он позволяет графским детям сидеть на одних скамьях с детьми сапожников и кучеров. Сам он считал, что образование сокращает расстояние между людьми. Завадовский также разработал цензурный устав. Историки административного права этот документ называют «либеральным». Он был изменен в 1812 г., через два года после отставки автора с министерского поста. Не в пользу свободы слова.

Восемь лет первой “оттепели” закончились быстро. Министру поискали должность “поспокойнее” – якобы из сочувствия к его почтенному уже возрасту. А что было дальше, я уже написала. В светском образовании обнаружили потенциал дополнительного контроля и управления – и принялись его использовать. Но то, что Завадовский определял, как цели, продолжали декларировать. Ничуть не смущаясь противоречиями деклараций и реальной политики. Образовавшаяся двойственность существует и до сих пор. В том числе потому, что она до сих пор выгодна. Пока люди, отправляющие детей в школу, верят, что им там дадут более качественное образование, чем может дать семья, оная семья будет должна и обязана тому, чьими деньгами оплачено это бесплатное образование. Что до качества… дареному коню, как известно, в зубы не смотрят. И под видом образования довольно легко подать идеи, которые необходимо продвинуть и заложить в голову подрастающему поколению. То, что идеи, во-первых, никогда не прививаются в исходном виде, а во-вторых, успевают устареть к моменту выпуска из учебного заведения воспитанников, получивших именно эти интервенции, как никого не волновало, так и не волнует. Потому что за вчерашние дотации надо отчитываться сегодня, а завтра еще не наступило.

Правило “хочешь знать – учись платно и частно, хочешь сдать – говори то, чего от тебя ждут” работает и до сих пор. Нет, платность общего образования не играет роли. Если образование одобрено контролирующими органами, им оно и подчиняется. Платность может быть входным цензом, но это значит только одно: программа, намеченная вами для освоения, предназначена для подготовки кадров на более высокие уровни властной пирамиды. И получение определенного образования конкретно вами вовсе не гарантия, что вам лично должность определенной категории будет доступна.
Нет, это не российский особый спецэффект. Он общемировой. От Англии до Японии и от Китая до Америки, куда ни кинь, будет примерно одно и то же с поправкой на местный колорит. Потому что бесплатной работы не бывает, а музыку заказывает тот, кто вкладывает деньги. Более или менее не подчиняется этой закономерности система профессионального образования, но эффект проявляется немедленно по обнаружении в области деятельности хотя бы намека на социальный лифт. Потому что никакая вертикаль управления не терпит свободомыслия и мышления в целом.

Об исключениях: разумеется, они бывают. Естественно и закономерно – они работают только на усиление веры в декларации и тем самым поддерживают реальную политику. Делятся исключения на три категории, одна из которых к системе государственного образования вообще не имеет отношения.

Эта категория – крайне небольшая часть обучающихся (заметьте: не “обучаемых”, а “обучающихся”). Представители этой категории способны не только запоминать предложенную информацию, но и делать из нее самостоятельные выводы. Разумеется, для них строительство карьеры – выбор совершенно невыгодный, и как правило, сделав его, они не бывают ни счастливы, ни в безопасности. Примеры я уже приводила, по метке “История игры” есть биографии Льва Выготского и Даниила Эльконина. Второй даже показательнее, пожалуй. Если хочется посмотреть более яркое противостояние – исследуйте жизненный путь Франсуазы Дольто. Этих людей не принимают и пытаются всякими путями ограничить их активность и обесценить и игнорировать их деятельность. Потому что манипуляции общественным сознанием несовместимы с правдой в публичном поле.

Вторую категорию исключений составляют преподаватели, реально заинтересованные своим предметом и способные заинтересовать ученика. Они как правило хорошие практики и даже бывают достаточно энциклопедичны, чтобы связать свой предмет с остальными частями области деятельности и даже сделать самостоятельное исследование без опоры на университет или научно-профессиональное сообщество, но ни известности, ни красивой карьеры построить им не удается. Примером из достаточно известных могут быть биографии Виктора Франкла и Оливера Сакса. Потому что отношения насилия в любой их форме несовместимы с уважением, а без него результативная деятельность невозможна.

Категория третья прямо относится к состоянию общества и самой системы образования собственно. Удивительным образом качественное образование может достаться обучаемому случайным образом, в редкие периоды коротких оттепелей (они короче периодов реакции), в новых учебных заведениях или в учреждениях с обновленной программой и командой преподавателей. Это чистой воды везение, которое длится один, реже два выпуска подряд. Потом ситуация выравнивается и приходит к общей привычной. Как правило, уходят и люди, присутствие которых обеспечивало спецэффект локального повышения качества образования и отношения к обучаемым. Такие “случайные” выпуски, как правило, или (очень редко) формируют социальные микростраты, становящиеся эпицентрами изменений, или (гораздо чаще) теряются в общей массе и перестают быть заметными. Потому что самостоятельность мышления, обеспечиваемая в том числе реально хорошим образованием, несовместима с отношениями насилия.

За пределами этих исключений задача школы (а за ней и института) состоит, безусловно, в обучении. Вопрос, чему именно, если с репетитором средний школьник усваивает годовую программу за десять часов, а подготовка к экзамену укладывается в максимум четыре месяца. Что же до студентов – с помощью и поддержкой, запрошенной у профильных специалистов на соответствующих сайтах в сети курсовая работа делается за 4-6 часов с нуля и за 2-3 часа приводится в божий вид из полуготового состояния. На что же тратится десять лет детства и пять лет молодости? Безусловно на знания и навыки, но вот какие? Если в пятидесятые годы прошлого века бином Ньютона был элементом школьного курса математики, а в нулевые годы века нынешнего о нем уже знают только те, кто внимательно читал “Мастера и Маргариту” Булгакова, да и с географией и химией примерно тот же рисунок ситуации – всяко речь не об общей эрудиции. Пожалуйста, только не примите предыдущую фразу за нападки на ЕГЭ. Все началось гораздо раньше. И все, что кажется ужасным и внезапным, на самом деле лишь очередная точка невозврата на одной и той же траектории. И да, это тоже имеет прямое отношение к вопросу “на что тратится время и чему учат?”. А учат на самом деле довольно нетривиальному навыку: получать хоть минимальный требуемый результат под давлением и градом требований, отвлекающих от прямо данного поручения. И добиваться признания полученного результата годным, каким бы он ни был на самом деле.

Поэтому вопросы со школьной травлей неиссякаемы, а сама ситуация неистребима. Поэтому в ВУЗе, в какой ни ткни, будут цвести и скрытая платность, и совершенно открытые злоупотребления. Поэтому поведение коллектива любого офиса так напоминает поведение типичного школьного класса во всех проявлениях, как позитивных, так и негативных. Поэтому результат, а тем более качественный результат, не помещается в эту систему отношений, а если и помещается, то ценой полной потери интереса и к вроде бы добровольно избранной области деятельности, и к “живому человеческому общению”, которое, как мы знаем, и есть единственная настоящая роскошь.

Система, несмотря на распространенность и закольцованность, разрушается в два пинка: первый – это адекватная реакция родителей на попытки абьюза в школе. Но для этого родителям надо держать в голове простую мысль: кроме них самих, их ребенок как личность очень мало кому интересен. Особенно пока он маленький. И если ребенок интересен и ценен родителям, он будет интересен и ценен и другим людям – ровно в том качестве, в котором родители его ценят и им интересуются. Второй пинок системе – это достаточная эмоциональная и коммуникативная компетентность, предполагающая умение верно расставить приоритеты (и начинать все-таки со своего благополучия, а потом уже определять порядок прочих значимых явлений, от друзей и близких до работы и хобби) и добиться своих целей социально приемлемым способом. Последние лет десять именно он предлагается под громкими слоганами типа “хакни систему”. И предлагается в предсказуемом для громкого слогана качестве. Вот и вся стратегия, собственно. Дальше тактика, и о ней речь пойдет в следующей, завершающей выкладке цикла.

Подписаться
Уведомить о
60 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
nasse
nasse
16.07.2020 16:08

Спасибо!
Три разных мысли по мотивам.
Первое – значит, все эти “к завтрему поделку из природных материалов, берите где хотите” – это не закономерное, но досадное недоразумение, а как раз тренинг лояльности семьи?
Второе – навыку “извлечь формально связный текст из фрагмента решений 27 съезда” (ака речекрячеству) на самом деле не учат. Ставят в обстоятельства, когда либо “само” получится, либо начинай сначала и ведро ругани на голову. Другим “полезным” вещам, судя по всему “учат” так же. Просто помещают в колодец с крокодилами.
Третье – в свое время сумела пронаблюдать и отчасти осознать разницу между обычной спецшколой и состоянием “примерно 70% класса мотивированы учиться (этому предмету, в этом месте и в это время)” Разница вопиющая, в том числе и в подходах к преподаванию.

knjazna
16.07.2020 17:41
Ответить на  nasse

Первое – да. Второе – тоже да. Третье – это и есть исключение. Третий формат из трех названных.

nasse
nasse
16.07.2020 18:15
Ответить на  knjazna

Ага.
Собственно, наиболее удивительным в этом третьем исключении, что наличие таких хорошо мотивированных классов требовало от учителей ряда совсем других преподавательских навыков. Которых у “обычного” школьного учителя просто не бывает.

silent_jeronimo
silent_jeronimo
16.07.2020 16:59

Принято заходить через школу — но это же не единственный вариант? Просто остальные менее системные и всеобщие (и не первые)?

Потому что от «судов чести» до комсомольской порки, и надсмотра управдома за состояние дел в семье — насилие льётся в ячейку общества постоянно.

knjazna
16.07.2020 17:40
Ответить на  silent_jeronimo

Не единственный, конечно. Но уникальный тем, что в нем присутствуют все остальные. Тут и “один за всех, все за одного” в ключе “один накосячил – всем прилетело”, и контроль классного руководителя за благополучием в семье (учитывая что в средней школе у оного к.р. на детей есть официально один час в неделю, а реально и того меньше), и эффект вахтера в форме “мой предмет важнее всех”, хотя всем – и в первую очередь предметнику – понятно, что балл за этот предмет никому и никогда не будет интересен, и “добровольная обязательность” трудовых повинностей и денежных поборов, и что только не. И естественно, все, что уносится из alma mater, потом воплощается в жизнь в том виде, в котором запомнилось.

nasse
nasse
16.07.2020 18:16
Ответить на  knjazna

Ныне модное раннее развитие добавляет вклад в эту копилку?

Kryakwa
Kryakwa
16.07.2020 18:19
Ответить на  nasse

“Подготовка к школе”, а как же 🙂

nasse
nasse
16.07.2020 18:23
Ответить на  Kryakwa

Что-то вспоминаются китайские мамы юных талантов.

Kryakwa
Kryakwa
16.07.2020 18:56
Ответить на  nasse

Дрессированные дети. Каждый раз вздрагиваю, когда вижу 🙁

nasse
nasse
16.07.2020 19:03
Ответить на  Kryakwa

Насилие не только как что-то хорошее, правильное и полезное, но и как долг матери

Exciton
Exciton
16.07.2020 23:04
Ответить на  nasse

Туда же – “методички” по предметам для родителей. Типа, родители с детьми должны проходить предмет (в нашем случае это был английский – ничего так?) У класса (в смысле, у родителей) хватило яиц взбунтоваться и оное безобразие отменить, и больше нам такое не навязывали.

nasse
nasse
16.07.2020 19:51
Ответить на  Kryakwa

И пианистку Полину Осетинскую тоже надо тут посчитать

knjazna
17.07.2020 12:56
Ответить на  nasse

не только ее, но у нее случай реально показательнее некуда.

silent_jeronimo
silent_jeronimo
16.07.2020 18:52
Ответить на  knjazna

И опять всё упирается в личности, которые сопровождают ребёнка.

То есть хороший учитель в начальной школе, хороший руководитель кружка или секции, и тп, которые не только дают базу по предметам, но и обеспечивают качественный контакт, это необходимые гигиенические требования для нормального роста и развития ребёнка.

А с учётом того, что этот контакт у них успешно отбирают, забивая отчётностью, зато пускают в школу всяких атаманов карельских казаков (само наличие которых как явления — лучшая шутка в стиле Кафки за последние 10 лет), каждый найденный учитель на вес золота буквально.

Особенно такой, который может компенсировать методические промахи и фактические ошибки в учебниках. А их там многовато в силу прибыльности этого рода издательств.

nasse
nasse
16.07.2020 19:10
Ответить на  silent_jeronimo

Собственно, хороший учитель в школе все равно обязан участвовать во всем этом бюрократически-методически-электронном цирке. И с созданием учебных комплексов (как в Мск) это все усугубилось еще одним слоем начальства и еще одним способом получить больше движухи.
Т.е. ресурсов непосредственно на обучение учителю оставляют крайне мало.
Те, кто любит и умеет учить, разбегаются на курсы и в репетиторы.

silent_jeronimo
silent_jeronimo
16.07.2020 21:32
Ответить на  nasse

Топовый коммент на пикабу в рилтайм:

«Школа не для знаний, а для социализации.

Для знаний – репетиторы.

Печально, но факт.»

Что подразумевается под социализаций в посте написано, да 🙂

Зверь Ши
Зверь Ши
18.07.2020 14:16
Ответить на  silent_jeronimo

Судя по количеству визга от адептов “социализации” в адрес “этих не приспособленных к жизни нежных снежинок”(с), (тм), понимают они под ней признание насилия единственно возможной формой отношений. Не единственно верной, а именно единственно возможной.

knjazna
18.07.2020 14:30
Ответить на  Зверь Ши

Да, причем в ответ на встречное давление начинаются другие визги – о том, что можно же конструктивно и цивилизованно, что мы ведь все речевые существа и можем договариваться, что зачем же выносить на публику и вообще уберите эти ужасные последствия.

Kryakwa
Kryakwa
19.07.2020 09:41
Ответить на  knjazna

Где-то я уже читала о такой тактике, именно у вас, в тех же самых формулировках; по-моему, в ЖЖ было, “покавсёнормально – всёнормально”. Помню, что вестись на это нельзя, это кажущееся, а нужно, наоборот, продолжать молча указывать на дверь.

knjazna
19.07.2020 14:36
Ответить на  Kryakwa

да, совершенно верно. Только в случае школы не на дверь, а на нарушение.

silent_jeronimo
silent_jeronimo
20.07.2020 21:34
Ответить на  Зверь Ши

И выход из этой позиции для снежинок они видят только в том, что снежинки будут теми, кто насилует.

Зверь Ши
Зверь Ши
16.07.2020 17:38

“Удивительным образом качественное образование может достаться обучаемому случайным образом, в редкие периоды коротких оттепелей (они короче периодов реакции), в новых учебных заведениях или в учреждениях с обновленной программой и командой преподавателей.”
А описанное ниже – не из этой области пример?
Случилось так, что в одном ВУЗе решили, уж не знаю по какой причине, расширить преподавание модного тогда направления, и на факультете, довавшем специальность, завели второе отделение, с подвидом той специальности. Завели как-то внезапно, и в первый год набрали на это отделение тех, на исходное отделение не прошёл, но хотел.
Программа, по которой училась эта группа, формировалась на ходу все пять лет их обучения, преподаватели были очень разные, от энтузиастов своей темы до товарищей, не знающих базовых определений собственного курса. В первую же сессию деканат попыталася группу нагнуть – некоторые ушли, оставшиеся – на беду деканата – оказались сильно ориентированны на получение дипломов. Все пять следующих лет неизменно оказывалось, что лишить эту группу каких-то плюшек ещё можно, но нагнуть – не-а, не получается. Причём при попытке надавить на одного человека на дыбы вставала вся группа целиком, вне зависимости от личных отношений, вплоть до того, что, когда на пятом курсе вылезла ситуация с домогательствами в исполнении одного очень заслуженного преподавателя ВУЗа, группа подключилась моментально, подключила деканат – и постардавшим заменили руководителя дипломов, менее чем за месяц до защиты, кажется. И защитились они без проблем. В общем, этой группой в деканате молодых преподов пугали 🙂 Мол, они там такие зубастые, с ними не забалуешь. При этом подавляющее большинство этих “зубастых” поступало сразу после школы.
ВУЗ, кстати, своей манеры нагибать студентов под свои интересы не оставил, и как-то так само получилось, что через несколько лет после выпуска той, первой группы некоторые из хороших преподавателей, ту группу учивших, в ВУЗе преподавать перестали. Что там сейчас – не знаю, но как-то не похоже, чтоб это место продолжало претендовать на “один из сильнейших ВУЗов города” (с).

knjazna
16.07.2020 17:46
Ответить на  Зверь Ши

Да, это как раз пример такого исключения. Спасибо, что он тут есть:)

Зверь Ши
Зверь Ши
16.07.2020 18:07
Ответить на  knjazna

Ага, спасибо, сложилось 🙂

Кстати, когда я рассказывала историю этой группы – случались люди, реагировавшие на неё в стиле “так не бывает, потому что не может быть никогда”. У всех этих людей, насколько мне свезло понаблюдать, был общий признак – позиция “да что они там возмущаются, зачем протестуют, что, нельзя было потерпеть?!” Всех, посмевших не потерпеть, эти неверящие очень не любили. Почему-то %)

Kryakwa
Kryakwa
16.07.2020 18:11

В моём окружении среди подростков приняты два пути: после девятого класса уйти в колледж (стипендия + профессия) или на экстернат (только нужные предметы, минимум административного давления). Полагаю, это довольно-таки массовое явление. Нас ждёт целый социальный слой более вменяемых людей, которым дали паузу на выспаться и подумать в тишине?

knjazna
17.07.2020 12:57
Ответить на  Kryakwa

Надеюсь, что да. Когда-то эта нелепая постройка должна рухнуть. Как-никак триста лет отстояла, пора бы.

Exciton
Exciton
16.07.2020 23:11

Спасибо! Прямо инсайт на инсайте!

Nagi_Alisa
Nagi_Alisa
17.07.2020 11:43

Спасибо за формулировки.

adrianna
adrianna
17.07.2020 21:05

А, вон оно откуда. Меня давно удивляет это часто встречающееся “в школе дети социализируются” как оправдание травли. Удивляет не только потому, что те, кого травят, не получают никакой социализации вообще, а те, кто, – получают весьма специфическую, но и потому, что травля почему-то чаще всего возникает именно в школах, где дети вроде как под присмотром взрослых, а не во дворах, где они предоставлены сами себе (вот уж, казалось бы, самое место), и не в кружках, где тоже со взрослыми, но всё обычно мирно. Хотя вот, кружки… я их много сменила за детство, и в двух из тех, куда я ходила уже в старших классах, что-то такое пыталось начаться, но не особенно успешно. Но там девчонки уже умели это.

А у более младших оно как-то по-другому выглядело и быстро затухало само, был такой странный период, когда сегодня мы все не дружим с Машей, завтра вместе с Машей не дружим с Дашей, а послезавтра с Петей, но это не особо похоже на травлю и не длилось больше одного дня. Даже когда мы с подружкой страшно поклялись не дружить с одной девочкой, написали эту клятву на бумажке и зарыли под деревом (идею я взяла из “Тома Сойера”), этого хватило всего на несколько дней, хотя обиделись мы на неё крепко и честно пытались игнорировать, но не смогли. Простите, что всё это рассказываю, рассказываю как пример: в этом, ещё довольно маленьком, возрасте в моём классе уже пышным цветом цвела хрестоматийная такая травля с постоянной жертвой. Каким-то образом она там возникла.

Догадываюсь, в чём разница: во-первых, из класса некуда деться даже на время (т.е. даже аналога “поссорились, обиженный идёт домой плакать и смотреть мультики”, не говоря уже про “больше не общаться с этой компанией”); во-вторых, я давно подозревала, что пример первыми всё-таки подают взрослые (на этом месте можно поиграть в развивающую игру “угадай наличие травли по личности классного руководителя”). Но виноваты во всём, разумеется, дети, эти маленькие зверёныши, которые не могут по-другому (на этом месте можно поиграть в другую развивающую игру, “проведи параллели с обществом и политикой”); туда же любители привести как пример колонии для несовершеннолетних, где “дети предоставлены сами себе и посмотрите, что они творят без взрослых”.

В общем, и как средство социализации школа такое… да, это аналог социума, но социума крайне специфического, если приглядеться. И, похоже, многие уже приглядываются.

А как получение знаний… если, как в треде выше писали, школа будет всё больше нагружать родителей изучением английского с ребёнком и вырезанием снежинок вместо ребёнка (когда эти снежинки и “нарисуйте мир глазами кузнечика” вообще появились, кстати?), то даже как возможность для родителей экономить время и деньги на обучение она потеряет всякий смысл. Не знаю, о чём думают и думали реформаторы образования (видимо, ни о чём, а реагируют на сиюминутные проблемы, не думая вообще), но идея школьного образования дискредитирует сама себя с двух сторон сразу. Неужели оно в таком виде ещё долго может простоять?

knjazna
18.07.2020 00:22
Ответить на  adrianna

Эти снежинки и прочая чушь появились в семидесятых годах двадцатого века, когда система впитала и переварила подходы педагогов-новаторов и сделала из них – ну да! – инструмент контроля семьи.
Простоять в таком виде оно может уже нисколько, и как бы ни пытались “реформировать, не меняя”, перемены все равно происходят, и происходят не в пользу устойчивости системы. Прямо в реальном времени.

adrianna
adrianna
18.07.2020 00:57
Ответить на  knjazna

Ясно. Я думала, что оставшееся после СССР было бы и у нас, но, наверное, в девяностые всем было на всё плевать и учили кто во что горазд, родителей не вовлекали (кроме сбора денег на учебники, ремонт класса и прочее), а поделки имели вид “дети с учительницей делают на уроке открытки на 8 марта и дарят мамам”. Но у нас учительница начальных классов адекватная была, может, ещё и в этом дело.

knjazna
18.07.2020 02:05
Ответить на  adrianna

Оно не в прямом виде осталось после СССР. Оно было восстановлено по слепкам. Не могу сказать что лучше, не могу сказать, что хуже – но иначе. Совершенно точно иначе.

adrianna
adrianna
18.07.2020 01:40
Ответить на  knjazna

(подумав ещё)
Вот это вот, когда школа приучает к лояльности через выполнение бессмысленных ритуалов – это, наверное, случай довольно стабильной (по крайней мере внешне) системы, когда все участники – и учителя, и родители – более-менее согласны, что да, есть у нас такое государство, мы поддерживаем, что оно есть, и школы тоже дело нужное, как и предметы, которые дети учат. Поэтому условное начальство ищет всё новые способы убедиться в лояльности низов, чтобы снизить свою тревожность, а уже имеющихся подтверждений для этого мало и нужно придумывать всё новые бессмысленные ритуалы и видеть, что их тоже все согласны выполнять, значит, всё по-прежнему нормально. А также отчитываться об этом наверх. Моя догадка верна?

Я почему так подумала… у нас, когда в двухтысячных танцы вокруг лояльности и правильных школьных предметов начались, они имели свсем другой вид. Было очень важно привить аборигенам любовь к новой родине, её замечательному языку, культуре и истории и убедить их, что так всегда было и будет. В Севастополе. Через сопротивление родителей, учителей, а зачастую и руководителей учебных заведений… Поэтому, наверное, весь должностной идиотизм был сосредоточен в этих областях, а остальных предметы – ну, есть они, учат там чему-то и слава богу, никакой лишней фигни в них не помню. То есть было не до жиру и не до бессмысленных ужимок и прыжков; отвечают дети на истории что надо (особенно перед какой-нибудь комиссией), учат худо-бедно язык, который как предмет у них назван родным – уже сойдёт за лояльность существующей власти, можно в этом отчитаться.

Вообще я впервые увидела в той ситуации плюс. Неожиданно, да. Но у нас явно было меньше бесполезных предметов, набитых болтологией ни о чём, а до родителей и вовсе не докапывались (хватало и покупок за их деньги почти каждый год нового учебников по истории и литературе, это уже, мягко говоря, экстрим).

knjazna
18.07.2020 02:04
Ответить на  adrianna

“Поэтому условное начальство ищет всё новые способы убедиться в лояльности низов, чтобы снизить свою тревожность, а уже имеющихся подтверждений для этого мало и нужно придумывать всё новые бессмысленные ритуалы и видеть, что их тоже все согласны выполнять, значит, всё по-прежнему нормально. А также отчитываться об этом наверх. Моя догадка верна?”
Абсолютно.

adrianna
adrianna
18.07.2020 02:16
Ответить на  adrianna

Забыла добавить. Ещё в ситуации реальной нелояльности явно не катят невнятные требования, которые нужно разгадывать. Наоборот, чем понятнее и проще – тем больше шанс, что его всё-таки выполнят, чисто чтобы отстали. А вот если есть уверенность, что будут пытаться выполнить и сильно мотивированы на это, и вообще никуда не денутся, – тогда, видимо, и вылазит это “угадай по пятке начальства, чего оно хочет”.

Ну, и вешать на родителей ответственность за успеваемость детей по важным вопросам – тоже крайне плохая идея при нелояльности. Наоборот, школа – это последний шанс, что дети усвоят не то, что думают родители, и лучше родителям вообще не знать, что им в той школе рассказывают, тогда не успеют вмешаться.

А, и все нововведения и эксперименты – тесты и прочее, какие-то открытые уроки, на которые приходили непонятные, но явно важные люди – всё это тоже доставалось важным предметам. Остальные преподавались по старинке и вообще многое отдавалось на откуп учителям или, как минимум, никто не интересовался, как учитель преподаёт, одна учительница сама говорила, что программа безумная, “Войну и мир” невозможно разобрать за один урок, поэтому она перекраивает программу на своё усмотрение.

В общем, очень много отличий. Надеюсь, это всё в тему.

Kryakwa
Kryakwa
18.07.2020 10:29
Ответить на  knjazna

Подтверждаю, пронаблюдала прямо в реальном времени в школе своей дочери. С первого по пятый класс – очень неплохая школа, шестой – вполне прилично, седьмой – неприятные мелочи, восьмой – едва терпимо, девятый – всё протухло полностью. 2007 – 2016 годы.

adrianna
adrianna
18.07.2020 14:12
Ответить на  Kryakwa

Однако, как быстро…

knjazna
18.07.2020 14:28
Ответить на  adrianna

ну на самом деле это был финал – с 2007 начиная. После 2004 в школе стало окончательно нечего делать тем из учителей, кто еще хотел сохранить уважение к профессии и чувство собственного достоинства. А вообще процесс начался в 1999. Так что описание касается в основном второй половины процесса.

adrianna
adrianna
18.07.2020 14:32
Ответить на  knjazna

Первая половина прошла невидимо для родителей? Что-то ехало на тех, кто ещё не ушёл?

knjazna
19.07.2020 01:40
Ответить на  adrianna

Именно так. Помню, как коллега перед увольнением – а надо отметить, что для людей, работающих в образовании, переход из школы в школу явление нечастое и как правило связанное с тем, что школу меняет ребенок, ну или переезд делает дорогу на работу совершенно невыносимой; учителя терпят до последнего или уходят навсегда – так вот, она задумчиво так отметила: “вот же странность: чем лучше делаю, тем хуже становится, и ладно бы только мне…”

nasse
nasse
19.07.2020 09:59
Ответить на  knjazna

Если я правильно заметила, стали появляться родители с требованием к учителям “сделайте нам хороших детей” и “не смейте требовать с детей нормального поведения и выученных уроков” Вот как раз в процессе преобразований

knjazna
19.07.2020 14:37
Ответить на  nasse

чуть раньше. Такие родители стали появляться в 90-е, потом их число слегка снизилось, а в начале 10-х годов опять подросло.

nasse
nasse
19.07.2020 14:49
Ответить на  knjazna

Ага, спасибо. Про 90-е не знала

Kryakwa
Kryakwa
18.07.2020 21:36
Ответить на  adrianna

Ураганное гниение. Я была крайне удивлена скоростью процесса, вторую половину девятого класса дочь посещала школу в режиме “день в школе – два дня дома по записке от родителей.”

knjazna
19.07.2020 17:51
Ответить на  Kryakwa

Родители заметили процесс тогда, когда признаки скрыть было уже нереально, поэтому и кажется, что он прошел стремительно. На самом деле нет. Все ехало к тому как минимум в три раза дольше. Просто раньше это видели только те, кто был непосредственно погружен. То есть – сперва дети, но они, в силу отсутствия опыта, понять ничего не могли, а их ощущениями не принято было доверять, потом учителя, но их мнения, в силу положения, никто не спрашивал, а уходящих просто клеймили в спину предателями – и ехали в той же колее дальше все в тот же тупик. Вот, доехали.

Kryakwa
Kryakwa
19.07.2020 19:23
Ответить на  knjazna

Моя беда всю жизнь в том, что неладное я вижу сразу, но не верю своим глазам и действовать начинаю, только когда сомнений уже нет. На два шага позже, чем надо бы, по-хорошему 🙁 Я предложила дочери сменить школу после седьмого класса, но она тогда отказалась: друзья, пара любимых учителей, рядом с домом, опять же. К середине девятого класса сомнения исчезли полностью, но мы надеялись дотянуть до ОГЭ в щадящем режиме. Если бы тогда я знала то, что знаю сейчас, я бы настояла на экстернате после седьмого.

nasse
nasse
18.07.2020 09:06

Правильно ли я понимаю, что для классического детского сада набор навыков был следующий: делать что сказали в обществе тех кого велели, начинать и прекращать по команде, считать результатом то, что назначили, спать и есть по команде, подавлять рвотный релекс? А еще быть буратиной, т.е. двигаться только по команде и как сказали. И выдавать по команде нужную эмоцию (или хотя бы ее имитацию)
И неофициально – накажут не того, кто обидел, а того, кто заплакал. И того, кто не как все. И притворяться, что ешь или спишь.

knjazna
18.07.2020 12:51
Ответить на  nasse

да, правильно. И вот это осталось еще от СССР, с 70-х. И благополучно проехало все 90-е, и нулевые. В конце нулевых родители (не все, но некоторые) начали догадываться, что если ребенок принес неприемлемое поведение из садика, то скорее всего, этому поведению обучена вся группа и имеет смысл говорить даже не с воспитателем, а с заведующей – и расклад начал меняться. Потом дети этих родителей пошли в школу, и родители уже знали, в чем прикол. В итоге школе именно теперь приходится очень ощутимо двигаться – а со стороны управления образованием щемят как прежде и даже больше. Поэтому перспективы выглядят гадательно, но очень интересно для невовлеченного наблюдателя))

nasse
nasse
18.07.2020 12:58
Ответить на  knjazna

Угу, спасибо.
А что из этого набора некоторые родители сочли неприемлемым поведением? Проблемы с отсутствием инициативы, или результаты “неофициального”? Или что-то третье, что я не посчитала?

knjazna
18.07.2020 14:23
Ответить на  nasse

Ну мы например вставляли заведующей за то, что дети начали забираться на подоконники и прыгать с них – по счастью, в комнату, но все же. Выяснилось, что нянечка так понимала занятия физкультурой. Про, хм, лексику умолчу. Моим друзьям мужеска полу пришлось объяснять юноше, что значат те слова, которые он произнес, и почему они не ежедневного употребления. Начали об этом, вскрылось другое, тоже интересное. В ассортименте и количестве. В общем, было сперва нескучно нам, потом весело детям.

nasse
nasse
18.07.2020 13:23
Ответить на  knjazna

И еще сложилось. Что не замечать своего эмоциональногот состояния, а также голода, жажды и усталости, не уметь увеличивать дистанцию с людьми, с которыми не хочется иметь дела, и склонность продолжать деяетльность, от которой с души воротит, готовность есть несъедобное и носить неудобное, и все остальное, что взрослым людям, если повезет, приходится нести к психологу – это именно навыки. Которые именно ставили. Да, методом “колодца с крокодилами”

knjazna
18.07.2020 14:25
Ответить на  nasse

да, запросто. И переедания из-за “доедай до конца” и неумение соблюсти назначенную врачом диету из-за убеждения, что пока тебя после еды не начало мутить, насыщение не наступило, и т.а. и проч.

nasse
nasse
18.07.2020 15:08
Ответить на  knjazna

Ага, спасибо, сошлось.
Терпячка как добросовестно выученное поведение – поскольку именно ему и учили.
И не тайная ложа, и не явная лажа… а, скажем, добрая традиция.

saiscea
saiscea
19.07.2020 22:56
Ответить на  nasse

Итересно как… Споры о том, какое животное умнее – это выяснение того, кто быстрее обучается выкидывать коленца по команде человека.

red_rat_catcher
red_rat_catcher
20.07.2020 12:54

Аа, так вот почему поднялся дикий вой насчет дистанционки! Я, как переведшая на дистанционку недели на три раньше, чем всё началось, всё удивлялась – чего так дико страдают? Ну плохая организация – понятно, плохое техническое оснащение- понятно. А так-то – удобно же.

nasse
nasse
20.07.2020 19:41
Ответить на  red_rat_catcher

Ну там не только плохая организация и плохое техническое оснащение. Но и “организовать дома ребенку рабочее место для дистанционки, при том что родители тоже вдруг на дистанционке”. И увлекательнейший цирк со способами выбора техсредств для оной дистанционки – сначала оно _как-то_ заработало, а потом начались добавления начальтвенных требований – “делать не как работает, а как велели. Но чтоб работало”
И, подозреваю, что удобно оно только для старшеклассников со внятными учителями.

red_rat_catcher
red_rat_catcher
20.07.2020 20:13
Ответить на  nasse

Но жалуются не на это. Жалуются на отсутвие контакта с детьми, на то что раньше можно было воздействовать на всех, а тут не получается. И от возраста не зависит. То что раньше бралось криком и дисциплиной в классе и опорой на строящих коллектив или раздражающих и более ярких – в зуме не работает. В зуме надо учить всех и они все равноудалены от экрана. Куча троечников внезапно стала весьма неплохо учиться.

nasse
nasse
20.07.2020 22:01
Ответить на  red_rat_catcher

Ага, понятно.
Я знаю об этой ситуации глазами добросовестного препода некоторыми навыками репетиторства по удаленке (мне подруга рассказывала). Ну и частично – в результате гуглежа.

У зума, конечно, есть специфика. Какие-то грязные учительские приемы по нему не работают. И родители, конечно, могут увидеть, что происходит. Но и какие-то вполне адекватные вещи, типа личного контакта с учителем и возможности поболтать с подружкой, работать перестают. А эти адекватные штуки важнее маленьким, и есть еще зависимости от предмета.

Nika
Nika
21.07.2020 22:52

Спасибо!
Хотела уточнить – образовательные инициативы века XVIII (все эти корпуса, пансионы, институты) не считаются ввиду относительно невысокого количества учеников относительно тех, у кого домашнее образование, или оттого что оно не было первой ступенью? (там где речь идёт о том, что светское образование началось с начала XIX века)?

А третья категория счастливых исключений – это, вот, Царскосельский лицей, например?

_hissen.raii_
_hissen.raii_
22.07.2020 22:53

Здравствуйте! Огромная благодарность за Ваши тексты от читателя, уже некоторое время молча следящего за обновлениями, неоднократно убеждавшегося в практической ценности Ваших рекомендаций – и, наконец, решившегося принять участие в беседе =) По поводу того, что основная цель школьной системы кроется совсем не в передаче знаний, метко высказался Джон Апдайк в «Кентавре»: «Отцы-основатели в своей бесконечной мудрости рассудили, что дети – противоестественная обуза для родителей. Поэтому они создали тюрьмы, именуемые школами, и дали нам орудие пытки, именуемое образованием. В школу вас отдают, когда родители уже не могут справиться с вами, а идти работать вам еще рано». При всей едкости цитаты – представлялось, что картина в ней описывается отнюдь не исчерпывающая, схема тут несколько сложнее и явно не однокомпонентна. Ваш пост позволил подробнее рассмотреть и детали, и авторов этой мозаики – более того, назвать их своими именами.
Если не возражаете, озвучу некоторые соображения в связи с обсуждением. Разумеется, буду рада возможным коррективам ))
– О признании результатов. Верно ли мне видится, что в школьной системе признание их собственно результатами – и тем более представляющими ценность в глазах учителя как вышестоящего лица – часто зависит не столько от качества оных, сколько от ряда факторов, к самим результатам имеющих в лучшем случае косвенное отношение? Подразумеваю ситуации, где работа ученика оценивается не по критериям, связанным с выполнением полученных заданий, а оценка колеблется в зависимости от «внепредметных» частностей, коим имя легион. То есть – от отношения к ученику преподавателя, его настроения в конкретный момент, от того, выполнена работа показанным в классе и оттого считающимся единственно верным способом, или же более простым, но не освещавшимся на уроке путем, не в конфликте ли ученик с кем-то из классных «любимчиков» или с ребенком самого учителя, от того, как учитель расценивает его background (из многодетной/благополучной/неполной семьи, этническое происхождение, материальное положение) и проч. и проч. Таким образом, получаем любопытный перекос: «Чтобы моя работа была признана результатом, я должен в первую очередь сам вписываться в образ “достаточно хорошего ученика”, существующий в сознании того, кто работу будет оценивать», – о качестве самой работы можно в ряде случаев и умолчать, оно тут не приоритетно.
– Принудительная социализация. Она мне представляется в том числе и как навязанные «сверху» коллективные действия, отнимающие бОльшую часть времени, сил и прочего ресурса. Фактически – как лишение ребенка личного времени и пространства, при котором пристально рассмотреть окружающую обстановку и проанализировать увиденное ему становится банально некогда и нечем (что, на мой взгляд, тянет не столько на осознанное насилие, сколько на неудовлетворение потребности в уединении, в выстраивании границ – и в целом ее объявление ненужной и достойной осуждения и высмеивания блажью, пережитком прошлого, инфантильностью и чем угодно, кроме, собственно, потребности). Навскидку – пара фрагментов из Крупской, где она отмечает этот подход: «Одна из современных задач современного воспитания — это научить ребят работать и жить коллективно». «Надо уметь сливать свою жизнь с общественной жизнью. Это не аскетизм. Напротив того, личная жизнь обогащается благодаря такому слиянию, благодаря тому, что общее дело всех трудящихся становится личным делом. Она не становится беднее, она дает такие яркие и глубокие переживания, которых никогда не давала мещанская семейная жизнь». В сущности, если отвлечься от риторики, речь идет о выращивании удобного властям поколения – оно лишено опыта самостоятельного принятия решений (за таких «коллективистов» всегда решает кто-то другой :)), абстрагирования от ситуации, способности непредвзято взглянуть на нее со стороны. Самостоятельно себя занять таким людям непривычно: растет деятель под довольно хлопотным для окружающих девизом «here we are now, entertain us». Доверять своим ощущениям – еще непривычнее: автоматически выстраивается корректировка собственных наблюдений с тем, что диктует окружение: «Не может мне быть холодно/голодно/неудобно/больно – вон Маше и Паше нормально же, не жалуются», – и отсюда… добро пожаловать в терпячку. А уж размышлять, делать выводы и что-либо планировать самостоятельно… эти навыки слишком невыгодны внедрившим такую систему, чтобы развивать именно их, а не коллективизм в самом что ни есть стайном и массово регулируемом со стороны варианте. =) Права ли я в том, что во многом благодаря такому искусственно прививаемому «коллективному разуму» на выходе получаются особо фееричные вариации на тему «сахар нынче дорог»?