О прощении: краткий мануал в вопросах и ответах.

А о чем тут говорить вообще? Простить – это значит “проехали, забыли и больше не вспоминаем, живем как до того”.
Есть такой вид прощения, правда. Он лучше всего работает с детьми до трех лет. Его можно применять и в общении с глубокими стариками, у которых сенильные процессы подъели память и логику, и у которых совершенно очевидны и детская беспомощность и детское мышление, безжалостно указывающие на скорый финал. Но почему-то этот вид прощения встречается в основном в ожиданиях людей за тридцать и старше – вполне дееспособного возраста, полных сил и имеющих в доступе достаточно различных возможностей. Именно с ними такой способ простить приводит к гарантированному повторению ситуации, которую уже однажды пришлось прощать. Что характерно, они и сами хотят продолжать так прощать, несмотря на весь уже полученный опыт, и уверены, что их будут прощать именно так, несмотря на все уже встреченные последствия. Особенно интересно встречать такую версию прощения у коллег и смежников. Она обычно оказывается признаком и других интересных подходов к клиентским запросам, результаты которых для живых людей мне даже вчуже печально видеть, но это мое личное мнение, и его тут больше не будет.

А разве это не просто слова, которые говорят, чтобы что-то сказать, когда все плохо?
Такие слова существуют, да. Но “прости меня/нас” и “извини меня/нас” в этот список не входят. В него входят другие слова: “мне жаль”, “очень сочувствую”, “это очень грустно”, “скверная ситуация”. Есть еще ряд определений, но их не принято печатать. Произносить вслух публично тоже не особенно принято.
Что же до слов “прости меня” и “извини меня” – у меня плохие новости. Если вы их произнесли, то всяко вы причастны к скверной ситуации, которая делает грустно и вам тоже, но основному пострадавшему больше. И в этом случае к словам хорошо бы присовокупить участие в разгребании последствий. Если вас допустят, конечно. Если не допустили, то у меня есть новость еще хуже: скорее всего, у вас пятно на репутации размером с историю, в которую по вашей милости кто-то вляпался. И это пятно вам еще икнется разными способами. Самое меньшее, охлаждением отношений с частью круга общения. Большего вы, скорее всего, не заметите или заметите очень не сразу, но это другая история.

Ну и что тогда такое это самое “прощение”? Забыть нельзя, помнить и ничего не делать – невозможно, как тогда общаться? ИЛИ не общаться, не прощать, послать к чертям и начать демонстративно и целенаправленно мстить?
Ничего сложного и невозможного в прощении нет.

Нужно просто:
1) понять, что случившееся случилось, и что если оно для кого и проблема, то только для того, для кого вопрос о прощении стоит.
Кстати, именно это называется “взять на себя ответственность за свою жизнь и свои эмоции”. А не попытки заявлять, что пресловутую часовню в тринадцатом веке – тоже вы, своими ручками. И не самообвинения по разным странным поводам.

2) самостоятельно принять меры к тому, чтобы именно эта болезненная ситуация больше не повторялась.
Кстати, это называется “определить дистанцию”. А не требования от окружающих тех или иных форматов поведения, на которые оные окружающие могут оказаться и неспособны, или просто не пожелать свое поведение менять.

То есть сами для себя определили ситуацию, сами для себя сделали выводы и на основе этих выводов приняли решения. Послать там или не послать, иметь дела или не иметь – это уж по ситуации. Иногда достаточно поменять место любимой чашки, чтобы ее не смахивали со стола; или засыпать поверхность земли в цветочных горшках слоем керамзита, чтобы туда стало неудобно класть окурки; или например настоять на использовании презервативов, поскольку в КВД не набегаешься, сворачивая налево раз в неделю, при этом детали организма как бы не на помойке найдены, а разводиться не хочется. Если расклад таков, что на дистанции вашей личной безопасности дела иметь не получается – ну, значит, не судьба, что же делать-то.

Но если случается так, что тот, кто стряхивает пепел в ваши цветы, смахивает со стола ваши чашки и приносит чужие инфекции в ваш организм, предполагает эти свои действия органичной частью формата ваших отношений и при этом активно против того, чтобы этот формат менялся, то вероятнее всего, его понятие о прощении включает в себя:

1)отсутствие указаний на эти действия как на вредящие отношениям или партнеру
2) отсутствие вреда у партнера из-за этих действий.

Как? Не знаю, я ни разу не получила на этот вопрос внятного ответа. И указания на недопустимость происходящего, и сообщение о причиненном вреде такие товарищи часто называют словом “месть”, так вот: ЭТО НЕ ОНА.

Месть – это намеренное и осознанное причинение обидчику вреда, равного или превышающего полученный от него вред.
И вариант “я и прощения у нее попросил, за то, что выставил на улицу ночью в декабре, А ОНА ВСЕ РАВНО ЗАБОЛЕЛА”, потому что если бы от души простила – ничего б ей не было от пребывания в футболке на улице в минус восемь с ветром больше часа – это не месть. А нормальное течение событий. Как кстати и отказ в помощи после разрыва отношений. Потому что если человек уже довел до того, что бывшему знакомому неприятно видеть его и на общение жаль времени, ждать помощи по меньшей мере странно, как бы неудачно ни сложились обстоятельства: если в колодец плюнуть (особенно не однажды), пить из него уже не выйдет.
И в приведенных примерах просто отказаться общаться – это прощение. Вот такая, вполне естественная его форма.

Месть – ну если так по-простому, по-деревенски – это подождать возвращения долгов так полгодика, а потом выбить стекла в доме должника ровно на невозвращенную сумму. Или тоньше: в ответку за расстроенные отношения с бойфрендом перехватить у разлучницы выгодный контракт или хорошую командировку. Даже если желательный приз самой не особо ценен и интересен.

Да, кстати: обычно энергия, необходимая для успешной мести, если ее потратить на восстановление себя и своих обстоятельств из руин после случившегося, хм, форс-мажора, обусловленного человеческим фактором, а не на продолжение коммуникации с этим фактором, какое и представляет собою месть, дает куда более впечатляющие результаты. И выглядит как месть, после которой уже не встают, но ею ни в коем случае не является.

Допустим, простить – значит “послать и не иметь больше дел”. Но что тогда означает требование-просьба “прости меня”? И что она должна означать при здоровых отношениях?

В здоровых отношениях “требования-просьбы” не бывает, это два разных формата, и они не всегда могут быть объединены. В отношении чувств другого и тем более его физиологических реакций – однозначно не могут.
В статистически наиболее часто встречающихся отношениях “требование-просьба” – это требование под видом просьбы. И если содержание этого требования – это требование прощения, то смысл его заключается в том, чтобы избежать встречи с последствиями своих действий и, следовательно, иметь возможность продолжать действовать также и дальше. Таким образом, отношения являются условиями для ценных (хотя и способных повлечь неприятные последствия) действий. А партнер по отношениям тут как бы и ни при чем. И он, как правило, или фигура заменяемая, или же может быть использован как объект, об который можно, пардон, отношаться (другого слова не подберу) и в его отсутствие, если очень надо а заменителя не нашлось.
Для справки: требование как формат сообщения о своих потребностях и желательности участия (или неучастия) в них другого человека относится, как правило, к тем областям взаимодействия, которые уже оговорены людьми ранее, или к конфликтным ситуациям внутри личных границ одного из участников отношений. Можно требовать выполнения договоренности. Можно требовать соблюдения своих прав и свобод. Но требовать чужого отношения или чужой реакции невозможно: что завезли то и завезли. Требовать чужого участия в своих делах, которые хотелось бы видеть общими, конечно, можно, но требование будет… э… сомнительно правомочным.
Просьба же, как формат сообщения о потребностях (и той же самой желательности или нежелательности участия другого в них), относится к либо не оговоренным областям взаимодействия, либо к спорным ситуациям вне личных границ просящего. Можно просить другого об участии в своих делах. Можно просить об уважении своих прав и свобод. Можно просить прощения за их нарушение.
А “просьба-требование” о прощении – это “не смей совать мне последствия, справляйся с ними как знаешь”. Совсем не бином Ньютона, как видите.

Извинения унизительны, это само по себе ощутимая моральная травма. Неужели недостаточно этого внутреннего усилия, чтобы закрыть неприятную ситуацию? Неужели оно само по себе не окупает причиненный вред?
Ну… нет. Правда нет.
Вы так не думаете? Тут на сайте есть цикл “Начало финала”, вам туда. Вам там вряд ли понравится, но если хватит сил дочитать, многое станет понятнее.
Да, кстати: если причинить вред вам нормально, а извиниться (я уже не говорю про “помочь разгрести”) – ужасное моральное усилие, у меня для вас еще плохая новость. Вам вообще-то не сюда, а к психотерапевту. Впрочем, дело ваше, можете и не ходить. Последствий, когда они наступят, вы все равно не заметите. А когда заметите, вам будет уже все равно.

А может, все-таки как-нибудь можно без этого всего? Может быть, хватит и рассказа о том, как тяжело переживать подобные ситуации и как неприятно себя в этом всем чувствовать? Или объяснения причин поведения, приведшего к несчастному случаю?

Мне жаль вас расстраивать, правда.
Но грузить человека, которому вы и так устроили неприятности (те самые, за которые так не хочется извиняться, да-да), своими чувствами по поводу случившегося – так себе ход. Это чревато дополнительной порцией кислых разговоров, от которых никому не станет легче. Кстати, принужденным тоном произнесенное “извини”, особенно если к нему прилагается “но ты тоже” или “но были причины”, очень часто принимают именно за попытку повесить на и так нагруженные плечи еще и ответственность за того, кто их нагрузил, поэтому вариант “иди ты со своими извинениями” не то чтобы редкий. Так что “без этого всего”, конечно, можно, но обойдется дороже. Впрочем, у вас есть шансы и не заметить последствий. Брань на вороту не виснет и мнение к делу не пришьешь. И на лбу у вас весь список поступков не будет написан никогда, а пока шлейф вашей славы за вами не подтянется, запас доверия на еще какие-то случайности у вас есть. Потом вам это уже не будет важно, так что можете и не заморачиваться. Просто оборвите испорченный контакт и выбросьте из головы эту неприятную ситуацию, вот и все. Думать вообще вредно, от этого настроение портится. Особенно это верно, если вы склонны считать мышлением процесс перебора известных словесных форм в поисках подходящей и притягивания найденной условно годной к обстоятельствам.

Мне не нравится, когда передо мной извиняются, делу этим все равно не поможешь, а настроение испорчено у всех участников. Если я скажу “проехали, ничего не было”, все же исправится?

Ну… нет. Мне очень жаль, но нет. Сперва, конечно, покажется, что все исправилось, потому что настроение у второй стороны, создавшей ситуацию, резко исправится, а следом и вы ощутите подъем. Но когда ситуация повторится, вам придется или проглотить ее молча, потому что “в прошлый раз проблем же не было,а сейчас-то что?”, или пережить вдвое больше неприятных минут. Извинения – да, с испорченным настроением и неловкостью – хотя бы какая-то гарантия от немедленного повторения инцидента. Надежной она станет, если к извинениям добавятся (а не заменят их) компенсация вреда и объяснения причин случившегося. Только три пункта вместе вам обеспечат защиту от повторения, ни один по отдельности и никакие два по отдельности так не работают.

А если вред причинил друг? Или, еще хуже, человек старше возрастом? Они тоже должны извиняться?

Это случается. И это всегда очень печально и очень разочаровывающе. Но человек, взрослый не по паспорту, а по состоянию сознания, сам понимает, когда ему следует принести извинения, объяснить свое поведение и потратить толику сил и времени на устранение последствий своих поступков. А человек, который ценит дружбу не на словах, сделает это независимо от возраста и жизненного опыта, движимый желанием сохранить ценные отношения. Ваше дело только решить, согласны ли вы с такими объяснениями, нужна ли вам такая помощь в устранении последствий и готовы ли вы принять этого друга или этого взрослого человека в свою жизнь и с этим поступком тоже.
Если извинений не последовало или последовали только они – ну что же, и это случается тоже. Мудрость не всегда приходит с возрастом, возраст нередко приходит и один. И дружба “в одни ворота” тоже случается. Причиненный вред это как раз и раскрывает. Стоит сделать выводы сразу. Если не можете – ничего страшного жизненный урок может быть повторен столько раз, сколько надо до понимания… или до окончания ситуации. Вашей собственной. Кардинального.
И насчет вопроса о том, должен ли кто-то извиняться, если причинил вред. Конечно, не должен. Это всего лишь выбор человека, который хочет сохранить ценные отношения и доброе имя. Если этот выбор тяжел – настаивать не стоит. У вас есть масса других путей. Например, разрыв контакта с обнародованием причин. Или без обнародования причин, но с публичным объявлением решения. Не то чтобы это сильно на что-то влияло сразу, но шлейф славы за человеком потянется немного быстрее, чем без этого. И в итоге награда героя найдет. И это вовсе не будет местью, что бы об этом ни думали и как бы это ни называли.

О прощении: краткий мануал в вопросах и ответах.: 14 комментариев

  1. Спасибо. Актуально.

    …И этого не объяснишь. То есть когда формируется ситуация, когда это как бы надо объяснять, давно пора либо пятиться к двери, либо кардинально менять в себе формат отношения к человеку, от которого физически не дистанцироваться — но можно перестать относиться к нему как к “она может понять однажды”. И да, переставлять чашки.

  2. Спасибо. Неожиданно и некоторым местом очень актуально.
    Кажется, я понял возможно “технический” и абстрактный, но принципиальный для себя момент, который сейчас представляется для меня сутью (или просто наиболее удобной визуализацией) как процесса, так и правильных, работающих действий по выходу из ситуации: у двух участников кейса – разные реальности. И это, в момент причинения причиняемого и некоторое время после, невозможно ни объяснить, ни дать понять или почувствовать – обеим сторонам. И когда прощающий прощает – он просто фиксирует это в том или ином виде. Сначала для себя – и это уж точно как минимум дистанция., А потом и для оппонента – и это уже много чего может быть. Материализует, если можно так сказать. Именно так для обидевшего может выглядеть и месть, и справедливость; и даже простое “прощаю и отпускаю” – это исчезновение из его реальности образа (или представления, но так или иначе “объекта”) того человека, которого он обидел. А до этого там “всенормально”, угу…
    А разгребание последствий, если оно предложено и принято, – это получается попытка трудом преодолеть границы реальностей, или создать общую для двоих.
    Похоже? Или я куда-то не туда рассуждаю?

  3. Наблюдаю в окружении человека, который тоже, вероятно, не любил принимать извинений (хотя вряд ли многие это прям “любят”, про себя я тоже мог бы так сказать, но не принимал как формат, говорил “забыли”), но при повторении косяка разрывал контакт окончательно. При этом, без публичного объяснения причин, возможно потому, что они и так были всем прозрачны. И хотя компания была общая не возобновлял не смотря на коллективное давление. Довольно неприятно наблюдать со стороны это всеобщее благожелательство) Это какая-то половинчатая стратегия? Тогда даже в голову не пришло спросить про причины такого образа действий, потому что про принятие извинений интуитивно было понятно, про разрыв тоже в общем ибо рецидив был вопиющий.

    1. Это очень эффективная стратегия, вообще-то. Сама использую, экономит массу нервной энергии.
      Шаг 1. Косяк №1 – “Извини, пожалуйста” – “Угу”+ в уме выставлен флаг “Этот косячит.”
      Шаг 2. Косяк №2 – “Это не баг, это фича.” Разрыв общения.
      Я между шагами 1 и 2 всё ещё задаю контрольный вопрос: “Делать-то теперь со всем этим что будем?” А ваш товарищ, видимо, окончательно разочаровался в людях.

      1. “Не будь жмотом — дай человеку второй шанс. Не будь идиотом — ни в коем случае не давай третий.”
        Прошу прощения за вмешательство; кажется это про разборки человека с самим собой, про достоверное для него подтверждение собственной правоты, про способ полностью исключить сомнения. Допущение в перспективе второго косяка – это, реально жертва и потеря (настроения, здоровья, ресурса или еще чего-то). Тут даже что-то от ритуала есть… а если ритуал работает – человек будет к нему прибегать в большинстве, как минимум, схожих ситуаций. И тогда, получается, это все может быть еще и про тревожность.

  4. >понять, что случившееся случилось, и что если оно для кого и проблема, то только для того, для кого >вопрос о прощении стоит.
    >Кстати, именно это называется “взять на себя ответственность за свою жизнь и свои эмоции”.>

    А какими словами называется желание/намерение/попытка сделать случившееся проблемой в том числе для автора случившегося, проблематизировать это для него, чтобы он хотя бы попросил прощения (как минимум)? И вообще – это что-то плохое, делать так нельзя? Делать случившееся проблемой для его автора = отказываться нести ответственность за свои эмоции? Ответственность за свои эмоции = “если У ТЕБЯ эмоции по поводу этого устроенного мной, то ТЫ и отвечай за ЭТИ СВОИ эмоции, пожалуйста, при чем тут я”?
    …и стоит ли, кстати, такая игра свеч – вот то самое “проблематизировать совершенное для автора чтобы он как минимум извинился” – если дальше этого минимума зайдет сильно вряд ли, а до него – просто вряд ли)))? Или, если до этого дойдет, окажется, что такого минимума – “не хватит” в эмоциональном смысле?

Добавить комментарий