Анонс. Планирование времени в аврале, или как не пропасть, когда все пропало.

Планирование времени – казалось бы, тема избитая в кровь. Но на этом вебинаре, ничего известного из других источников вы не найдете.

Зато будут:
– разновидности авралов и их отличительные признаки;
– способы отличить аврал от другой нештатной ситуации;
– методы построения тактики для преодоления каждого из названных видов аврала;
– протокол восстановления эмоционального равновесия в условиях аврала;
– удобные таблицы планирования.

Формат привычный – большой объем раздаточного материала и онлайн-встреча, на которой можно будет обсудить все вопросы по материалу.

Вебинар состоится в воскресенье 9-го августа в 20:00
Заявку вы можете оставить здесь. Стоимость участия – 1500 р.

Абьюз, тактика и практика: что все-таки делать с этим всем.

Правило номер ноль: НЕ МОЛЧИТЕ. Если это случилось с вами, об этом должен знать хотя бы кто-то, кроме участников событий. Если это случилось не с вами, запишите это и запомните. Расскажите об этом. Да, вы не будете поняты. Да, вам расскажут, что нечего лезть в чужие дела, а если ваши дела таковы, вы виноваты сами. Но будет не только это. Так начиналось “Я не боюсь сказать”. Так начиналось me_too. Так начинались ОВД-инфо и “Русь сидящая”. Еще раз: не молчите. И вы узнаете, что вы не одни. Читать далее «Абьюз, тактика и практика: что все-таки делать с этим всем.»

Текущее мимо.

Техническое.

Поразмыслив так и сяк, восстанавливаю традицию наблюдений за изменениями в мыслях и настроениях Великого Среднего а также Малого Необщего и об актуальных формах их, допустим взаимодействия. Метку, по которой эти записи можно будет тут найти, я решила назвать “записки Сидргривы”. Большая часть этих записей, скорее всего, будет открыта только для зарегистрированных пользователей. Некоторая их часть, вероятно, будет пересекаться с записями по метке “Рагнарек ФМ”, и вот они будет открыты.

Тихо побулькивая, течет мимо меня, наблюдателя, очередной виток “me_too”. И причина этой незаметности не только украинские события или история в Хабаровске. Читать далее «Текущее мимо.»

Не депрессия.

Вы извините, пожалуйста, я тоже про covid.
Так случилось, что у меня в поле зрения несколько переболевших и часть из них – мои клиенты. Кто-то перенес похуже – до госпитализации и кислородной маски, кто-то полегче – дома в самоизоляции. Живы, к счастью, все. Но без последствий не обошлось ни у одного. Вот об этих последствиях я и хочу предупредить.

Физиологически они представляют собой сложный дефицит дыхательной функции. Вполне переносимый, если о нем помнить и не пытаться сделать больше возможного. Но сама необходимость помнить о внезапно появившемся ограничении возможностей, как и постоянные встречи с этим ограничении, данным в ощущениях и неотменяемом, влияет на настроение самым прискорбным образом. Не говоря уже о проблемах с дыханием – одышкой, слабостью, чувствительностью к нагрузке и прочим составляющим букета, о которых уже половина интернета рассказов. Читать далее «Не депрессия.»

Не личное: как абьюз приходит в семью.

Это, пожалуй, самая печальная часть всего цикла. Но если задаться целью ликвидировать безграмотность по вопросу абьюза, без нее не обойтись.

Абьюз в семье не начинается. Его туда приносят. Причем приносят далеко не сразу. И приносят с самых высоких уровней.
Начиная с 1800-х годов, с отделения светского образования от церковно-монастырского, принято заходить через школу. И это работало довольно надежно до внедрения тестов, после чего позиции государств мира по вопросу конкретно разделились. Одни продолжают полагать, что школьное образование – единственное возможное легитимное, другие честно и не скрываясь заявляют, что готовностью ребенка ходить в школу и выдерживать (да, именно это слово) то, что там происходит проверяется лояльность семьи государству в лице конкретной группы чиновников низшего звена. Вы тут нашли хоть слово про обучение? Нет? Вы удивлены? Подождите, разговор только начинается. Читать далее «Не личное: как абьюз приходит в семью.»

Еще раз о походе к специалисту: почему они не приходят.

С очередного бессчетного ракурса об одном и том же. Опытным путем (не только на моем опыте) установлено, что чем хуже у человека обстоятельства, тем меньше вероятность его обращения за помощью. И, что особенно забавно, тем больше его уверенность в том, что проблема нерешаема, уж если ему не удалось с нею справиться самостоятельно. Ну или аж с целого второго обращения к специалисту. И – достойное упоминания отдельной строчкой – тем ценнее его собственный жизненный опыт и его правила. Не только для него. Для всех, кто не сумел увернуться – в первую очередь. А уж потом для носителя, убедившего себя в действенности этих правил таким методом. Ну а что: все вокруг так живут, все вокруг согласны со сказанным – значит, действительно закон природы такой. Читать далее «Еще раз о походе к специалисту: почему они не приходят.»

Абьюз. Дела семейные: семена зла.

Принято считать, что абьюз уходит корнями в семейную ситуацию насильника или привычной жертвы. Никто, однако, не задается вопросом, откуда он появляется в семье. Если этот вопрос задать, в ответ вы услышите разве что невнятный лепет про “врожденные патологии” и “тяжелую семейную наследственность”. То есть, все то же мнение, что нигде кроме семьи абьюз зародиться не может. Меж тем, семейный абьюз перестал быть достаточной причиной для разрыва отношений только в девятнадцатом веке. Именно в период расцвета буржуазии и окончательной смены феодальной структуры отношений на капиталистическую. Так что явочным порядком вверять семье (точнее – супруге и детям) эмоциональное благополучие взрослого человека, несущего тяжелую общественную нагрузку – идея не такая уж древняя, как могло бы показаться. Читать далее «Абьюз. Дела семейные: семена зла.»

Абьюз, дела семейные: отцы и дети.

В объемных и горячих сетевых баталиях вокруг вопроса “можно ли бить детей, и если да, то как именно?”, сколько я их не исследовала, ни разу мне не посчастливилось найти очевидного ответа, известного любому участковому полицейскому, работающему “на земле” и любому соцработнику, круг интересов которого не простирается дальше его микрорайона и обитателей подчиненных ему подвалов, чердаков и помоек. Ответ, меж тем, очень прост – и вероятно, поэтому никого не волнует. Если вас не смущает перспектива рано или поздно быть избитым собственным чадом (с шансами, до смерти, с шансами, не за один раз, с шансами, безнаказанно), или рано или поздно хоронить свое чадо, избитое до смерти кем-то другим, или остаться без пресловутого стакана воды, потому что ваше чадо будет рассматривать визит домой в списке вариантов где-то пятым пунктом после смерти под забором – бейте, пожалуйста. В дела семейные у нас нынче не принято вмешиваться посторонним. Дело ваше – и от чего и как умрете вы сами, и от чего и как умрет ваш ребенок, и останется ли кто-нибудь в этом мире после него. Тут все просто. Но ведь насилие в семье – это далеко не только побои. Давайте же рассмотрим всю палитру способов добиться трех названных результатов, а заодно и еще некоторого числа итогов, которые я пока не перечисляла. Читать далее «Абьюз, дела семейные: отцы и дети.»

Год не для людей.

В нашем городе видели розового пеликана. В города Ленобласти начали возвращаться аисты. Прямо в города. В городских парках стали встречать лис и енотов. В середине течения реки Мойки (центр города, напоминаю) живет – и вполне хорошо живет – бобер. На карьере, видимом из моего окна, гнездятся утки пяти видов. Все это влияние карантина: люди перестали топтаться по поверхности в таком количестве – и природа ожила. Читать далее «Год не для людей.»

И животноводство: немного об абьюзе в рабочих отношениях.

Об этом написаны тонны макулатуры и гигабайты электронного текста. На этом паразитирует толпа народу, наблюдая который можно заметить, что все они рано или поздно оказываются в невероятно похожих обстоятельствах и состояниях. Настолько похожих, что трудно не заподозрить один и тот же путь.
Но ни одна тематическая книга не назовет предмет обсуждения прямо. Причем довольно небольшое число авторов, книги которых изданы в России в середине нулевых годов, смотрится прямо партизанским отрядом в тылу противника. Я их перечислю – вдруг кто-то не всех еще нашел и не все еще прочел. Читать далее «И животноводство: немного об абьюзе в рабочих отношениях.»

О деталях и частностях в контексте закономерностей.

“Мятеж не может кончиться удачей –
в противном случае зовут его иначе.”

Тезис этот дан нам в переводе Маршака, и не вполне корректном. Автор текста, некто Джон Харрингтон, человек непростого происхождения, удивительной судьбы и многих талантов, в оригинальном тексте употребляет термин “treason“, который вообще про другое. Для смысла, вложенного (а может, и вкравшегося, кто знает) при переводе, были бы более верными аналогами rebellion, или insurgency. И эти два слова требуют при употреблении сугубой осторожности, поскольку кроме прямого значения есть еще коннотация. И слова эти, оказавшись в Новом свете, ухитрились оную коннотацию поменять. Впрочем, Самуил Яковлевич, в отличие от меня знавший и любивший британский английский, наверняка понимал, что для англичан между treason, rebellion, и insurgency коннотационная разница пренебрежимо невелика. В отличие от американцев, которые четко разделяют rebellion и insurgency, считая первое если не одобряемым, то по крайней мере понятным и уважаемым, в отличие от второго. И от французов, которые готовы понять и почти принять insurrection, но совершенно не согласны понимать и принимать rebellion. Ситуация становится понятнее, если учесть что insurgency, или insurrection, кому как удобнее – это дело обычно групповое, а rebellion – одиночное. Читать далее «О деталях и частностях в контексте закономерностей.»

Абьюз, снова о вреде: театр одного актера.

Зависимое и саморазрушающее поведение. Сегодня разбираем этот формат отношений насилия. От прочих его отличает “сдвоенность” драматического треугольника: к имеющемся наружному добавляется внутренний, который человек отыгрывает сам с собой. Кроме книги Стивена Карпмана по теме можно почитать “Стыд, вина и алкоголизм” Роналда Поттера-Эфрона и “Аутоагрессия, суицид и алкоголизм” Дмитрия Ивановича Шустова. Впрочем, вектор и из названий рисуется достаточно четко. Остальными названиями я вас пугать не стану, специалисты эти книги и так давно знают, а людям непосвященным лучше все-таки почитать Карпмана, а если его мало, то еще “Сценарии жизни людей” Клода Штайнера. Читать далее «Абьюз, снова о вреде: театр одного актера.»

Абьюз: три источника, три составных части. Треугольник Карпмана-Берна.

Эрика Берна знают все. Ну то есть все о нем слышали. В 1964 году он написал книгу, о которой тоже все слышали: “Игры, в которые играют люди” – и все, кто вслед за ним начали развивать транзактный анализ, принялись описывать игры. (Другая книга Эрика Берна, “Люди, которые играют в игры”, написанная в 1972 году, сейчас считается второй частью “Игр” и не воспринимается как отдельный текст, но это заблуждение: книги вполне самостоятельные и вышли с разницей в 8 лет). Среди этих “всех” был и Стивен Карпман, который через четыре года выпустил свою книгу “Жизнь, свободная от игр”, в оглавлении которой перечислено столько дельного, что даже теперь она читается как свежая и актуальная. Боюсь, что “даже теперь” уже пора менять на “теперь особенно”, но вернемся к содержанию книги. Она посвящена описанию различных сценариев, в основе которых лежит “драматический треугольник”. Карпман выделил этот тип сценариев и написал об этом статью примерно одновременно с выходом “Игр” Берна, а через четыре года издал монографию, посвященную одному, правда очень распространенному, типу сценариев. Ему эта заметка и посвящена. Сейчас, набрав в поисковой строке нужные слова, вы прочтете массу всяких новых мыслей об этой старой схеме. К сожалению, они все будут хороши только теоретически.
Читать далее «Абьюз: три источника, три составных части. Треугольник Карпмана-Берна.»

Абьюз: прямой и косвенный вред.

В этом выпуске будет разобрана часть заблуждений, прямо связанных с вредом , получаемым участниками отношений насилия и их окружением, даже если это окружение не участвует в отношениях насилия прямо.
Самое распространенное заблуждение об отношениях насилия: “До тех пор, пока нет криминальных последствий, ничего страшного не происходит, все управляемо и обратимо”. Как и предыдущие, оно распадается на целый куст убеждений, но в этом случае связь не так очевидна. Смотрите.
Читать далее «Абьюз: прямой и косвенный вред.»

Про ****ский пароход.

Начну со старого и наверняка многим известного анекдота, анонсированного в названии.
Жена с любовником, муж звонит в дверь. Жена в панике.
— Господи! Как бы я хотела, чтобы всего этого не было!
— Я слышу тебя дочь моя! В этот раз я сделаю так, как ты желаешь, но изменишь еще раз – умрёшь.
— Конечно, это последний раз!
Яркая вспышка. Любовник исчезает и, благополучно перенесясь домой, забывает о женщине. Семья живет в любви и счастье. Через пять лет жена едет в отпуск одна, на курорте знакомится, завязывает роман. Отпуск кончается, трогательное прощание, он летит домой самолетом, у нее обратный билет на пароход, она благополучно отплывает – и вдали от земли корабль начинает тонуть. Женщина, конечно, вспоминает события пятилетней давности и обращается к Богу:
— Господи! И ради меня одной ты губишь столько невинных людей?
— Невинных? Да я вас, ****ей, на этот пароход пять лет собирал! Читать далее «Про ****ский пароход.»