О деталях и частностях в контексте закономерностей.

“Мятеж не может кончиться удачей –
в противном случае зовут его иначе.”

Тезис этот дан нам в переводе Маршака, и не вполне корректном. Автор текста, некто Джон Харрингтон, человек непростого происхождения, удивительной судьбы и многих талантов, в оригинальном тексте употребляет термин “treason“, который вообще про другое. Для смысла, вложенного (а может, и вкравшегося, кто знает) при переводе, были бы более верными аналогами rebellion, или insurgency. И эти два слова требуют при употреблении сугубой осторожности, поскольку кроме прямого значения есть еще коннотация. И слова эти, оказавшись в Новом свете, ухитрились оную коннотацию поменять. Впрочем, Самуил Яковлевич, в отличие от меня знавший и любивший британский английский, наверняка понимал, что для англичан между treason, rebellion, и insurgency коннотационная разница пренебрежимо невелика. В отличие от американцев, которые четко разделяют rebellion и insurgency, считая первое если не одобряемым, то по крайней мере понятным и уважаемым, в отличие от второго. И от французов, которые готовы понять и почти принять insurrection, но совершенно не согласны понимать и принимать rebellion. Ситуация становится понятнее, если учесть что insurgency, или insurrection, кому как удобнее – это дело обычно групповое, а rebellion – одиночное. Читать далее «О деталях и частностях в контексте закономерностей.»

Абьюз, снова о вреде: театр одного актера.

Зависимое и саморазрушающее поведение. Сегодня разбираем этот формат отношений насилия. От прочих его отличает “сдвоенность” драматического треугольника: к имеющемся наружному добавляется внутренний, который человек отыгрывает сам с собой. Кроме книги Стивена Карпмана по теме можно почитать “Стыд, вина и алкоголизм” Роналда Поттера-Эфрона и “Аутоагрессия, суицид и алкоголизм” Дмитрия Ивановича Шустова. Впрочем, вектор и из названий рисуется достаточно четко. Остальными названиями я вас пугать не стану, специалисты эти книги и так давно знают, а людям непосвященным лучше все-таки почитать Карпмана, а если его мало, то еще “Сценарии жизни людей” Клода Штайнера. Читать далее «Абьюз, снова о вреде: театр одного актера.»

Абьюз: три источника, три составных части. Треугольник Карпмана-Берна.

Эрика Берна знают все. Ну то есть все о нем слышали. В 1964 году он написал книгу, о которой тоже все слышали: “Игры, в которые играют люди” – и все, кто вслед за ним начали развивать транзактный анализ, принялись описывать игры. (Другая книга Эрика Берна, “Люди, которые играют в игры”, написанная в 1972 году, сейчас считается второй частью “Игр” и не воспринимается как отдельный текст, но это заблуждение: книги вполне самостоятельные и вышли с разницей в 8 лет). Среди этих “всех” был и Стивен Карпман, который через четыре года выпустил свою книгу “Жизнь, свободная от игр”, в оглавлении которой перечислено столько дельного, что даже теперь она читается как свежая и актуальная. Боюсь, что “даже теперь” уже пора менять на “теперь особенно”, но вернемся к содержанию книги. Она посвящена описанию различных сценариев, в основе которых лежит “драматический треугольник”. Карпман выделил этот тип сценариев и написал об этом статью примерно одновременно с выходом “Игр” Берна, а через четыре года издал монографию, посвященную одному, правда очень распространенному, типу сценариев. Ему эта заметка и посвящена. Сейчас, набрав в поисковой строке нужные слова, вы прочтете массу всяких новых мыслей об этой старой схеме. К сожалению, они все будут хороши только теоретически.
Читать далее «Абьюз: три источника, три составных части. Треугольник Карпмана-Берна.»

Абьюз: прямой и косвенный вред.

В этом выпуске будет разобрана часть заблуждений, прямо связанных с вредом , получаемым участниками отношений насилия и их окружением, даже если это окружение не участвует в отношениях насилия прямо.
Самое распространенное заблуждение об отношениях насилия: “До тех пор, пока нет криминальных последствий, ничего страшного не происходит, все управляемо и обратимо”. Как и предыдущие, оно распадается на целый куст убеждений, но в этом случае связь не так очевидна. Смотрите.
Читать далее «Абьюз: прямой и косвенный вред.»

Про ****ский пароход.

Начну со старого и наверняка многим известного анекдота, анонсированного в названии.
Жена с любовником, муж звонит в дверь. Жена в панике.
— Господи! Как бы я хотела, чтобы всего этого не было!
— Я слышу тебя дочь моя! В этот раз я сделаю так, как ты желаешь, но изменишь еще раз – умрёшь.
— Конечно, это последний раз!
Яркая вспышка. Любовник исчезает и, благополучно перенесясь домой, забывает о женщине. Семья живет в любви и счастье. Через пять лет жена едет в отпуск одна, на курорте знакомится, завязывает роман. Отпуск кончается, трогательное прощание, он летит домой самолетом, у нее обратный билет на пароход, она благополучно отплывает – и вдали от земли корабль начинает тонуть. Женщина, конечно, вспоминает события пятилетней давности и обращается к Богу:
— Господи! И ради меня одной ты губишь столько невинных людей?
— Невинных? Да я вас, ****ей, на этот пароход пять лет собирал! Читать далее «Про ****ский пароход.»

Абьюз: заблуждения и настоящее положение дел.

Самые распространенные сомнения и возражения по теме сводятся к нескольким идеям.

Насилие – это нормально.
– Насилие есть в любых отношениях, вопрос только в объеме и размере повреждений. С некоторыми люди соглашаются, потому что могут пренебречь ими ради каких-то выгод, против некоторых возражают. Главное – хорошо понимать, где грань;
– Частные отношения людей – это их частное дело. Посторонним в не следует вмешиваться;
– Абьюз – вымысел. Есть алкоголизм, наркомания, пристрастие к играм, беспорядочные связи – это реальные проблемы, а отношения людей включают в себя много разных аспектов, и до тех пор, пока пара (или группа) устойчива, не распадается, выбор стиля общения остается за ними; Читать далее «Абьюз: заблуждения и настоящее положение дел.»

Эмоциональная работа в условиях аврала и форс-мажора. Вебинар, которого потребовали обстоятельства.

Особенность авральных и форс-мажорных ситуаций в том, что на эмоции – на эмоции вообще – в них никогда нет времени. Говорить об эмоциональной работе, требующей одновременно контакта с эмоциями и способности осмыслять свои чувства, их причины и значение в контексте аврала на первый взгляд – сущее издевательство в особо циничной форме. Но опыт наблюдений за людьми, получившими экстремальный опыт, говорит, что эта работа, не сделанная вовремя, способна отравить жизнь куда сильнее, чем попытки, пусть и неуклюжие и неловкие, пусть и не вполне удачные, как-то переработать эмоции прямо по ходу проживания экстремальной ситуации. Больше того: эти попытки, даже если завершить их удалось только после окончания аварийной ситуации, обеспечивали предпринявшим их людям устойчивость, адекватность и адаптабельность, какой не могли похвастаться те, кто решил, что в аврале не до эмоций. Не говоря уже о тех, кто при виде аврала впал в эмоции, да так из них и не вышел.

На вебинаре будем разбирать, как найти время на эмоции, как не утонуть в них и не потерять возможности влиять на обстоятельства, где взять вторую голову, чтобы осмыслять свои переживания в то время, как первая разгребает аврал, и как совмещать решения, следующие из эмоций, с требованиями обстоятельств.

Вебинар состоится 03.05.20, в 20:00 по Москве(GMT+3). Стоимость участия – 1500р.
Заявить свое участие вы можете здесь

Абьюз: что это такое и почему с этой темой так сложно.

Абьюз, он же отношения насилия, в самых общих чертах, – это попытка решить свои задачи за чужой счет, невзирая на мнение того, за чей счет задачи планируется решить.

Поэтому у отношений насилия столько разных форм. И поэтому так трудно понять, оно это или еще нет. И поэтому настолько трудно это пресечь.

Внимание: в определении нет ни слова про намерения, про причины, про основания, про отягчающие или смягчающие обстоятельства. И не просто так это все не упоминается. А потому, что все упомянутое приводится, чтобы оправдать попытку решить свои задачи за чужой счет, невзирая на мнение того, за чей счет задачи планируется решить. То есть абьюз, он же отношения насилия. Читать далее «Абьюз: что это такое и почему с этой темой так сложно.»

Гид по абьюзу

Так вышло,что я пообещала вернуться к теме насилия в отношениях одной милой компании довольно молодых людей, не любящих читать много букв. Поэтому завтра я начну выкладывать краткий гид по отношениям насилия. Регулярность планирую раз в три дня, но прошу учитывать стоматологическую эпопею и не пугаться, если вдруг выкладка задержится.

Участие в обсуждении в виде вопросов приветствую, также буду рада ремаркам и добавлениям от коллег и смежников – социологи и соцработники (последние особенно), наркологи, психотерапевты (буде пожелают) и психиатры, вэлкам!

Попрошу воздержаться в комментариях от самораскрытий (вероятно, сюда придут читать новые люди, и к вашим самораскрытиям могут быть заданы не самые удобные вопросы).

Возражать можно, если хочется, но следует помнить, что на этой территории человек, активно продвигающий некоторые специфические идеи, может внезапно для себя превратиться из собеседника в предмет исследования. Ничего личного. Просто исследовательский интерес.

Отсылки к источникам в выкладках, безусловно будут, но нелюбителям много читать мое заранее сочувствие: книги я назову, а вот пересказывать их содержание не стану, иначе гид коротким не получится.

Первая выкладка сегодня или завтра. Радиостанция “Рагнарек-ФМ” продолжит вещание в прежнем режиме.

Про кошмар и жуть самоизоляции.

Если долго ехать на привычных автоматизмах то любой сбой оных даже на уровне вероятности будет вызывать всплеск тревожности. Но интереснее бывает, когда угроза осуществляется. Реализованная и осуществленная угроза автоматизмам рассматривается как Очень Высоко Вероятная – вот так, раздельно и со всех больших букв. Но ни в коем случае не как свершившийся факт. Дальше ужаса без конца мысль не идет, поэтому сознание замирает (вместо того, чтобы анализировать обстановку). Когда в подобном состоянии находится один человек, его очень жалко и хочется помочь. Когда в такой транс впадает одновременно миллионов десять, помогать бессмысленно. Жалеть, в общем, тоже. Читать далее «Про кошмар и жуть самоизоляции.»

Экстренное. Злободневное.

Ну что, дорогие друзья и читатели. Мы влипли на месяц, и за этот месяц надо суметь сохранить ясную голову и стабильное настроение. Ведь прошла только неделя этого феерического режима жизни, а некоторым уже тяжело. Отдельным некоторым тяжело настолько, что они видят в скандале с ближними – именно теми, с кем приходится делить замкнутое пространство – хороший способ улучшить себе настроение. Ну по крайней мере до реализации идеи видят, наверное. Иначе, наверное, постарались бы удержаться.

Я этот тезис уже высказала в частных беседах не раз, и в большей половине случаев услышала ответный понимающий хмык, не лишенный доли ехидства. Ну вы же понимаете, что круг общения и поле наблюдения не полностью совпадают, да? Но в нескольких случаях получила в ответ страдальческие стоны и вопли возмущения А как удержаться, когда <нужное вписать>, если <перечислить требуемое>?
Читать далее «Экстренное. Злободневное.»

О трудных временах и трудных людях.

Наш специфический регион, который с одной стороны провинция, а с другой в четырех часах езды от столицы, славен многими особенностями и нюансами, часть которых становится видна не сразу, а уж поверить в увиденное и осознать его тем более дано не всем. Детали, однако, есть прелюбопытные, и они даны нам, здесь живущим, в непосредственных ощущениях. Причем не только от коммуникации, иногда и от меньшего.

Общеизвестно, что южная часть Ленинградской области была оккупированной территорией с августа 1941 года по февраль 1944. Не менее общеизвестен факт существования партизанского штаба области и двух бригад, существовавших с сентября 1941 по весну 1944. Что это значит на практике, например, для моих сверстников? То, что в дошкольном детстве, например, можно было лопаткой в песочнице выкопать вполне живой трассер, не говоря уже о гильзах и осколках. А в школьном – пойти в лес по грибы и споткнуться об остов немецкого мотоцикла, брошенный в кустах… Читать далее «О трудных временах и трудных людях.»

Экстренное: события, новости и нервы.

Я о вирусе. Пока Италия тотально закрывалась на карантин, Ирландия, по слухам, переходит на работу из дома, в США, опять же по слухам, паника и сметание с полок всего, включая спички и мыло, Россия отчасти демонстрировала пофигизм, выдавая его за здравомыслие, а отчасти пыталась, хм, допустим, справиться со сложившимися обстоятельствами – например, так  – ситуация развивалась.
Начался всем известный цирк: перекидывания ссылок с мнениями друг другу ради перекидывания ссылок, растущий вал информационного мусора, дополнительно накручивающий и так порядком подросшую тревожность, обсуждения, громкие заявления “за всех” и прочие нервные жесты, не меняющие ситуацию, но ухудшающие обстановку прежде всего среди самих участников этого цирка. Сейчас, за два дня до закрытия шенгена и на фоне стремительного перехода на онлайн даже самых тормознутых, проявляются другие автоматизмы: народ пошел сносить с полок магазинов все подряд. Так и не включив голову, что характерно. Читать далее «Экстренное: события, новости и нервы.»

О прощении: краткий мануал в вопросах и ответах.

А о чем тут говорить вообще? Простить – это значит “проехали, забыли и больше не вспоминаем, живем как до того”.
Есть такой вид прощения, правда. Он лучше всего работает с детьми до трех лет. Его можно применять и в общении с глубокими стариками, у которых сенильные процессы подъели память и логику, и у которых совершенно очевидны и детская беспомощность и детское мышление, безжалостно указывающие на скорый финал. Но почему-то этот вид прощения встречается в основном в ожиданиях людей за тридцать и старше – вполне дееспособного возраста, полных сил и имеющих в доступе достаточно различных возможностей. Именно с ними такой способ простить приводит к гарантированному повторению ситуации, которую уже однажды пришлось прощать. Что характерно, они и сами хотят продолжать так прощать, несмотря на весь уже полученный опыт, и уверены, что их будут прощать именно так, несмотря на все уже встреченные последствия. Особенно интересно встречать такую версию прощения у коллег и смежников. Она обычно оказывается признаком и других интересных подходов к клиентским запросам, результаты которых для живых людей мне даже вчуже печально видеть, но это мое личное мнение, и его тут больше не будет. Читать далее «О прощении: краткий мануал в вопросах и ответах.»

Очевидное. О тайной ложе и явной лаже.

Иногда случаются разговоры, которые не просто шокируют, а повергают в шок коварно и внезапно. Собеседник вроде бы кажется вполне здравым и адекватным, а потом открывает вдруг рот – и вместо очередной необременительной реплики из него вываливается, допустим, теория телегонии. Или расовая теория. Или теория заговора. Она вообще вечнозеленая, и в отличие от двух предыдущих, уже успевших порядком протухнуть и заплесневеть, реально является сильномогучим колдунством.
Смотрите сами, как удобно: есть где-то далеко, отсюда не видно, некие могущественные и мудрые силы, против которых простому человеку слабо, и простые люди для этих могущественных тайных сил не более чем сырье в их планах. Планы конечно же тайные, поэтому простым людям нет смысла даже пытаться как-то планировать свою жизнь, и знаете, почему?
Читать далее «Очевидное. О тайной ложе и явной лаже.»